«Чтобы ниже кланялись»

.

«Чтобы ниже кланялись»

Известный поэт Иван Иванович Дмитриев, будучи министром юстиции и генерал-прокурором, отличался честностью и прямотой. Он не раз говорил окружающим: «Я угодник одним законам и ни в коем случае не убоюсь охранять их».

Сегодня на страницах «АиФ» о своём коллеге из позапрошлого века рассказывает Александр Звягинцев, заместитель Генерального прокурора РФ. Полную версию статьи читайте в последнем номере журнала о духовном единстве народа «Орден».

Вспыльчивый прокурор

Доклады генерал-прокурора  Дмитриева по уголовным делам нередко приводили императора в ужас. Однажды Иван Иванович принёс на утверждение Александру I приговор по делу о жестоком обращении помещицы с крепостной девушкой, которая, не выдержав истязаний, умерла. Слушая Дмитриева, император воскликнул: «Боже мой! Можем ли мы знать всё, что у нас делается?! Сколько от нас закрытого?! Мы и вообразить этого не в состоянии!»

Но Дмитриев был непреклонен и требовал сурово обойтись с помещицей. Император прислушался к его мнению и утвердил приговор, даже не смягчив его, как он это обычно делал.

Дмитриев мог позволить себе вспылить при императоре. Докладывая как-то Александру I очередные дела, он вместе с запиской подал и проект указа о награждении орденом одного губернатора. Государь сказал:

- Эту записку внесите в комитет министров.

Дмитриева это замечание обидело, он резко встал, собрал свои бумаги и ответил:

- Если, государь, министр юстиции не имеет счастия заслуживать вашей доверенности, то ему не остаётся ничего более, как исполнить вашу высочайшую волю! Эта записка будет внесена в комитет!

- Что это значит?! — удивлённо воскликнул император. — Я не знал, что ты так вспыльчив! Подай мне проект указа, я подпишу.

Дмитриев отдал Александру I указ, тот подписал его и очень сухо попрощался с министром.

[articles: 48768]

Как только Иван Иванович вышел за дверь, его начало терзать раскаяние, что он надерзил императору. Дмитриев снова отворил дверь в кабинет.

- Что тебе надобно, Иван Иванович? — спросил император. — Войди.

Дмитриев вошёл и извинился перед государем за свою горячность.

- Я вовсе на тебя не сердит, — сказал Александр I, — я только удивился. Я тебя знаю с гвардии и не думал, что ты такой злой. Хорошо, я забуду, да ты не забудешь. Смотри же, — добавил он с улыбкой, — чтобы с обеих сторон было забыто.

Александровская лента

Александр I, относящийся к Дмитриеву благосклонно, всё же не жаловал его. Поэтому минист­ру юстиции и генерал-прокурору приходилось самому напоминать о своих заслугах. Дело в том, что, будучи вначале сенатором, а затем и министром, он в отличие от других сановников его уровня имел лишь один орден Св. Анны. Однажды после очередного доклада между ним и императором произошёл такой разговор:

- Простите, ваше величество, мою смелость и не дивитесь странности моей просьбы, — начал Дмитриев.

- Что такое? — спросил император.

- Я хочу просить у вас себе Александровской ленты, — сказал Дмитриев. (Речь шла о награждении орденом Святого Александра Невского, одной из высших государственных наград Российской империи.)

- Что тебе вздумалось? — с улыбкой спросил Александр I.

- Для министра юстиции и генерал-прокурора нужно, государь, иметь явный знак вашего благоволения. Лучше будут приниматься его предложения.

 

Опрос

Конечно же, Дмитриева волновала не сама по себе награда — он видел, как их раздавали направо и налево людям, не имевшим и малой толики заслуг. Орден ему нужен был, чтобы чувствовать себя увереннее.

Вскоре после этого Иван Иванович был награждён орденом Св. Александра Невского.

Встретив затем Дмитриева, Александр I спросил с улыбкой:

- Что? Ниже ли кланяются?

- Гораздо ниже, ваше величество, — благодарно ответил Дмитриев.

Император закивал, многозначительно посмотрел на Ивана Ивановича, давая понять, что теперь он ждёт от него ещё более ревностного служения.

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*