Держатели вертикали

.

Держатели вертикали

 Неслучайно вопрос, кто и как во власти влияет на принятие ключевых решений, вызывает такой интерес в обществе. На прошлой неделе сразу два авторитетных центра поделились своими исследованиями.

Опять… политбюро?

Доклад холдинга «Минченко консалтинг» называется «Большое правительство Владимира Путина и «Политбюро 2.0». Сам Евгений Минченко поясняет: стиль принятия решений с начала 2000-х всё больше напоминает советское политбюро, с возвращением Владимира Путина в Кремль можно говорить о его новой версии.

Авторы доклада подчёркивают: российская власть — это скорее не вертикаль, а конгломерат кланов и групп. «Роль
В. Путина в системе неизменна — это роль влиятельного арбитра и модератора, слово которого в конфликтных ситуациях остаётся решающим». Полноправные члены «политбюро» — лидеры элитных групп. Из обихода политологов уже ушло слово «тандем», Дмитрий Медведев просто занимает высокую позицию и возглавляет одну из таких групп. Союзники премьера — генпрокурор Ю. Чайка и вице-премьеры В. Сурков и И. Шувалов. «По целому ряду вопросов группа Д. Медведева блокируется с «семейной» (см. ниже) группой и окружающими её либералами, кроме того, ситуативно пользуется поддержкой группы Ковальчуков». Другой полноправный член «политбюро» — глава Администрации Президента РФ (АП) Сергей Иванов, который сохраняет положение «доверенной фигуры» В. Путина».

[articles: 54398]

Глава «Роснефти» Игорь Сечин «обладает обширным, но неформализованным влиянием». Его стремление стать основным игроком в сфере ТЭК наталкивается на оппозицию не только частных компаний, но и других членов «политбюро» — Геннадия Тимченко и Юрия Ковальчука, которые выступают альтернативным полюсом влияния в ТЭК. Однако главный вопрос для Сечина — «сохранение неформального влияния на силовые структуры, которое будет ослабевать после его ухода с госслужбы».

Член «политбюро» и лидер ещё одной группы — Сергей Чемезов, «доминирующий игрок в сфере военно-промышленного комплекса». Сергей Собянин — «лидер номенклатурной группы, в которую входит несколько губернаторов». Новичок «политбюро» — первый зам­главы АП Вячеслав Володин, «однако он набирает влияние, монополизировав функцию политического менеджмента» — контролирует «Народный фронт», парламент, управляет региональной политикой.

В качестве влиятельных кандидатов в члены «политбюро» перечислены Алексей Кудрин, который «сохранил личный контакт с В. Путиным», Аркадий Ротенберг — «человек из бизнес-окружения президента», Николай Патрушев, группа которого в Совбезе — это «резервный силовой блок», а также Владислав Сурков, который возглавляет «резервный идеологический блок». Александр Волошин отвечает за ельцинскую «семейную группу» и имеет серьёзное влияние на чиновников среднего уровня. И наконец, миллиардер Роман Абрамович, «который из разряда членов «политбюро» перешёл в кандидаты, поскольку старается переносить центр своей активности на Запад». В широкий круг кандидатов в «политбюро» и «секретариат» авторы доклада включили лично завязанных на В. Путина сотрудников его администрации, лидеров системных политических партий и даже патриарха Кирилла, который претендует «на участие в формировании государственной идеологии».

Вывод мрачноват: нынешней управленческой системе не нужны перемены, интерес элиты — в продолжении «конвертации» власти в собственность, передаче уже обретённой собственности по наследству.

Кого готовят на заклание?

«Из этого доклада получается, что в стране монархия, — говорит политолог Ольга Крыштановская (исследование «Фрагментация российской элиты 2008-2012», подготовленное «Лабораторией Крыштановской», готовится к публикации). — Решения принимаются коллегиально с учётом интересов разных групп». К принятию «федеральных» политических решений формально причастны 1080 человек — парламентарии и чиновники. «Но многолетний анализ графика президента, участников совещаний и т. д. позволяет выделить людей, которые рядом с В. Путиным везде и всегда. Список не совпадает со списком членов «политбюро», — говорит эксперт, не раскрывая пока фамилий.
Отличны и выводы. Недовольство граждан властью достаточно высоко, элиты из чувства самосохранения готовы к расколу. Грядёт драматический момент. «Одни требуют поменять существующую систему управления и предотвратить «жертвы» среди элиты. Другие предлагают сдать на растерзание толпе одну из элитных групп. Или даже лидера, чтобы ещё какое-то время ничего не менять в системе по сути», — говорит О. Крыштановская.

Как бы ни была устроена власть изнутри (а доподлинно об этом знают лишь единицы), о её работе народ судит в основном по самым видным её представителям. Между тем августовский опрос «Левада-центра» показал: деятельность В. Путина одобряет гораздо больше граждан, чем не одобряет (63% против 35% опрошенных). Результат Д. Медведева на посту премьера — 57% против 41%. Но деятельность всего правительства одобряет 47% (не одобряют 52%). В результате ответы на вопрос, в верном ли направлении идёт страна, разделились поровну — по 41%. Кроме того, по словам социологов «Левада-центра», впервые за 12 лет дал сбой механизм, когда успехи идут в копилку главы государства, а неудачи — «боярам»: 51% опрошенных ответили, что президент ответственен и за неудачи.

В омуте российской политики явно идёт движение крупных рыб. Об этом свидетельствуют «круги на воде» — «генеральский» фильм с обвинениями Д. Медведева в медлительности во время войны с Грузией, интрига с И. Сечиным, который то ли был назначен (по версии АП), то ли не был назначен (по версии правительства) главой «Роснефтегаза», открытое письмо вице-премьера А. Дворковича президенту насчёт политики в энергетике… Об опасных «дёрганьях» и снижении эффективности госмашины также говорят разброд и шатание по поводу сверхчувствительной для россиян темы — пенсионной реформы. В результате не исключено, что уже скоро властям придётся принимать те самые драматические решения — хоть единоличные, хоть коллегиальные. И за будущий состав «политбюро» никто поручиться не может…

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*