А права-то где? Потребители оказываются у разбитого корыта, даже выигрывая суды

.

А права-то где?<br />
Потребители оказываются у разбитого корыта, даже выигрывая судыЗачем нужен Роспотребнадзор?

«АиФ»: — В нашей стране действуют техрегламенты на продукты питания, но в независимых экспертизах «АиФ» не раз выявлял нарушения. Кто должен контролировать то, что мы едим?

П.Ш.: — Должен Роспотребнадзор, но у него на это нет ни сил, ни желания. Во-первых, необходимы массовые жалобы по­требителей — по своей инициативе служба вправе проверять продавца только один раз в три года. Во-вторых, внеплановую проверку надо согласовывать с прокуратурой, а та часто отказывает — мол, здоровью по­требителя данное нарушение не угрожает. Ну и наконец, штраф за нарушение совершенно несопоставим по размеру с получаемой нарушителем выгодой от обмана потребителей. Несложно заплатить и обманывать дальше! Наше государст­во уникально в ограничении соб­ственного права следить за соблюдением законов на потреб­рынке — ни в одной развитой стране такого нет! Сегодня очевидно: запретив своим службам «кошмарить» бизнес, оно отдало потребителей на произвол бизнесменов.

«АиФ»: — Призывы жаловаться в Рос­потребнадзор удивляют — эта служба ни разу не ответила на
запрос нашей газеты. Он хоть кому-то реально помог?

П.Ш.: — На самом деле Роспотребнадзор ведёт немалую работу по защите прав потребителей на уровне федерального законодательства. Но ведомство «не заточено» на помощь десяткам тысяч конкретных людей, чьи права нарушают каждый день.

 

[articles: 43438, 39599]

 

Раньше этим занимались муниципальные органы по защите прав потребителей, но в начале 2000-х их ликвидировали. Сейчас в общественные объединения потребителей ежегодно обращаются не менее 500 тыс. человек. Без господдержки мы уже не справляемся с таким наплывом! Между тем в Евросоюзе именно такие организации по госконтрактам оказывают бесплатную (!) правовую помощь.

Государству важны не мы

«АиФ»: — Часто говорят, что законы в РФ так невыгодны для потребителя, поскольку их принятие лоббируют бизнесмены…

П.Ш.: — И это так! Во всех цивилизованных странах принят закон о лоббизме. Главное в нём — тот, кто продвигает за вознаграждение чьи-то законные интересы, должен зарегист­рироваться в качестве профессионального лоббиста. Тогда он вправе общаться с теми, от кого зависит принятие нужного его заказчику решения. А без консультаций с представителями Европейской организации потре­бителей в Европарламенте сейчас не принимается ни один закон, затрагивающий потребительские интересы. Но, увы, не у нас.

«АиФ»: — Один из примеров — последняя редакция перечня товаров, запрещённых к обмену и возврату. Ни телефон, ни утюг в магазин нельзя сдать, даже если они не работают. Где смысл?

П.Ш.: — Только в ремонт, как в советское время! Причём длиться он может до 45 дней. Доля таких товаров по новому списку уже сейчас выросла вдвое и будет увеличиваться. Это яркий пример того, как чиновники отдают приоритет интересам предпринимателей — производителям техники в данном случае. Споры по поводу списка продолжались несколько лет, но на все свои предложения мы даже не получили внятного ответа. В результате решение, затрагивающее интересы каждого потребителя, было принято кулуарно.

Скучно? Посудись!

«АиФ»: — Одна за другой банкротятся туркомпании — люди теряют день­ги. Насколько я знаю, за моральный ущерб никто выплат так и не получил. Что нужно сделать, чтобы защитить туристов?

П.Ш.: — Выплат за моральный ущерб в этой сфере не бывает — дай бог вернуть свои деньги. Наши суды редко оценивают моральные страдания выше 5 тыс. руб. Нужно как можно скорее принять закон, обязывающий участников рынка создавать саморегулируемые организации (СРО), которые будут нести ответственность по их непогашенным обязатель­ствам перед потребителями, — это единственный реальный выход.

«АиФ»: — Люди готовы отстаивать потребительские права в суде, вот только незадача: решения судов редко исполняются. Почему?

П.Ш.: — В некоторых регионах, например в Татарстане, Омской области, из десяти решений судов в пользу потребителей выполняются два-три. Для приставов исполнение по таким делам не входит в число отчётных показателей.

«АиФ»: — Есть примеры, когда люди тратили на экспертизу и услуги юристов больше, чем им присудили как потерпевшим. Стоит ли искать правду себе в убыток?

П.Ш.: — Это парадоксы нашей страны: такая помощь должна оказываться бесплатно. Обязанность государства — обеспечить законность отношений на рынке!

«АиФ»: — В «АиФ» № 4 наша экспертиза выявила, что половина творога в пачках — фальсификат на пальмовом масле. Мы могли бы подать в суд на производителей?

П.Ш.: — Могли бы, но успеха не добиться. Судья сам назначит экспертную организацию для повторной экспертизы и обяжет ответчика представить образцы оспариваемой продукции. Если он не ленив, то изготовит для судебной экспертизы немного настоящего творога, и анализы это подтвердят.
 

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*