Альтернатива попсе. Группа «Аквариум» отмечает 40-летний юбилей

.

Альтернатива попсе.<br />
Группа «Аквариум» отмечает 40-летний юбилей«Не верю в митинги»

«АиФ»: — Борис Борисович, на сайте группы я обнаружил, что вы празднуете не 40, а 4000 лет. Это ошибка?

Б.Г.: — Историки по-разному оценивают, сколько нам лет. (Смеётся.) Знакомые археологи рассказывали, что среди древних свитков Мёртвого моря нашли тогдашний райдер (технические и бытовые требования. — Ред.) «Аквариума». В конце концов, какая разница? Главное — сколько я себя помню, «Аквариум» есть или должен быть. С самого рождения меня не покидает ощущение ликования и восторга, которые есть в музыке. Поэтому когда мы сами стали ею заниматься, то исходили из этих понятий.

«АиФ»: — Но у вас есть и печальные песни тоже.

Б.Г.: — Да, но, когда я их пою, на самом деле испытываю боль. Поэтому они действуют. А
когда люди поют, не переживая в этот момент того, о чём поют, мне делается скучно. Мне кажется, они халтурят, «бубнят». А хочется, чтобы тот, кого я слушаю, делился со мной подлинной энергией и радостью.

«АиФ»: — Почему сегодня так много «бубнёжа» и почти нет позитивных музыкальных открытий?

Б.Г.: — Мне кажется, что музыка сейчас временно теряет роль выразителя коллективной души человечества. Она перестала быть чем-то главным для большин­ства людей. Раньше у всех моих друзей музыкальный центр был серд­цем дома. А сейчас многие используют музыку как звуковые обои для компьютера.

 

Опрос

«АиФ»: — 6 апреля «Аквариум» даст большой концерт в «Крокусе». Судя по афишам, в Москве вы довольно частые гости.

Б.Г.: — Да, у нас бывает за год 5-6 выступлений в столице. Я люблю Москву. Сейчас мы играем большие «юбилейные» концерты, и мне это страшно нравится. А когда надоест, опять будем играть акустические концерты в маленьких клубах. Для меня это более естественная форма жизни.

 

1987 год. Фото russianlook.com

«АиФ»: — Вы часто отвечаете на записки в зале. Людей стала больше интересовать политика?

Б.Г.: — Как только выезжаешь за пределы Садового кольца, выясняется, что остальная Россия не интересуется политикой. Ни с какой стороны. За два месяца гаст­ролей по Сибири и Уралу «про политику» у меня ни разу не спросили. И этот феномен москвичу сложно понять. Москва — это особый уклад жизни, имеющий отношение не столько к России, сколько к структурам власти и моды. Москва не интересуется «провинцией», а большая часть России, кажется, считает, что Москва ей абсолютно не нужна.

«АиФ»: — А о митингах протеста вы что думаете?

Б.Г.: — Много моих любимых друзей принимает в них самое живое участие. Я же — увы! — не очень верю в действенность митингов.

«АиФ»: — Но эти протесты заставляют власть задуматься…

Б.Г.: — Боюсь, что власть не задумывается. Государство — это система, занятая только собственным выживанием. Не только в России, но и во всём мире. Людям я могу верить; машинам верить бессмысленно.

«Чего не сделаешь за чирик»

«АиФ»: — Вы против «оранжевой революции»?

Б.Г.: — После «оранжевой революции» какое-то время казалось, что Украина становится частью Европы, но потом власти скатились к такой нелепости, что потеряли доверие собственного народа. В Киеве мне несколько раз приходилось видеть политические теледебаты… это удивительно напоминало перебранку на рынке. Без уважения к человеческому достоинству другого человека демократия невозможна.

«АиФ»: — Вы как-то сказали, что наш шоу-бизнес — «довольно гнилое пространство»…

Б.Г.: — Я не имею права судить о нашем шоу-бизнесе, потому что не знаю его. И знать не хочу. Один мой знакомый ударник любил приговаривать: «Чего не сделаешь за чирик». Эти слова во многом определяют культурную политику России. Культура отдана на откуп торговцам. Что, с моей точки зрения, — преступление против собственного народа.
Этому должна быть альтернатива. И «Аквариум» по мере сил пытается предоставлять её все эти 40 лет.
 

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*