Библеист Андрей Десницкий: «Митинг — это по-христиански»

.

Библеист Андрей Десницкий: «Митинг — это по-христиански»

— Существует мнение, что в церкви преимущественно малообразованные люди. Это миф или правда?

— До некоторой степени это правда. В церковь приходят те же самые люди, что есть в нашем обществе. Много ли в нашем обществе людей, которые не живут насыщенной интеллектуальной жизнью? Довольно много. Значит, их будет много и в церкви.

— Распространена ситуация, когда и священники, и епископы отрицают роль рационального знания. Как вы прокомментируете это? С чем связана их позиция?

— Приходится признать, что есть определенное направление в христианском социуме, в христианском церковном сознании, которое отрицает само достоинство всего, что связано с интеллектуальной жизнью. Тут цитируются всевозможные изречения, например, «где просто, там ангелов со сто».

Есть замечательный фильм — «Форест Гамп». Это история человека, который жил очень просто, был своего рода Иванушкой-дурачком из русской сказки. Мне кажется, русская пословица «где просто, там ангелов со сто» как раз о таком герое. Особенность Фореста Гампа в том, что он не рефлексирует, он не думает: «Что обо мне скажут?». Человек, который себя ломает, задает себе вопросы: «Как я выгляжу? Что об этом скажут?» Но простота не бывает придуманной. Если она придуманная, это уже не простота. Поэтому стремление отказаться от всякого интеллектуального или рационального усилия, мне кажется, бессмысленно.

— Если обратиться к церковным событиям прошедшего года, то одно из самых известных – приезд пояса Богородицы. Это событие много обсуждалось в блогах, статьях. Очередь к поясу – проявление дремучести россиян, веры в магизм или это подлинное, живое христианство?

— Я, во-первых, скажу, что сам я в эту очередь не пошел. И это не значит, что я не считаю правильным поклоняться святыне, я не люблю очереди. Помолиться Богородице можно здесь и сейчас.

Очереди к поясу — не проявление «дремучести». В нашем обществе есть огромное количество людей с тягой к священному, к настоящему. Очереди к поясу — проявление такой тяги. Но оказалось, что среди тех, кто стоял к поясу, очень мало людей причащающихся и исповедающихся. Мы еще сами не осознали, как относиться к тому факту, что есть огромное число людей, которые тянутся к священному, но церковная жизнь им не нужна.
К сожалению, у нас очень часто разговор о церковной жизни сводится к разговору о долженствованиях: как надо правильно жить, как надо правильно молиться, поститься. Это все многократно уже проговорено, а как нам быть в неидеальной, нетипичной ситуации, к сожалению, мы знаем гораздо меньше. Приезд пояса Богородицы показал одну из неидеальных ситуаций: огромное количество интересующихся и при этом небольшая часть тех, кто готов, действительно, жить церковной жизнью. И над такими нетипичными ситуациями необходимо думать.

— Недавно вы переиздали книгу «Люди и фразы», какую статью вы могли бы назвать программной в этом сборнике?

— Многие люди говорили, что для них стала очень важна статья «Расцерковление». У нас очень часто говорят о воцерковлении, это стало техническим термином — человек все больше и больше входит в церковь. Но есть и обратный вектор движения. О нем практически не говорят и не задумываются. Люди пришли в церковь, посмотрели, не нашли ничего своего, и кто-то ушел совсем, а кто-то стал ходить раз в год. В конце концов, эти процессы происходят и внутри одной личности. Я могу и про себя сказать, что воцерковление и расцерковление — это два процесса, которые идут одновременно во мне лично. Когда-то приходя в храм, я первым делом покупал свечки, сейчас я этого практически не делаю. Что-то и спустя 25 лет после крещения я глубже и полнее понимаю, это касается исповеди. Я понимаю, что это не мелочное перечисление каких-то деталей, а попытка осознать и сказать Богу, насколько и в чем конкретно ты не соответствуешь Его замыслу о тебе. Впрочем, это очень трудно выразить словами…

— Вы пишете о современных тенденциях, но не говорите о возрастающей политической активности россиян…

— Главный политический итог декабря 11-го года заключается в том, что для значительного количества думающих и социально активных граждан лозунг «Валить из этой страны!» сменился лозунгом «Это наша страна!». Можно быть христианином и голосовать за очень разные политические партии, но нельзя быть христианином и думать, что все окружающее — какая-то случайность, гадость, от которой надо быстро избавиться, и найти теплое, хорошее местечко. И то, что людям стало не все равно, то, что люди, наконец, стали оперировать такими понятиями, как честность, искренность, — это христианская позиция.

Есть только одна вещь, которую Христос буквально требует от людей — это искренность. К сожалению, в нашей стране накопилось огромное количество мелкой повседневной лжи, когда все знают: то, что говорится, то, что делается, — это неправда, но все с этим соглашаются. В декабре был перейден какой-то критический порог, и люди отказались признавать происходящее правдой.

Я был на обоих митингах в декабре. То, что люди стали договариваться друг с другом, очень важно. Процесс переговоров будет долгим и сложным. Но это гораздо лучше, чем делать вид, что ничего не происходит. Мы становимся чуточку более искренними, и это одновременно и политический, и моральный итог ушедшего года.

Беседовала Елизавета Меркулова
 

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*