Акции падают

.

Акции падают

Хотя организаторы получили в своё распоряжение «козырное» место — Новый Арбат, по которому проходит правительственная трасса, со­брать заявленное число участников им так и не удалось. Очевидно, что митинговая активность сходит на нет.

Как и предыдущий митинг на Пушкинской площади, этот закончился задержанием некоторых активистов, решивших продолжить мероприятие в несанкционированных формах. Эксперты считают, что такое поведение радикалов лишь оттолкнёт от подобных акций законопослушных граждан, и без того сомневающихся: а надо ли и дальше ходить на площади? То, что протест потихоньку сдувается, признают даже сами его участники. «Митинг потерял тот драйв, который был раньше», — написал после новоарбатского стояния один из блоггеров. «Выходить каждую неделю, как у нас некоторые горячие головы предлагают, — это приестся, люди устанут», — признаёт Владимир Рыжков. «Я считаю, что определённый трёхмесячный цикл на этом закончился» — таково мнение Сергея Пархоменко. «Время весёлых флешмобов прошло, протест­ные настроения будут структурироваться», — утверждает Леонид Парфёнов. А Эдуард Лимонов подытожил по-своему: «Капут есть капут. Буржуазная революция в России не состоялась».

«Одна проблема оппозиции связана с лидерами, другая — с идеями, — комментирует Владимир Бурматов, завкафедрой политологии и социологии РЭУ им. Плеханова. — За несколько месяцев высокой протестной активно­сти в её стане не по­явилось ни одного человека, который мог бы говорить от лица всех протестующих. На митингах либералы освистывали националистов, а националисты — Шендеровича, Акунина и Каспарова, крича им обидные слова по поводу их национальности, и т. п. Сильнее, чем Путина, эти люди ненавидят только друг друга. Стоит кому-то высунуться на полвершка, как «товарищи по борьбе» ему сразу же «сносят полбашки». Скажем, как только Удальцов пошёл в Госдуму на слушания по законопроекту о политической реформе, его начали обвинять в продажности и сделке с Кремлём. Онлайн-трансляции оргкомитета митингов превратились в какое-то шапито-шоу. Люди не могут договориться даже по поводу названия акции, а что же будет, если они возьмут власть?

Нажмите для увеличения

С идеями у оппозиции дела обстоят и того хуже. Три месяца раскачивали тему честных выборов — а дальше-то что? Путин победил, и протест перестал быть модным. А они продолжают биться с «коллективным Чуровым» образца декабря 2011 года, хотя коллективный Чуров сегодня уже совсем другой. Это глазок веб-камеры на избирательном участке и 10 млн наблюдателей по ту сторону Сети. Этот коллективный Чуров внимательно следил за ходом выборов и не нашёл там серьёзных нарушений. Атаковать персонально Чурова три месяца назад было удобно, но атаковать миллионы наблюдателей — дело неблагодарное.

Чтобы протест жил, он должен непрерывно шириться. Но ничего более масштабного, чем первые митинги на Болотной и Сахарова, собрать уже невозможно. При этом организаторы акций почему-то постоянно задирают планку. Зачем было подавать заявку на 50 тыс. на Новом Арбате, зная, что придут в лучшем случае 10 тыс.? Получился громкий провал, хотя на самом деле и 10 тыс. протестующих — не так уж мало. Зачем сейчас анонсировать на Первомай протестный «марш миллионов», понимая, что и 10 тыс. на него уже не придут?»

                                                               

Опрос

Оппозиция сделала ряд ошибок, говорят эксперты. Она не смогла преодолеть инерцию протеста против итогов думских выборов, хотя президентская кампания требовала уже другой повестки дня. Она оттолкнула даже часть своих сторонников-интеллектуалов рассуждениями о том, что все голосующие за Путина — «быдло» и «тупицы», что представители творческой интеллигенции, посмевшие поддержать премьера (Хаматова, Фрейндлих и др.), — все как один «продажные»… «Протестное движение находится в поиске новой цели, — считает Валерий Фёдоров, гендиректор ВЦИОМ. — Радикальные методы, предложенные Навальным и Удальцовым, многих (особенно гламурную часть нашей оппозиции) отпугивают, так как власть продемонстрировала готовность пресекать любые несанкционированные акции.

В большинстве своём на площади выходят вменяемые и законопослушные люди, которые никаких революций не хотят. Но даже мирные акции вдохновляют всё меньше народа. По опросам, три месяца подряд в стране снижается готовность людей выходить на улицы. Происходящее в столице — сугубо московская история, в которую вовлечены от силы 100-150 тыс. человек. В масштабах 143-миллионного населения России это очень узкая тусовка. По сути, такое политическое гетто. Не всем хочется в нём и дальше находиться, постепенно часть людей будет оттуда уходить. Кто-то увлечётся теорией малых дел — пойдёт, например, на выборы в местные советы и т. п., кто-то уйдёт из политики вообще, кто-то будет ныть о том, что «страна конченая», надо из неё «валить», так как нет никаких перспектив, а кто-то пойдёт по пути, предложенному властью, — будет создавать партии и участвовать в легальной борьбе. Например, В. Милов и В. Рыжков уже активно в этот процесс включаются. Осенью в ряде регионов пройдут выборы мэров городов, депутатов региональных парламентов. Будет где приложить свои усилия».

 

 

 

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*