Баграт Алекян: «У врачей есть 90 минут, чтобы спасти пациента»

.

Баграт Алекян: «У врачей есть 90 минут, чтобы спасти пациента»

Насколько подобные хирургические вмешательства распространены в нашей стране и что делается для того, чтобы они стали доступными?

Слово председателю Российского научного общества специалистов по рент­генэндоваскулярной диагностике и лечению, руководителю отделения рентгенэндоваскулярной диагностики и лечения Научного центра сердечно-сосудистой хирургии им. А. Н. Бакулева Баграту Алекяну.

Не упустить время

«АиФ. Здоровье»: – Баграт Гегамович, впервые операцию по расширению коронарного сосуда провели в конце 70‑х гг. Сейчас эта технология уже поставлена на поток во многих странах мира, благодаря чему удалось спасти уже миллионы пациентов…

Б.А.: – Да, это действительно так. Но важнейшим фактором для успеха таких операций является время. Чтобы предотвратить развитие инфаркта, у врачей есть всего лишь час-полтора. А это значит, что при возникновении загрудинной боли человек должен не терпеть ее, а незамедлительно вызывать «скорую». Причем бригада медиков должна срочно доставить больного не просто в ближайшую больницу, в обычное отделение кардиологии или терапии, а в специализированный центр, оснащенный рентгенэндоваскулярной установкой, где человеку будет немедленно имплантирован стент.

                                                               

Наша справка

Эндоваскулярная операция, спасшая жизнь многим пациентам, выглядит приблизительно так: через крошечный прокол в запястье или в паху вводится катетер, через него в суженный сосуд устанавливается специальный стент – металлическая сетчатая трубка. Этот стент восстанавливает просвет тромбированного сосуда, возобновляя нормальный кровоток. Буквально на 2–3-й день пациента выписывают домой.

«АиФ. Здоровье»: – Насколько эта операция распространена у нас в России?

Б.А.: – По статистике, 53% жителей у нас в стране умирают от сердечно-сосудистых заболеваний. Одна из самых распространенных причин смерти – ишемическая болезнь сердца, когда из-за поражения артерий, снабжающих сердце, полностью или частично нарушается крово­снабжение миокарда, мышечной ткани сердца.

По данным Миздрава РФ, в России 600 тысяч больных с острыми состояниями госпитализируются в обычные больницы. И только 25 тысяч подвергаются эндоваскулярным процедурам, то есть лишь 4,5%, а остальные 95% пациентов не получают помощи в нужном объеме. Мы должны эти цифры поменять местами, иначе о снижении смертности от ишемической болезни сердца говорить не приходится.

Программа в действии

«АиФ. Здоровье»: – Есть ли надежда, что положение дел с подобными операциями в России будет меняться к лучшему?

Б.А.: – Несколько лет назад ситуация с помощью кардиологическим больным была просто катастрофической. В последние четыре года государство выделило огромные средства на лечение пациентов с острым коронарным синдромом, реализуется программа по созданию специализированных сердечно-сосудистых центров для лечения больных с острым инфарктом миокарда и острым инсультом. В 50 российских регионах такие центры уже есть, а к 2013 году они будут уже во всех 83 субъектах РФ.

«АиФ. Здоровье»: – Удовлетворены ли вы темпами, которыми продвигается новая технология лечения ишемической болезни сердца в нашей стране?

Б.А.: – Сегодня в России существует 181 центр, где выполняются такие процедуры. Мы имеем 306 рентгенооперационных, хотя еще в 2004 году их было всего 100. И если в 2004 году у нас было сделано 12 тысяч рентгенэндоваскулярных операций, то спустя 7 лет эта цифра увеличилась в 8 раз: в прошлом году прооперировано 90 тысяч больных. Причем из них 62 тысячам проводилась эндоваскулярная операция именно по поводу ишемической болезни сердца. Из этих 62 тысяч операций 25 тысяч мы провели при остром коронарном синдроме. Это почти 40%. А ведь совсем недавно, в 2005 году, при остром коронарном синдроме мы делали всего лишь 4 тысячи операций – в 6 раз меньше. Конечно, мало, но динамика обнадеживает.

