Чужие дети

.

Чужие дети

Хотя заголовок будто бы все объясняет: усыновленным русским детям здесь не везет. Их здесь бьют и убивают.

Страшный случай

Вот опять: в Луизиане погиб усыновленный мальчик. Мама недоглядела. Пошла с сыном в парк, он на велосипеде вперед уехал (а у вас разве так не бывает?) и потерялся. Пока мать его искала, произошло то, что бывает в страшных снах. Негодяй, 16-летний подросток, зарезал случайно встретившегося ему восьмилетнего мальчика.

Страшно. Мать потеряла сына. Усыновила его, когда тому не было года. В Благовещенск за ним ездила. А теперь попала в плохую статистику, стала «еще одной американской семьей, в которой погиб русский ребенок». У нее горе, вряд ли она слышит, что говорят в России. А говорят о ней, несчастной, и обо всех американских усыновителях скопом примерно одно не надо им наших детей, наше богатство, отдавать.

Вижу здесь, в Америке, немало усыновленных русских детей. Дэн, Эрика, Рейчел, Вильям, Эндрю, Алекс… Не знаю, насколько они счастливы, но выглядят неплохо. Позавчера шестилетняя Эрика (адаптирована 5 лет назад) в бассейне недовольна была, говорила:

– Очень теплая вода, совершенно не освежает.

Мать ей отвечала:

– Плавай, в чем есть, или пошли домой!

Мама ее – мать-одиночка пятидесяти лет, работает в банке, зарплаты хватает, чтобы прокормить двоих детей – Эрику и Дэна. Дэна она усыновила первым – 12 лет назад, потом уже поехала за Эрикой. Недавно Дэн отметил бар-мицву – еврейское совершеннолетие. На классического еврея парень не похож: светлые волосы, курносый нос, такой «братец Иванушка». Но Дэн по субботам ходит в синагогу вместе с мамой и Дэвидом, маминым бойфрендом. Бойфренду 72 года, а может, и все 75. Он давно пенсионер, свободен от работы и возится с детьми, водит Эрику в школу и на танцы. Готовил для Дэна «бар-мицву» и на празднике отплясывал лихо, насколько ему позволял артрит.

К чему я это все рассказываю? Эта пара – мама и пожилой джентльмен – чужие мне люди. Но день за днем я вижу, как они растят двух «наших» детей. Может, они не идеальные родители: у Эрики и Дэна, возможно, носки не всегда чистые. А мать, когда устает, наверняка покупает им гамбургеры, а сама вечером смотрит телик и тоже неправильно ест. Но «наших» детей растят они, а не мои соотечественники.

Плохая мать?

Наверное, правильнее, когда «наших» детей воспитывают «наши». Зачем это американцам? Не знаю. Дети – это не нефть, чтобы их выкачивать и богатеть. Наоборот. Из пяти известных мне семей, которые усыновили российских детей, все дали этим детям шанс, а у себя какой-то шанс отняли – на спокойную жизнь как минимум. Две знакомые мамы после усыновления детей остались в одиночестве – папы не выдержали испытания детьми и сложностями их взросления. Ушли и родили себе своих, кровных. Некоторые папы такие эгоисты и собственники! Женщины – другое дело…

С одной мамой я делила комнату в летнем лагере. И в первую же ночь обнаружилось, что женщина почти совсем не спит, думает. Однажды ночью она поделилась мыслями о дочке, которую адаптировала, да не справилась, так ей кажется. Ведь ее девочка бросила школу и в 16 лет ушла жить к бойфренду. Мать говорила без причитаний:

– Я что-то не так сделала, недораб­отала.

Она считала, что это ее вина, что девочка в 16 лет убежала из дома. Американцы верят во влияние среды больше, чем в наследственность. В Бога верят. Эта мама, преподаватель университета, рассказывала, что несколько лет назад как будто кто-то толкнул ее и сказал: «Надо поехать за ребенком!».

И они с мужем поехали в Свердловскую область. Под Рождество. Снежинки величиной с кулак были, как на картинке. Ребенка они не выбирали. Им сказали: есть девочка, большая – 12 лет, у нее почти нет шансов найти семью. Немногие хотят брать взрослого ребенка. Они взяли. Через полгода девочка стала их понимать, через год заговорила. И в школе училась хорошо. Могла бы в колледж пойти. Но в предпоследнем классе у нее появился бойфренд, старше ее на четыре года. Девочка ушла жить к нему. Родители могли бы на него в суд подать, за связь с несовершеннолетней. Но дочка рыдала и грозила, что убьет себя и всех убьет, если ей не дадут жить так, как она хочет. И ушла к мечте своей жизни. Он – простой необразованный парень, живет пара в трейлере, девушке сейчас уже 20 лет. К матери приходит редко, только когда очень надо.

Женщина плохо спит и думает, что она плохая мать. Ну что за жизнь в трейлере?! Она хотела дать девочке больше. Но, оказывается, не все хотят взять. Преподаватель университета это плохо понимает, хотя и образованная.

Что было бы на родине?

Или вот еще история, про Красавицу. Бог дал ей все, кроме детей. И от этого она очень страдала, ей казалось, что дети – это звонко смеющиеся ангелы. Теперь у нее два сына. Старшему – 12 лет. Она давно поняла, что дети – не ангелы, а люди, каждый со своим характером, тайной рождения, биологическими родителями, которые живут в генах и дают о себе знать.

Старший сын до восьми только радовал послушанием и умом. А потом проблемы выскочили, как из-за угла. Дети в школе его побаиваются, он злится всерьез, кидает тяжелые предметы без промаха. Свою собаку, небольшого шпица, придушил почти до смерти, еле отобрали. Теперь пес боится мальчика, завидев его, быстро убегает или часами сидит под кроватью. Младший брат – не собака, у него даже клыков нет, если что. Поэтому Красавица всегда начеку и младшего сына, простодушного добряка-одуванчика, со старшим не оставляет.

[articles: 52290,52286]

Старшего мама водит к психологу, в театральную студию и на плавание, чтобы не было у него времени подумать о плохом, некогда было. Учителя в школе уже заметили прогресс. Даже друг в классе появился. Один психиатр твердит про реальную опасность. А мать в ответ:

– Мы еще что-нибудь попробуем. Будем в художественную студию ходить, прорисовывать страхи и агрессию.

Неизвестно, как жизнь мальчика сложилась бы в Пермской области, откуда его увезли. Может, родная природа и излечила бы. Только я в это не верю. Думаю, он рос бы там такой умный-умный и странный-странный, и однажды с него бы спросили за странности, как со взрослого.

Что дозволено своим…

В России две мои подруги усыновили детей – одна двоих, другая – троих. Герои, и им, наверняка, трудно, но они не пишут про трудности. Верят, что если к ребенку с добром – растить и ухаживать, заниматься с ним, то все будет хорошо. Так же думает и большинство американцев, которые бегают с нашими детьми по врачам (наши дети сюда редко здоровыми приезжают) и по школам.

А страшная статистика гибели усыновленных детей есть и в России. Только почему-то российская не попадает в новости. Будто своим можно больше, чем чужим.

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*