Девочки с плюсом. ВИЧ-положительных детей усыновляют всё больше

.

Девочки с плюсом.<br />
ВИЧ-положительных детей усыновляют всё больше

Я долго искала её. Здоровую, молодую блондинку Юлю Г., взявшую под опеку девочку с ВИЧ. А потом ещё одну. И ещё…

И это должна была быть история борьбы, преодолений и страданий. Но всё оказалось наоборот. «У нас всё хорошо! Нам даже проще: уже не надо бояться, что однажды можно заразиться ВИЧ — мы уже им больны!» Но в этой истории не будет ни фамилий, ни фотографий: «Я не хочу, чтобы в детском саду и школе узнали о диагнозе девочек и начали их травить». У них всё хорошо, пока соблюдается тайна…

О том, что у неё не будет своих детей, Юля Г. знала уже в 16. Почки, пиелонефрит — врачи сказали, что шансов выносить здорового ребёнка минимум. «Но меня это не сильно расстроило: я дочь врача «скорой помощи», всё детство провела на станции и нагляделась на эти родовые муки… Я отнюдь не считаю, что каждая должна обязательно выйти замуж, посадить дерево и родить ребёнка, — на свете полно уже «готовых» детей, — она говорит без надрыва, откусывая гамбургер. Мы сидим в ресторанном дворике прямо у московского вокзала в Петербурге — в плотном детском графике Юля нашла для меня только это время и место. «Я всегда знала, что мой путь другой… Никогда не хотела сына, не мечтала о муже. А вот эти три девочки — да, это моя судьба».

«Меня не любят!»
                                                               

Справка

В одном только Петербурге сейчас живёт около 300 детей с диагнозом «ВИЧ-инфекция». Треть из них продолжает оставаться в детских домах.

В 20 с хвостиком Юля переехала из Архангельска в Питер. Ей предложили хорошую работу в издательстве, фирма первые полгода оплачивала квартиру. «И когда я поняла, что всё в порядке с работой и жильём, следующим моим пунктом был ребёнок. Дочь». В 25 она впервые увидела Катю. И загадала: «Если её в ближайшее время не заберут — возьму себе!» Режиссёр массовых праздников по образованию, Юля волонтёром объездила много детских домов Петербурга и области, и группа с ВИЧ-положительными детьми была всего лишь одной из многих других групп. «Нет, я не испугалась ни на минуту, хотя тогда ничего не знала о ВИЧ. Спросила лишь: «От этого умирают?» Ответом мне было «нет». Идём дальше…» И она пошла дальше. На одном из праздников увидела Наташу: «Голубоглазая, да ещё блондинка — моя порода! Все дети на мне виснут, а она сидит в углу, исподлобья хмурится — ну явно девка моя, моя кровь!» Её отговаривали, палки в колёса вставляли даже врачи: «Она же умрёт!» «Так и вы тоже», — отвечала Юля. Так в её доме появилась Наташа — и исчез из него гражданский муж. Наташу переименовали в Олю — дочь сама захотела, чтобы больше не звучало детдомовское имя.

[articles: 53728]- Оля — ботан: стоит встать с постели — сразу за уроки, даже на каникулах, очень правильная девочка. Я говорю детям, мол, из всех вас только с Олей можно смело идти в гости, этикет — это её.

За прошедшее время, что Оля обживала дом (лазила по всем ящикам, залезала под ковры: «А что тут у вас ещё есть?»), Катю никто так и не забрал — кому нужна девочка с ВИЧ? Её забрала Юля: «Что изменилось? Да ничего, только в кино по ночам стало невозможно ходить».

- Катя — актриса, лентяйка, звезда, мечтает стать ведущей.
Третья девочка, Маня, — с самой трагической судьбой.

- В 2,5 года Маню, Марину по документам, удочерили. Новая мама переименовала девочку в Машу. И всё у них было ничего до 5 лет, пока эта женщина не встретила мужчину своей мечты и не отказалась от Мани. Представляете, что девочка пережила, когда мама вернула её в детский дом?.. Я чувствую, что сейчас она боится привыкать к нашему дому, чтобы снова не обжечься, — она ведь уверена, что та родительница вернула её, потому что «Маня плохая». Про Маню я говорю: «Из тебя вырастет образцовая базарная баба». Она спорщица, упрямица, Зоя Космодемьянская, тролль… Конечно, у неё бывают срывы: «Никто меня не любит!» Но я ей спокойно так отвечаю: «Не переживай, ты у нас уже третья на адаптации, и это пройдёт!»

У меня хорошие дети. Дикие, ненормальные, с тараканами. Я думаю, что никого лучше я и сама бы не родила.

Тайны и мифы

[articles: 31119]Катя, Оля, Маня. Девять, семь и семь. Обычные девочки — с плюсом… Каждый вечер и каждое утро — всю жизнь — они должны пить таблетки, принимать антиретровирусную терапию, для того чтобы вирус ВИЧ не развился до стадии СПИДа, и жить долго — столько, сколько живут «отрицательные» люди.

- Про таблетки я объяснила им просто: либо вы пьёте их и живёте, либо не пьёте и умираете. И в их приёме нет ничего страшного: каждый чем-то лечится — вот я же не ною, что мне нужно пить фуросемид!

Я сейчас, наверное, скажу парадоксальную вещь, но это именно так. Ведь ВИЧ чем хорош? Нам не нужно прикладывать никаких дополнительных усилий — подсчитывать, например, хлебные единицы или лежать на капельницах. По мне, так диабет намного страшнее! А так нужно только сдавать кровь раз в три месяца и пить таблетки: через год этого уже просто не замечаешь. Чем ВИЧ хуже моего пиелонефрита? Я считаю, что это просто такая же хронь… Ведь заразиться можно только половым путём, в родах и при переливании крови, но первые два способа уже отпадают, а переливания устраивать я и сама не собираюсь — заразиться ВИЧ в быту невозможно, для этого нужно приложить неимоверные усилия и очень постараться. Ведь дети принимают терапию, и вирус в крови у них даже не определяется, поэтому эти страшилки о том, что ребёнок подерётся с другим и заразит его, не больше чем миф! Но об этом мало кто знает. И поэтому мы вынуждены держать диагноз в тайне. Хотя в последнее время я всё чаще рассказываю о нём близким друзьям — пусть уж лучше сразу «отвалятся», чем когда ребёнок прирастёт к ним сердцем. Но до сих пор с вилами никто на нас не пошёл…

[articles: 22990]Юле Г. повезло с друзьями. И с девочками. Ей вообще повезло в этой жизни — в её голосе ни нотки жалобы: она построила свою судьбу сама, по задуманному ещё в 16 лет плану. И поэтому она ни слова не говорит о том, что ещё год назад ютилась с девчонками в съёмной комнате в коммуналке, а сейчас живёт в двушке, в которую пустили друзья, о том, что пособие на девчонок — смешные 4,5 тысячи рублей, что она не спит по ночам, верстая книги, чтобы прокормить семью. Стойкий солдатик, маленькая женщина, хозяйка большой семьи. «Наверное, неправильное у нас какое-то получилось интервью — у нас ведь действительно нет никаких проблем, связанных с ВИЧ. С ВИЧ нам даже повезло: я считаю, легче родиться уже больным и всю жизнь стремиться к лучшему, чем в 16 лет, например, потерять ногу и переучиваться заново. Легче всего стартовать снизу».

Всё, о чём мечтает Юля Г., — своя квартира. «Если власти дадут, как давно обещают, трёшку, возьму ещё Дусечку». «Положительная» Дусечка уже ждёт.

 

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*