Опыт других стран

«АиФ. Здоровье»: – Темпы роста действительно хорошие. Но можем ли мы сравнить наши успехи в области эндоваскулярного лечения больных ишемической болезнью сердца с достижениями ведущих стран мира?

Б.А.: – Конечно, мы отстаем не только от лидирующей в этой области Америки, но и от Европы. И все же 10 лет назад мы делали всего 4 тысячи эндоваскулярных коронарных вмешательств, а сегодня их количество возросло более чем в 15 раз! По нашим расчетам, если ежегодно мы будем увеличивать количество таких операций на 20–25%, то через 7–8 лет дойдем до среднеевропейского уровня, что крайне важно для всех нас, ведь речь идет о жизни наших людей.
Кстати, на первом месте в Европе по оказанию помощи больным сегодня находится Чехия. А ведь эта маленькая страна с населением 9 млн жителей 15 лет назад была на уровне России в области здравоохранения. Чехи смогли создать эту программу, и теперь 92% граждан этой страны с острым коронарным синдромом поступают в специализированные центры, где им проводят эндоваскулярную операцию.

«АиФ. Здоровье»: – А есть ли у нас резервы, чтобы сократить этот разрыв?

Б.А.: – В России уже достаточно много рентгенэндоваскулярных операционных. Беда в том, что 95% из них работают в одну смену, то есть 6 часов, тогда как должны быть загружены круглосуточно и без выходных для лечения больных с острым коронарным синдромом. Сегодня на одной установке в России обследуют и лечат четырех больных за шестичасовую смену, и этого недостаточно, надо стремиться к тому, чтобы пролечить шестерых пациентов. Представьте себе, если имеющиеся 306 установок будут работать в три смены вместо одной и принимать шестерых больных вместо четверых… Несложно посчитать, какими резервами мы обладаем. Мы обследуем 306 тысяч пациентов, а должны миллион.

По большому счету, есть еще проблема – с одноразовыми инструментами и материалами, необходимыми для установки стента. Комплект для одной операции стоит около 1500 долларов. Это почти ничего в сравнении с затратами государства на пособия и оплату лекарств тем молодым людям, которые становятся инвалидами после инфаркта миокарда, причем затратами не единовременными, а пожизненными. Ведь, подумать только, у 30% обследованных пациентов инфаркта не будет, если мы вовремя проведем стентирование сосуда. А если и состоится, это будет не обширный инфаркт, а маленький очажок.

[articles: 52795,52609]

Кадровый вопрос

«АиФ. Здоровье»: – Но ведь мало создать центр, надо еще подготовить специалистов…

Б.А.: – И в этой области у нас есть важные достижения: если 5 лет назад в РФ было всего лишь 258 врачей, то в 2011 году их число составляло 901. С нашей подачи была создана новая врачебная специальность «рентгенэндоваскулярная диагностика и лечение». Каждый год мы получаем сто новых специалистов.

Причем навыки проведения эндоваскулярных операций мы осваиваем при помощи специальных тренажеров, имитирующих настоящую операцию. Это самые современные технологии обучения. Согласно европейским исследованиям, у тех специалистов, кто отрабатывал практические навыки на подобных симуляторах, в шесть раз уменьшилось количество ошибок и они на 30% быстрее выполняют все необходимые манипуляции, чем те врачи, которые учились в ходе реальных операций, ассистируя хирургу.

Совсем недавно в Москве проходил XIV Московский международный курс по рентгенэндоваскулярному лечению врожденных и приобретенных пороков сердца, коронарной и сосудистой патологии. Такие курсы на базе Научного центра сердечно-сосудистой хирургии им. А. Н. Бакулева мы проводили ежегодно начиная с 1999 года. В этом году Фонд сердечно-сосудистых исследований США предложил нам организовать совместное мероприятие с американскими и европейскими коллегами. В рамках этого курса 75 ведущих иностранных специалистов прочли 144 лекции, лучшие хирурги мира провели 20 транскатетерных операций, за которыми в прямом эфире могли наблюдать сидящие в зале российские кардиологи. Впервые мы организовали обучение для медсестер, работающих в области эндоваскулярного лечения, – по стандартам, принятым в США.

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*