Чудо Скворцовой. Как спортсменка вышла за пределы возможного

.

Чудо Скворцовой.<br />
Как спортсменка вышла за пределы возможного

Два года назад в Германии на соревнованиях по бобслею из-за ошибки арбитра в боб Ирины врезался другой спортивный снаряд. Девушка чудом осталась жива и чуть не лишилась ноги. За год ей сделали почти 50 операций и перелили 24 литра крови.

«АиФ» встретился с Ириной в Москве. Недавно девушка стала самостоятельно передвигаться по городу на костылях. Она по-спортивному ловко поднимается по ступенькам, ведущим в кафе. За столиком увлечённо рассказывает о фокусах — тех, что недавно видела на цирковом представлении. В детстве ей с мамой подарили билеты на шоу иллюзиониста Дэвида Копперфилда в Москве, с тех пор Ира заинтересовалась цирковой магией: «Даже начала читать специальные книги и теперь знаю механизмы многих фокусов».

Та самая авария на трассе

Я же про себя добавлю, что Ирина знает механизм одного из величайших фокусов в мире — как выкарабкаться из объятий смерти. Немецкий лечащий врач Скворцовой, известный в Германии хирург, признался: «Благодаря силе воли и бойцовским качествам Ирины мы вышли за пределы возможного. Другой бы человек на её месте не выжил. Не говоря о том, чтобы начать двигаться».

Русские блины

В аварию Ирина попала 23 ноября 2009 года и до 13 января 2010-го была в искусственной коме. «Очнулась, вижу — белые стены. Появляется лицо мамы: «Со старым Новым годом, дочка!» В голове проносится: «Я же была на соревнованиях, был ноябрь… Я что, проспала Новый год?» — вспоминает девушка. А дальше она почувствовала адскую боль во всём теле. Обезболивающее давали каждый час, но оно действовало только первые 20 минут — потом хоть волком вой. В один из таких моментов к Ирине зашёл министр иностранных дел Лавров с огромным букетом роз. Она из последних сил улыбалась, старалась, чтобы из глаз от боли не полились слёзы. «Мне было важно поблагодарить Родину за помощь. Лечение вылилось в колоссальную сумму — 500 тыс. евро. Наше государство всё оплатило». Масса незнакомых людей, прежде всего русских, живущих в Германии, приходили к Ирине в больницу. «Одна женщина принесла православный крестик из Иерусалима. Он и сейчас со мной. Другая на Масленицу испекла блинов. А я так соскучилась по русской еде!»

В немецкой больнице Ирина провела 9 месяцев. Домой вернулась в инвалидной коляске. Познала все прелести жизни колясочника в России — нужно было добираться до клиники и там по несколько часов через «не могу» разрабатывать ногу. Нижней части правой ноги, которую врачи отстояли в битве с обычно беспощадной гангреной, она до сих пор не чувствует. В той страшной аварии, когда на скорости 120 км/ч в неё врезался 400-килограммовый железный боб, пострадало всё тело ниже груди. Этим и объясняется такое чудовищное количество операций — 50. Медицинская карта Скворцовой — как том Большой советской энциклопедии. Когда карта попадает к врачам, которые ещё не знакомы с Ириной, они ожидают увидеть «овощ» в коляске и очень удивляются, когда на костылях к ним входит лучезарная красавица. Её главная мечта — ходить без костылей — требует реабилитации в течение как минимум двух лет. Сейчас известный столичный медцентр не берёт с Ирины денег за лечение — девушка живёт на пенсию по инвалидности (10 тыс. в месяц), мама Ирины преподаёт в институте, а какие там зарплаты — известно.

Её «золото»

Источник  фото — РИА Новости

 Немецкого арбитра, выпустившего экипаж Скворцовой на трассу на красный свет, немецкий же суд признал виновным в халатности и приговорил к штрафу в 3,5 тыс. евро. Деньги отошли Германии. Да, ещё арбитр передал свои устные извинения Ирине через её немецкого адвоката. Адвокат помогает российской спортсменке судиться с Международной федерацией бобслея — именно она отвечала за чемпионат мира, на котором случилась трагедия. За 100 лет существования бобслея это единственный случай столкновения экипажей на трассе. Процесс тянется больше года, и неизвестно, когда завершится.

Одно из требований Ирины — федерация должна возместить Российскому государству те самые 500 тыс. евро, в которые обошлось лечение, и, конечно, возместить ущерб самой спортсменке. «Хотя Олимпиаду в Сочи мне уже никто не сможет возместить. В спорт я вернуться не могу», — говорит девушка. Впервые за весь разговор Ирина готова заплакать. Как, оказывается, глубоко в ней сидит любовь к этому опасному виду спорта, который ещё называют «зимней «Формулой-1». «В Европе бобслей невероятно популярен. А в России я порой уставала объяснять, что это за «зверь» такой. В итоге смеялась: «На санках с горки катаюсь!» Как ни прискорбно, из-за трагедии со мной об этом виде спорта в нашей стране узнало больше людей». В своём экипаже-двойке Ирина была разгоняющей: «Я запрыгивала в снаряд следом за пилотом и складывалась «книжечкой». — «В таком положении, наверное, ничего не видно?» — «Трассу видит пилот. А я телом чувствую всё: скорость, борты, качество льда. И я торможу на финише, потому что руль у пилота, а тормоз у разгоняющего». — «Боб полностью металлический?» — «Да. Правда, мы, девочки, сидушечки тканью оборачиваем, ребята — нет. Я скучаю по бобслею. Уже несколько раз навещала нашу команду на сборах». — «Обсуждали аварию?» — «Что обсуждать? Мужской экипаж, который в нас врезался, ни в чём не виноват. Пилот Надежда, с которой мы ехали, к счастью, не пострадала, продолжает выступать». — «Как видишь дальнейшую жизнь?» — «Надо искать работу. С инвалидностью это непросто».

…Выходим на улицу. Костыли Ирины разъезжаются на мостовой, которая из-за гололёда превратилась в каток. Ей же нельзя падать! Уф, удержалась! Да ещё и весело подмигнула. И трудно отделаться от мысли, что передо мной чемпионка. Пусть на трассе ей не суждено побороться за олимпийское «золото», в жизни она уже стала чемпионкой наших сердец. Страшная авария покалечила её тело, но дух и отвага — то, за что мы так любим спорт, одержали главную победу. Важно, чтобы ни страна, ни спортивное начальство не забыли, что есть у нас такая «неучтённая» чемпионка.
 

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*