«Бывает стыдно…»

.

«Бывает стыдно...»

Актёра Андрея Смолякова «AиФ» застал на Лазурном Берегу Франции. На Фестивале российского искусства в Каннах, который каждый год здесь проводит Фонд социально-культурных инициатив, он представлял картину «Высоцкий. Спасибо, что живой».

Отпечатки времени

«AиФ»: — Андрей, прокатчики и продюсеры утверждают, что кинотеатры посещает преимущественно молодёжь в возрасте от 15 до 25 лет. Сложно поверить, что именно эта аудитория обеспечила фильму «Высоцкий» такой успех в прокате. Что вы думаете на этот счёт?

А.С.: — Эта картина в какой-то мере стала исключением из кинопрокатных правил. Я тоже сомневаюсь, что поколение 20-летних хорошо знает творчество Высоцкого. Наверняка они о нём слышали, но вряд ли он для них такой же кумир и герой, как, например, для тех, кому за сорок. Сегодня время летит куда стремительнее, чем 30-50 лет назад, и история, даже самая недалёкая, быстро забывается. Фильм напомнил нам, что ещё относительно недавно Высоцкий для миллионов людей был нервом жизни, тональностью времени. Показал, из какого сора порой рождаются стихи. И случилась удивительная вещь: вопреки всему в кинотеатры потянулись взрослые зрители, а вместе с ними и их дети. И то, что картина вызвала самые полярные мнения и впечатления, — абсолютно нормально. У каждого свой Высоцкий.[articles: 54440, 47729]

«AиФ»: — Вы сказали, что жизнь сегодня меняется в разы быстрее, чем ещё несколько десятилетий назад. А искусство вообще, в частности, театр, кино, за этими изменениями успевает?

А.С.: — Гнаться за изменчивым миром — это не генеральная цель искусства. Опять же современность, актуальность того или иного произведения искусства не гарантируют того, что оно будет востребовано, интересно зрителю. Тем не менее время всё равно накладывает свой отпечаток. Когда смотришь работы, например, молодых режиссёров, видишь, что у них уже совершенно другое мышление, другой подход к творчеству, другая жизненная философия, в конце концов.

Пережитки «совка»

«AиФ»: — Когда сравнивают советский период нашей истории и нынешний, нередко можно услышать: мол, тогда нам было чем гордиться, а сегодня мы живём в стране, за которую чаще стыдно. Вы разделяете эту позицию?

А.С.: — (Задумывается.) Не совсем, а точнее, я не столь категоричен в этом вопросе. Конечно, мне бывает крайне неловко за свою страну. Конечно, бывает, что начинаешь стесняться государства, в котором живёшь. Но в моём случае не идёт речь об абсолютном чувстве стыда за страну. За что действительно бывает стыдно, так это как раз за яростные крики о том, что тогда было ой как хорошо и замечательно. Не надо идеализировать ни один, ни другой период. Скажем, с одной стороны, я вижу сегодня огромное количество свобод, которых не было раньше. С другой стороны, можно наблюдать немало пережитков «совка» — то есть те же явления, только под другими названиями.[articles: 47143]

«AиФ»: — У части общества эти пережитки вызывают активный протест.

А.С.: — Да, но я считаю, что, если люди предъявляют кому-то счёт, этот счёт должен быть максимально аргументирован по сути и дипломатичен по своей форме. Вот когда мы придём к этому, то начнутся диалоги между оппозицией и властью, люди начнут слышать друг друга и двигаться навстречу друг другу. Сейчас говорю вам об этом, а сам подспудно думаю: «Сколько же десятилетий должно пройти, чтобы это случилось?!» Очень бы хотелось застать ситуацию, когда у нас государство будет для человека, а не наоборот. Боюсь только, случится это не скоро…

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*