АвтоХЛАМидиоз

.

АвтоХЛАМидиоз

Пока столичные власти ищут любые участки земли для устройст­ва новых парковок, уже существующие стояночные места медленно, но верно зарастают брошенными машинами. Перед 1 сентября с территорий, прилегающих к школам, эвакуировали 1,8 тыс. «ничьих» автомобилей. Но это капля в море московского автохлама.

Оккупация дворов

«В нашем дворе на Одесской улице уже два года обитают три автомобиля, как говорится, без признаков жизни, — пишет нам москвичка Елена Грачикова. — Эти «автотрупы» занимают драгоценные парковочные места, мои звонки в ГУ ИС с просьбой решить проблему остались безрезультатными. Мне что, самой искать владельцев этих колымаг и взывать к их совести?» Своё кладбище железных коней есть практически в каждом дворе. по оценкам независимых экспертов, автохлам занимает до 20% парковочных мест в городе. Одни просто стоят с полуспущенными колёсами, от других остался только ржавый остов без стёкол, двигателя и всех остальных частей, которые можно открутить.

[articles: 50567]В бывших машинах пьёт пиво молодёжь и прячутся бездомные животные, летом они служат домом для бомжей, а зимой превращаются в снежные сугробы. Кстати, в одном из дворов ЮЗАО брошенные «Жигули» несколько лет подряд становились каркасом для снежной горки. Большинству хозяев автохлама откровенно всё равно, что происходит с их собственностью. Зато не всё равно тем, кто живёт в окрестных домах. Самыми активными борцами с брошенным транспортом являются автовладельцы и мамы несовершеннолетних детей. Первых возмущает, что из-за неизвестных пофигистов им приходится парковаться вдоль проезжей части, а не около подъезда, вторые боятся, что любопытные отпрыски поранятся, исследуя металлолом.

Жалоб много, а толку чуть?

«Самостоятельно искать владельцев автохлама бесполезно, — говорит Сергей Канаев, президент Федерации автовладельцев России. — Ну найдёте вы их, попросите или потребуете убрать останки машины, чтобы освободить парковочное место для других водителей. А в ответ вы сами знаете, что услышите. Хозяева развалюх слишком хорошо знают, что им ничего не грозит. Зачем тратить на утилизацию от 3 тыс. руб., если можно просто бросить машину под домом и делать вид, что всё в порядке? Некоторые владельцы надеются, что развалюха может ещё пригодиться (например, если продать её на запчасти, отдать родственникам и т. д.), кто-то использует железного коня как бесплатную камеру хранения».

Позвольте, разве законом разрешено устраивать на придомовой территории свалку? Разве нет городской службы, которая обязана вывозить автохлам на штрафстоянки или на подмосковные полигоны для утилизации? Весной этого года московские чиновники призвали горожан активно бороться с железными «корытами» во дворах и сообщать о них на «жалобный» портал www.dorogi.mos.ru. Когда число заявок от возмущённых жителей всего за несколько недель перевалило за тысячу, стало ясно — собирать информацию портал готов, а вот оперативно решать проблему автохлама не способен.

Сейчас приём жалоб по этой теме вообще закрыт, и, если вы хотите пожаловаться на брошенную машину, придётся действовать по старинке. А это значит — обращаться в управу. Она свяжется с местными инженерными службами, которые ведают московскими дворами, должны искать нерадивых владельцев и решать судьбу «сирот» на колёсах. Также можно пожаловаться на «горячую линию» ОАТИ — Объединения административно-технических инспекций г. Москвы (по тел.: 8 (499) 264-96-81; 8 (495) 690-77-33 или по эл. почте ook@oati.mos.ru). В прошлом году в принудительном порядке было вывезено почти 19 тыс. брошенных автомобилей, но около 300 тыс. машин так и «живут» во дворах. Что же мешает одним махом очистить Москву?

Год — на ожидание хозяина

«Требовать от надзорных органов эвакуировать разукомплектованный транспорт сразу после поступления жалобы бессмысленно, — объяснил «АиФ» Леонид Ольшан­ский, вице-председатель Союза автомобилистов России. — В 35-й статье Конституции РФ написано чёрным по белому: изъятие любого имущества возможно только по решению суда. Признать бесхозным автомобиль имеет право только судья и только через год, после того как автохлам был поставлен на учёт как потенциальное БРТС (брошенное и разукомплектованное транспортное средство).

Чтобы навести порядок с автохламом и ускорить процесс его эвакуации из столичных дворов, невозможно обойтись распоряжениями на городском уровне. Помните, как долго и трудно повышали штрафы за неправильную парковку? Пришлось через Госдуму вносить поправки в Административный кодекс! Тот же самый путь надо пройти и с автомобильным металлоломом. На данный момент в федеральном законодательстве нет даже чёткого определения брошенного автомобиля».

Отсутствие ясных критериев, по которым металлолом можно отличить от просто старой машины, требующей починки, привело в июле этого года к анекдотичной ситуации: разнорабочие, которые подметают столичные дворы, по своему усмотрению выбирали в них машины не на ходу и засовывали им под дворники листовки. В бумажках владельцам нормальных автомобилей предлагалось за 5 суток привести имущество в порядок, иначе оно будет эвакуировано на штрафстоянку.

Кстати, если в ближайшую сессию Госдума не примет поправки по поводу автохлама (обсуждение соответствующего законопроекта запланировано на эту осень), металлолом займёт значительную часть спецстоянок, куда свозятся машины, припаркованные с нарушениями ПДД. Ведь если у автомобиля есть хозяин, по закону без его разрешения утилизировать старую машину нельзя. Она будет стоять мёртвым грузом, потому что выкупить её владелец вряд ли соберётся. Плата за постой часто оказывается больше, чем сумма, которую можно выручить за железного коня, продав его на запчасти или на металлолом. Конечно, москвичам приятнее знать, что автохлам стоит на спецстоянке, а не под их окнами, но ведь на место увезённого автомобиля завтра могут поставить другого «долгожителя». И снова нач­нётся долгая история с поиском хозяина, заведением дела в суде и признанием машины брошенной.

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*