Дама с оркестром. Валерия: «Никому ничего не надо доказывать»

.

Дама с оркестром. Валерия: «Никому ничего не надо доказывать»Романсы и финансы

«АиФ»: — Лера, как думаешь, публика за последние годы поглупела?

                                                               

Досье

Валерия (Алла Перфилова) родилась в г. Аткарске Саратовской обл. Заслуженная артистка РФ. Закончила Государственный музыкально-педагогический институт им. Гнесиных. Замужем за продюсером Иосифом Пригожиным. Мать троих детей.

В.: — Почему это?

«АиФ»: — Успех Стаса Михайлова я могу объяснить только этим.

В.: — Успех Стаса Михайлова — это не про музыку.

«АиФ»: — А про что?

В.: — Про неизбывную женскую тоску…

«АиФ»: — …по сильному плечу?

В.: — Да. Женщины, которые ходят на его концерты, догадываются, что на самом деле он не совсем такой, как в песнях. Чувствуют это, но рады обманываться.

«АиФ»: — А я считаю, что публика стала менее требовательной, менее искушённой. А ты ей старинные романсы в Кремле поёшь под аккомпанемент симфонического оркестра. Зачем?

В.: — Определённая категория слушателей на протяжении нескольких лет, приходя на мои концерты, спрашивала, почему я больше не пою романсы, с которых начинала. Я подумала: «А действительно, почему?» У меня самой возникла внутренняя потребность сделать что-то другое. Так появилась эта программа с симфоническим оркестром, которую мы показали в Санкт-Петербурге, Москве и Екатеринбурге.

«АиФ»: — А почему не всей стране?

В.: — Нет приличных площадок. Мне всегда казалось, что в екатеринбургском зале «Космос» огромная сцена. Когда я приезжала туда со своим коллективом, мне надо было освоить её. А когда мы встали на ней с оркестром, я едва вписалась в неё в своём пышном платье. Делать такие концерты во дворцах спорта — неправильно. Должна быть соответствующая атмосфера. В театрах? Невыгодно. Потому что придётся делать баснословные цены на билеты. И народ просто не сможет себе этого позволить.

«АиФ»: — Не потому ли возникли романсы, что современные авторы хороших песен не пишут?

В.: — Есть хорошие авторы. У меня лежит много песен, которые я бы уже сегодня записала, но не понимаю, что с ними делать дальше. Их никто не поставит на радио.

«АиФ»: — Твои песни не берут на радио?!

Russianlook.com

В.: — Не только мои. Все артисты вынуждены идти на компромиссы, подстраиваться под формат, чтобы попасть на радио. Поэтому сегодня все песни звучат примерно в одной и той же стилистике. Как только возникает какой-нибудь экс­перимент, что-то интересное и достойное внимания, так это тут же становится «неформатом». Мы даже не предлагаем песни радиостанциям, потому что понимаем, что всё равно их никто не возьмёт… Сейчас всё движется в сторону упрощения. Поэтому я была искренне удивлена, когда на радио взяли мою «неформатную» песню «Я тебя отпустила», написанную Игорем Крутым на стихи Риммы Казаковой. Это уже прорыв.

«АиФ»: — Ты сидишь в жюри в украинском телепроекте «Голос страны» и в конкурсе «Новая волна» в Юрмале. И там и там есть масса талантливых ребят. Но почему с ними после конкурсов ничего не происходит?

В.: — В проекте «Голос страны» всё чётко: победитель получает контракт с компанией «Юниверсал». Но проблема есть: с каждым годом всё сложнее и сложнее развивать молодых артистов. Хотя возможностей больше: Интернет, куча всяких конкурсов (чего не было раньше). Стало очень много информации, артистов много. И мы просто не в состоянии всё это переварить. Раньше достаточно было двух появлений на телевидении, и артист становился известным. А сейчас нужны сотни эфиров, чтобы человека запомнили.

«АиФ»: — Свой эксперимент с англоязычным альбомом, выпущенным в Великобритании, ты как расцениваешь — как провал?

В.: — Это было начало успеха. Чтобы его закрепить и продолжить, нужно было находиться там и дожимать ситуацию. Но я не могла переехать в Лондон на ПМЖ, потому что, во-первых, у меня дети. Ну как я могла всех сорвать с места, чтобы они поменяли не только привычный образ жизни, но и школу, друзей? Это было бы легкомысленно с моей стороны. Тем более что нигде, ни в одной стране мира гарантировать успех никто не может. Во-вторых, у нас элементарно не хватило бы денег. Жить за границей, не работая, без дополнительного источника дохода, просто невозможно. У нас нет нефтяной скважины, которая бы помогала финансировать этот проект. Но мы приобрели бесценный опыт, друзей и авторитет. Я не против экспериментов. Мне нравится пробовать что-то новое, развиваться в профессии. Но делать какие-то большие броски я уже не хочу.

«АиФ»: — Наверное, потому, что нас ТАМ по-большому счёту никто не ждёт?

В.: — Я и не говорю, что нас кто-то ждёт. Всё равно россиян за границей воспринимают как денежные мешки. Потому что до нас уже наследили те, кто швырял эти деньги направо и налево.

Филипп одинокий

«АиФ»: — Когда у Киркорова случился конфликт с телережиссёром Мариной Яблоковой, ты была одной из немногих, кто осудил его публично.

В.: — И не жалею об этом. Мы продолжаем общаться с Филиппом. По-моему, он на меня не сильно в обиде.

«АиФ»: — Как думаешь, зачем ему понадобился «суррогатный» ребёнок?

В.: — С человеческой точки зрения я Филиппа хорошо понимаю. Будь ты хоть трижды король, однажды ты задаёшься вопросом: «А для чего всё это?» И хочется поделиться тем, что ты имеешь, знаешь. Иначе какая радость от всего этого? Я даже допускаю, что Филипп будет хорошим отцом. Все эти его позы, эпатаж — защитная маска одинокого несчастного человека. Если человек живёт так активно напоказ, демонст­рируя свою мегауспешность, значит, внутри что-то плохо. А когда внутри гармония и комфорт, никому ничего не надо доказывать.

Читайте также:

Валерия: «Свое счастье я заслужила верой»
 

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*