…А могли бы жить и жить

.

...А могли бы жить и жить

Ровно год назад под Ярославлем рухнул Як, перевозивший хоккейный «Локомотив». Погибла вся команда. Комиссия пришла к выводу, что причиной катастрофы самолёта стали ошибочные действия экипажа.

Причину личной катастрофы тренера волейбольной сборной не установить ни одной комиссии. Это ещё одна история человека, который должен был бороться за победы, но не смог побороться за собственную жизнь.

Капитанская точка

Теперь это просто строчки интервью капитана «Локомотива» Ивана Ткаченко. Глаголы будущего времени, которое не наступит. Точки, которые последние.

«Планы? Много разных, но не знаю, хватит ли у меня таланта. Я считаю, что если что-то делаешь, делать надо хорошо. А мне иногда страшно становится: лет в 35 уйдёшь из хоккея и окажешься в другой жизни, где ничего не знаешь».

Он ушёл в 31. И оказался на Леонтьевском кладбище Яро­славля. Там же, где и защитник Миша Баландин, нападающий Саша Васюнов, Паша Снурницын — совсем пацан, всего 19… Они рядом с капитаном, как и тогда, в самолёте, который не долетел до Минска, где «Локомотив» должен был играть первый матч сезона против «Динамо»… На Леонтьевское Леонид Владимирович с супругой ходят 2-3 раза в неделю. Уже целый год. Год без сына.

- Никогда больше не будет такого парня, — говорит он. — Даже подонки рядом с ним становились нормальными людьми.

Что Ваня — хоккеист от Бога, стало ясно в раннем детстве.

- Я его в три года поставил на лёд, и он поехал. Да как! Будто родился с коньками!

Ваня Ткаченко, 1987 г. Фото из семейного архива

В 6 лет вслед за старшим братом Сергеем Ваня пошёл в хоккейную школу «Торпедо».

- Никогда ни на что не жаловался. Бывало, стоим с ним зимой на остановке минут по 30, автобуса ждём, чтобы на тренировку поехать. А он ещё совсем клоп, но не пикнет, что замёрз…

Через несколько лет Ивану предложили первый контракт: хороший оклад, питание и жильё. И обманули.

- Возвращается он как-то ночью с очередной выездной игры: «Пап, дай поесть. Сутки на ногах, а ещё крошки во рту не было». От расспросов отмахнулся: мол, ничего страшного.

Только спустя несколько лет родители узнали от друзей, что на троих в команде выдавали две порции второго и одну — первого. Многие тогда не выдерживали, уходили. А Ваня продолжал играть.

Последние звёздные 10 лет в «Локомотиве» промелькнули как один день. Он стал подумывать о завершении карьеры. Не давало покоя и капитан­ство.

- Сначала вроде загорелся ролью капитана, а потом стал понимать, что это отвлекает. Однажды с ним разговорились, и Ваня неожиданно сказал: «Надо валить с должности!» Не хватало ему сил и эмоций на игру, после того как одного подгонишь, другого подбодришь, третьему замечание сделаешь…

[articles: 45714,45719]Накануне трагедии Иван будто что-то чувствовал.

- Шестого числа звонил мне… Сейчас уже даже не помню, о чём общались, но про себя тогда отметил, что никогда Ваня столько со мной по телефону не говорил… 7 сентября и следующие два месяца совсем не помню… А потом, как и все, из газет узнал, что сын переводил деньги больным детям.

Только два человека были в курсе, что Ваня занимался благотворительностью: один из них — друг, другой — сотрудник ледовой арены. Обоим Ткаченко запретил об этом рассказывать.

Последняя, кому успел помочь Иван, была 16-летняя девушка, умиравшая от рака. Денег на лечение не было. Её мама разместила в Интернете письмо-отчаяние: «Моя девочка очень хочет жить, быть счастливой, приносить радость окружающим. И каждую минуту я мысленно молю Бога не забирать её у меня…»

Девушку вытащили с того света, прооперировали в Германии на деньги Ивана. Потом Леонид Владимирович узнал, что сын пытался спасти восемь ребятишек. Шесть из них живы.

- Желание помогать у него было в крови. А с появлением собственных двух дочек, думаю, усилилось ещё больше.

С женой Мариной и дочками Сашей и Варей. Тогда он ещё не знал, что у него будет сын. Фото из семейного архива

Незадолго до авиакатастрофы Иван узнал, что жена Марина ждёт мальчика, наследника. Коле сейчас 7 месяцев. В семье очень надеются, что малыш тоже станет хоккеистом. Дедушка мечтает, что сможет тренировать внука в школе, которую сейчас строит в память о его отце.

- Это была идея Ивана — создать хоккейную школу на окраине города, чтобы отвлечь пацанов от улицы. Построить её для меня теперь — дело жизни. Недавно Ваня другу моему приснился, сказал, что у него всё хорошо, и просил продолжать начатое дело. Думаю, весной школу мы откроем.

Игроки погибшей команды снятся многим, кто их помнит и любит. Леонид Владимирович верит, что эти сны особенные.

- Девчушка одна есть — сотрудница ледовой арены. Она хоккеистам форму стирала и гладила. Как-то ночевала на работе… Ей приснился Андрей Кирюхин, нападающий. Ему было 24. Во сне он отвёл её на солнечную поляну, где она увидела всех ребят. Весёлых и живых.

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*