Арктический хлам

.

Арктический хлам

Чтобы выиграть эту борьбу, Россия приступила к… генеральной уборке региона.

На Землю Франца-Иосифа, самую северную территорию России, от которой до полюса рукой подать, высадился десант чиновников, экологов и журналистов. Цель — посмотреть, как идёт «генеральная уборка» Арктики от накопившегося там мусора. В этом десанте находился и корреспондент «AиФ». Его вывод: убираться здесь придётся не один год.

Остатки «щита» ПВО

Лететь из Архангельска до Земли Франца-Иосифа три с половиной часа, почти строго на север. Особенность перелёта в том, что вы до конца не можете быть уверены, что самолёту удастся там сесть. Причина — в постоянно меняющихся метеоусловиях. Густые туманы, низкая облачность, осадки и сильные ветра — ежедневная погодная реальность этого заполярного архипелага. В нём, к слову, насчитывается 191 остров, но люди живут только на двух. А взлётно-посадочная полоса вообще есть лишь на одном — острове Земля Александры, где находится погранзастава «Нагурская». Нужно ли говорить, что это самая северная погранзастава России?

Сразу по прибытии в Архангельск нам сообщили: лететь на Землю Франца-Иосифа нельзя. Сейчас из-за тумана видимость там не превышает 300 метров, плюс крайне низкая облачность. Пришлось ждать до утра. Но и утром ситуация не улучшилась. «Такая обстановка может сохраняться на протяжении всего дня. Никакой гарантии дать не можем», — заявили в метеослужбе аэропорта. Однако через пару часов обнадёжили: туман немного рассеялся.

«Летим!» — засуетились члены делегации во главе с первым вице-президентом Русского географического общества Артуром Чилингаровым. И вскоре АН-74 — самолёт, создававшийся специально для условий крайнего Севера – оторвался от взлётно-посадочной полосы.

Воображение рисовало фантастические пейзажи, которые ждут нас на Земле Франца-Иосифа. Скалы, подёрнутые мхом, айсберги, ледники, солнышко и лёгкий бриз… Когда самолёт сел (а из-за тумана, всё-таки вернувшегося на острова, АН-74 заходил на посадку трижды и пилоты уже собирались было возвращаться в Архангельск), нашему взору предстала совсем иная картина. Хмурое небо, затянутое облаками, порывистый ледяной ветер, вокруг плоская равнина, а под ногами — грязное месиво вперемешку с камнями. И абсолютно никакой растительности! Унылую картину дополняли многочисленные ржавые бочки, валяющиеся тут и там. Бочки были везде, и по мере приближения к побережью их концентрация на единицу поверхности лишь возрастала. Виднелась и бесхозная техника — трактора, вездеходы, автомобили… А руины каменных и деревянных строений окончательно делают окружающую реальность похожей на какую-то техногенную аномальную зону. Своего рода арктический «пикник на обочине».

Откуда же этот мусор? Почти весь он — наследие холодной войны, а точнее — деятельности наших Вооружённых Сил, которые создавали на островах Северного ледовитого океана «щит», призванный спасти страну в случае воздушной агрессии. В том, что США будут наносить ядерный удар именно через полярную область, тогда не сомневались. «С 1940-50-х годов  в Арктике начали появляться военные базы, в первую очередь базы ПВО, строились аэродромы, локаторные станции, — поясняет Артур Чилингаров. — Это была огромная инфраструктура, которая щедро снабжалась, в том числе топливом и другими горюче-смазочными материалами. Топливо завозили в бочках, так было проще всего. В начале 90-х военные ушли из Арктики, здесь остались только пограничники. Забрали всё самое ценное, а ненужную технику и бочки с топливом бросили».

