Четырехколесная среда: общественность проверила «доступность» Москвы в инвалидных креслах

.

Четырехколесная среда: общественность проверила «доступность» Москвы в инвалидных креслах

Режиссеры, писатели, общественные деятели и простые граждане пересели из автомобилей в инвалидные кресла, чтобы вместе с настоящими инвалидами-колясочниками проверить окружающую среду на доступность. Актер Артур Смольянинов, журналист Сергей Пархоменко, блогер Илья Варламов, экономист Ирина Ясина и многие другие проверяли, можно ли заехать на инвалидных колясках в магазин, выпить кофе в кофейне, спуститься без посторонней помощи в метро и спокойно перейти, а, вернее, переехать улицу в центре Москвы.

Из вагона метро на станции «Маяковская» в воскресный полдень выходит молодая женщина с тремя детьми и инвалидной коляской, которую она катит перед собой. Дойдя до лестницы, ведущей к выходу, женщина тяжело вздыхает, поднимает коляску, и несет ее на руках. Семья идет в сторону сада «Аквариум» — месту сбора участников акции «Доступ есть», организованной редакцией журнала «Большой город».

«Я приехал на станцию «Маяковская» и направился к выходу в сторону зала Чайковского. Там не было перил, не было специального подъемника. Мне пришлось обратиться за помощью, чтобы выйти из метро, — рассказывает инвалид Никита Готовцев.

– Тем не менее, мы стараемся создавать позитив, — продолжает он. — Мне не нравится, что общество считает инвалидов беспомощными и ни на что не способными людьми. Любые наши занятия воспринимаются как хобби, профессии у нас толком нет. Все может быть по-другому. Мы могли бы полноценно заниматься делами».

В «Аквариуме» уже достаточно много народа – сюда съехались не только инвалиды, но и обычные люди, пожелавшие на время «обездвижить» себя, чтобы почувствовать, каково это – быть человеком с ограниченными возможностями в большом городе. Блогер Илья Варламов, сидя в инвалидном кресле, пытается понять, как им управлять.

-Какое-то хитрое устройство, — бормочет он.

-Нужно назад откинуться немного, и расслабиться, — напутствует его журналист Сергей Пархоменко.

- Только попробуй меня обогнать, — предупреждает его Варламов.

Маршрут «заезда на колесах» протянулся от сада «Аквариум» у метро «Маяковская» по Тверской улице до памятника Юрию Долгорукому у мэрии Москвы. Перед стартом акции редактор сайта «Большого города» Екатерина Кронгауз раздает участникам зеленые и красные наклейки с надписями «Доступ есть» и «Доступа нет», которые нужно клеить на доступные или недоступные объекты городской среды. Нужно отметить, что красные наклейки с надписью разошлись куда быстрее зеленых.

По словам Кронгауз, о проведении «Доступ есть» знал мэр Москвы Сергей Собянин, но никакой реакции от него не последовало.

«Четыре  года подряд мы проводим эту акцию, и ничего особо не меняется, — прокомментировала она. — Мы постоянно пишем и говорим об этом. После первой акции я ходила к вице-мэру Москвы Владимиру Ресину. Это тоже ни к чему не привело. У Собянина на столе лежала бумага о проведении этой акции».

Проехав первые 300-400 метров, колонна разделилась — несколько участников акции решили прокатиться по Тверской. Остальные спускаются в подземный переход, чтобы опробовать лифт для колясочников.

Аптеки, магазины одежды, кафе, салоны мобильной связи, спуски в метро – все это на поверку оказывается абсолютно недоступным для человека в коляске. Где-то лестница на входе, где-то бордюр высотой в семь, а то и в десять сантиметров, где-то отсутствие специального пандуса не позволяют без посторонней помощи заехать в то или иное помещение.

«По асфальту ехать еще ничего. Но если рядом асфальт и брусчатка, одно колесо здесь, другое там – это полная катастрофа», — пояснил Сергей Пархоменко, крутя колеса инвалидного кресла.

Журналист пытается заехать в магазин одежды, однако высокий бордюр явно мешает ему это сделать.

-Вообще задом нужно заезжать, — комментируют в толпе.

-Разгоняйся!

-Может, подтолкнуть?

-С разбегу не надо. Нужно подъехать и тянуть, — советует один из инвалидов. — Баланс держать. И еще одной рукой дверь открывать.

