Броня крепка, «КАМАЗы» наши быстры, или Какие танки и автомобили идут в армию

.

Броня крепка, «КАМАЗы» наши быстры, или Какие танки и автомобили идут в армию

О том, что изменилось с тех пор, рассказывает генерал-майор Александр Шевченко, начальник Главного автобронетанкового управления Минобороны.

«АиФ»: — Александр Александрович, как обстоят дела на сегодняшний день?

А.Ш.: — Несколько лет Министер­ство обороны разрабатывало концепцию развития бронетанкового вооружения и военно-авто­мобильной техники. Два года назад она была наконец готова, начался кропотливый процесс согласования документа со всеми заинтересованными инстанциями. Таковых набралось довольно много: Военно-промышленная комиссия, которая осуществляет связь Вооружённых сил и оборонно-промышленного комплекса страны, предприятия-изготовители, конструкторские бюро, которые разрабатывают бронетанковую и автомобильную технику для нужд Министерства обороны… В 2010 г. концепция была наконец-то утверждена министром обороны, и мы начали её реализацию.

Гарантийный танк

«АиФ»: — В чём смысл новой концепции?

А.Ш.: — В её основе — идея сокращения количества образцов техники, имеющей одинаковое предназначение, но изготовляемой разными производителями. Приведу простой пример: в СССР основные боевые танки строили в том числе на «Уралвагонзаводе» в Нижнем Тагиле (Т-72) и на Харьковском заводе транспортного машиностроения (Т-64). При этом запчасти к ним требовались совершенно разные: украинские не подходили к уральским и наоборот. Теперь этому положен конец: вся бронетанковая и автомобильная техника будет унифицирована. Всё, что унификации не поддаётся или не имеет модернизационного ресурса, будет выведено из боевого состава. Такая участь постигнет танки Т-55, Т-62, Т-64, грузовые автомобили «ГАЗ-66» и «ЗИЛ-131»…

Далее: после 2015 г. как боевые машины, так и машины обеспечения будут производиться на базе так называемых унифицированных межвидовых платформ. Проще говоря, на базе, допустим, нового танка будет выпускаться и сам танк, и боевая машина поддержки танков, и ремонтно-эвакуационная машина, и боевая машина пехоты, и тяжёлый бронетранспортёр…

При этом ремонт и гарантийное обслуживание бронетанковой и автомобильной техники будет производиться не военнослужащими, как ранее, а как в гражданском секторе — представителями заводов-изготовителей. Тут всё честно: им — деньги, нам — качество.

И наконец, к 2015 г. должно пройти перевооружение соединений и частей Вооружённых сил современными образцами бронетанкового вооружения и автомобильной техники. Частично — за счёт серийно выпускаемой, но модернизированной. Частично — за счёт новейшей техники. Где использовать новые разработки, а где модернизированные старые образцы — это проблема экономической целесо­образности.

«Мустанг» и «Бумеранг»

«АиФ»: — И на каком этапе реализации концепции вы сейчас находитесь?

А.Ш.: — О том, что часть техники идёт на утилизацию, я уже сказал. Но есть у нас и такие образцы танков, грузовиков, боевых машин, которые можно модернизировать до вполне современного уровня. Это работа в Вооружённых силах идёт широко, предприятия ОПК получают хорошие заказы. В качестве примера могу привести модернизацию танка Т-72 до уровня Т-72БМ: на завод поступает «старая версия» танка, которая в ходе капитального ремонта получает новое вооружение и новые возможности, ничем не уступающие по огневой мощи зарубежным образцам. То же можно сказать про модернизацию бронетранспортёров БТР-80, которая касается в первую очередь их огневой мощи.

[articles:50288, 48864]

Новые требования сейчас выдвигаются и к автомобильной технике — и по подвижности, и по проходимости, и по энерговооружённости. Здесь лучшие — автомобили семейства «Мустанг» (армейский «КамАЗ») и «Мотовоз» (военная версия «Урала»), которые сейчас становятся основными автомобилями Вооружённых сил. Могу сказать, что они занимают более 60 процентов военного автопарка.

«АиФ»: — А как обстоят дела с разработкой принципиально новых образцов техники?

А.Ш.: — Открыты программы и по разработке новейших машин. Министерством обороны разработаны технические задания, с заводами и КБ заключены контракты с жёстким ограничением по срокам. Если говорить о бронетехнике — это проект «Армата» с «Уралвагонзаводом». Другие принципиально новые проекты — «Курганец» (Курганмашзавод) и «Бумеранг» (Военно-промышленная компания). Уже есть первые обнадёживающие результаты, которые говорят, что наша промышленность способна выполнить требования Министер­ства обороны и создать технику, которая нам нужна.

В области военно-автомобильной техники разрабатывается проект «Тайфун». В условиях конкуренции над ним работают одновременно два КБ и два завода — УРАЛ и КАМАЗ. Если на эти автомобили установить вооружение, они по своим возможностям практически сравнятся с бронетранспортёрами и боевыми машинами пехоты.

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*