Общее количество бочек на островах архипелага неизвестно, но приблизительно оценивается в 65 тыс. штук. А масса скопившегося здесь мусора — в 78,5 тыс. тонн. «Лидером, бесспорно, является остров Земля Александры, где мы с вами в данный момент находимся. А также остров Греэм-Белл, сейчас необитаемый, но ранее размещавший крупнейшую в западной Арктике базу ПВО, — уточняет Роман Ершов, директор национального парка «Русская Арктика». — Из многих бочек уже вытекают нефтепродукты, они попадают в море. Другими опасными видами загрязнения являются тяжёлые металлы и стойкие соединения, связанные со строительными и бытовыми отходами, остатки авто- и авиатехники, радиоэлектронной аппаратуры, аккумуляторов и другого металлолома».

Есть среди металлолома и настоящие раритеты — бочки времён нацисткой Германии. На них видны выбитые на немецком надписи, где без труда можно найти слово Wehrmacht. Фашисты держали на острове метеостанцию. И первыми, выходит, начали его загрязнение.

 

Фотогалерею помойки, в которую превратилась земля Франца-Иосифа, смотрите здесь »

 

 

Блин из бочки

Два года назад Землю Франца-Иосифа посетил Владимир Путин (помните видеосюжет, как он снабжает ошейником белого медведя?) и возмутился: сколько можно терпеть эту «помойку»? Не пора ли провести в Арктике «генеральную уборку», ведь это наша земля? Министерство природных ресурсов и экологии взялось за работу — выявило основные объекты загрязнения и разработало программу по их ликвидации. И вот этим летом на Землю Франца-Иосифа высадилась экологическая экспедиция. За месяц работы она уже подготовила к вывозу около 18 тыс. бочек.

На берегу бухты Северной под открытым небом оборудован необычный завод. Здесь у каждой бочки срезают электроножницами крышку, сливают, если оно там есть, содержимое (не на землю, разумеется), а затем факелом выжигают остатки нефтепродуктов. После этого бочку помещают под 45-тонный пресс и сжимают, словно пустую жестяную банку. Получившийся «блин» отправляется на склад металлолома, которого накопилось уже более 3,5 тыс. тонн. «Рядом оборудовали причальную стенку. Скоро придёт баржа, на которую мы весь этот хлам погрузим, — Александр Шадрин, начальник полевой партии, обводит рукой 6-метровую груду металлолома. — Рассчитываем в этом году отправить две баржи, вывезти на материк 8 тыс. тонн мусора. Столько же в следующем».

На вопрос, что же будет с «хламом» в дальнейшем и не продолжит ли он просто-напросто гнить где-то в другом месте, Александр Орлов, руководитель экспедиционного центра Русского географического общества, отвечает: «Большинство бочек в хорошем состоянии, они будут отданы на переплавку. Вырученные средства передадут государственному заказнику «Земля Франца-Иосифа», они пойдут на работу исследователей, восстановление экосистемы и популяции белых медведей. Конечно, технологию утилизации можно и нужно модернизировать. Например, что делать с ядовитыми веществами? Обычно сжигают. Но чтобы они при этом не превратились в опасные диоксины, сжигать надо в плазменной дуге при температуре за 1000оС. Такие печи планируется использовать в следующем году».

А министр экологии и природных ресурсов Сергей Донской обращает внимание на то, что этот проект пилотный и его будут улучшать: «Есть планы ускорить работы, не растягивать их на десяток лет. Думаем завозить сюда больше утилизирующих аппаратов, форсировать рекультивацию грунта. Главное, что мы усвоили: нельзя одновременно делать что-то хорошее для своих потомков и при этом оставлять им то, что впоследствии станет для них же, потомков, огромной проблемой. Ведь Земля Франца-Иосифа — лишь небольшая частичка арктической «свалки». Всё побережье Северного ледовитого океана замусорено. И этот хлам надо убирать».

На «генеральную уборку» выделено 650 млн рублей, и это только на 2012 год. Сколько же времени уйдёт на то, чтобы привести в порядок всю территорию русской Арктики, сказать абсолютно невозможно. Не исключено, что делать это придётся не одному поколению россиян. К грандиозным проектам нам не привыкать.

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*