-Это нереально. Бордюр — восемь сантиметров! Наверное, если человек потренируется, он научится залезать. Но без тренировки я не могу, — сделал вывод Пархоменко и наклеил красный круг с надписью «Доступа нет» на стеклянную дверь магазина.

Член организации «Сильные активные молодые инвалиды» Виктор с необычной фамилией Счастливый спокойно едет по Тверской и рассказывает, что эксперимент «Доступ есть» — это хороший посыл миру, который позволяет увидеть, по какую сторону баррикад находятся инвалиды, а по какую – здоровые люди.

«Прежде всего, нам не хватает человеческой теплоты, — говорит он. — Как только появятся теплота и понимание, что любой человек может стать инвалидом — все изменится. Для нас ведь делается очень много. Специальные автобусы с пандусами, лифты. Но ведь ими не пользуются. А почему не пользуются? Потому что инвалиды сидят дома и не выходят на улицы. Они боятся людей. А люди не понимают, как себя вести с инвалидами. Иногда шокируются, пальцем показывают. Ну, нет культуры».

Актер Артур Смольянинов, уже третий год участвующий в акции, пытается съехать на коляске в метро.

-Страховка есть, если что? – спрашивают фотографы.

В последний момент актер разворачивается и съезжает с бордюра.

«Раз за разом ничего не меняется, ничего не происходит, — с сожалением отмечает Смольянинов. — Наверное, мы не очень доходчиво объясняем. Хочется верить, что люди, от которых зависит принятие решений, довольно адекватны. Что у них есть уши, они умеют слышать и видеть. Кое-что меняется, но очень медленно. Убрали бордюры, появились кое-какие переходы. По прямой, в принципе, двигаться удобно. Как ни парадоксально, самое недоступное место – это аптека. Туда вообще невозможно заехать. Есть места, в которые можно как-то вскарабкаться, но только не в аптеку. В метро по-прежнему невозможно попасть. Я всего два стикера наклеил – на продуктовый магазин и пиццерию. Оба были с пометкой «Доступа нет».

- Дайте-ка я попытаюсь спуститься, -  предлагает молодой человек в цветастом свитере, и, отстранив Смольянинова,  съезжает на коляске в метро. Журналисты на время забывают про съемку и следят за тем, чтобы инвалид вместе с креслом не скатился вниз.

«Нет силы в руках – значит, никуда не попадешь, — говорит он. — Я живу в Тамбовской области. Вчера выехал, сегодня тут, в центре Москвы. Когда я спускался вниз, то не видел опасности, я уверен в себе и своей коляске. Тормоза держат. Но, должен признать, что спуск отвратительный. Наверх почти невозможно подняться».

Действительно, наверх молодой человек поднимается с трудом. Оставшиеся полтора метра ступенек инвалид преодолевает ползком, держась руками за поручни.

Блогер Илья Варламов пытается купить кофе в кофейне, но не может заехать в инвалидной коляске на бордюр, а после – спуститься по небольшой лестнице. Не выдержав, он встает и идет за кофе на своих двух.

«Ощущения противоречивые. На коляске начинаешь замечать вещи, которые не замечаешь, когда ходишь пешком. Малейшая трещина в асфальте может стать непреодолимым препятствием. Бордюр поднят на пешеходном переходе на три – пять сантиметров, и уже оказывается, что это непреодолимое препятствие для человека в коляске. У нас нет ни одного города, адаптированного для инвалидов. Самостоятельная жизнь инвалида в России невозможна, хотя в Германии и Америки все иначе. У нас совершенно не развита безбарьерная среда», — считает Варламов.

Чтобы колонна колясок смогла спокойно пересечь Тверскую и попасть к памятнику Юрию Долгорукому, организаторам пришлось попросить сотрудников ДПС перекрыть автомобильное движение. Здесь — финальная точка маршрута.

«Мы находимся в самом центре Москвы и при этом встретили очень мало доступных мест, — комментирует Екатерина Кронгауз. — Для нас перекрыли улицу, иначе бы мы не смогли попасть на другую сторону. Да, Москва не становится от этого доступнее, но мы будем проводить акцию и привлекать к ней внимание до тех пор, пока  это не приведет к конкретным результатам».

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*