«Девок — топить!». Если мужчина человек, то женщина — инопланетянка?

.

«Девок - топить!».<br />
Если мужчина человек, то женщина - инопланетянка?

Популярный писатель, автор сценариев лирических комедий «Одиноким предоставляется общежитие», «Однажды 20 лет спустя», «Отцы и деды» Аркадий ИНИН накануне 1 апреля рассказал корреспонденту «АиФ», почему он смеётся над женщинами, а они — над ним.

«Рожать мальчиков!»

«АиФ»: - Аркадий Яковлевич, весна на дворе… А давайте о женщинах поговорим? В фильмах, книгах Инина практически всегда именно она — главная героиня. А сейчас что задумали писать про нас?

А.И.: — Не думаю я о женщинах, сколько можно? Но, как Лев Толстой говорил: «Я про женщину всю правду скажу, когда в гроб лягу. Вот лягу в гроб, скажу про женщин всю правду и быстро крышкой прикроюсь». Вот и я так же. Вообще мы с вами совершенно разные. Если мужчина человек, то женщина какая-то инопланетянка. И наоборот, если женщина человек, тогда мужчина инопланетянин. Им не сойтись никогда психологически, логически… Но сходимся мы постоянно, потому что друг без дружки не можем. Когда женился, сказал супруге: «Рожать только мальчиков, а девок будем топить!» Ужас, конечно. Она таки родила мне двух сыновей. А сын старший родил мне внука… Но сыновья тоже попили кровушки, как выяснилось. Теперь продолжает любимый внук. Сейчас мне так хочется, чтобы девочка была рядом, сладкая такая, славная… Но это уже задним умом понимаешь, на старости лет… 

[articles: 49537,36787]

«АиФ»: — А в молодости чем вам девочки были плохи?

А.И.: — Мне казалось, да и сейчас кажется, что мужикам в жизни легче. А вам, бедным, тяжело. Любови эти ваши безумные… Мужики тоже иногда влюбляются до одури, но всё-таки редко. А для вас вся жизнь — любовь. Нет любви — нет жизни. Какой-то ужас. Потом, все эти ваши мучения, на которых построены многие сериалы. Одна героиня приходит к другой: «Я беременна». — «О, ты беременна, что делать?» И начинается…

Убегают мужики, а эти несчастные ходят со своими тестами-полосками, одуреть. Просто кошмарная женская жизнь. Не говоря уже о том, что хозяйство на вас. Мне иногда стыдно за мужчин, что они за вас прячутся, всю ответственность перекладывают. Но знаешь, когда я женщинам сочувствую, они надо мной смеются!

«АиФ»: — Смеются? Почему?

А.И.: — Говорят: ты дурак, и вообще все мужики дураки. Ничего у нас не тяжёлая жизнь, нам легче гораздо — поплачем, слёзы как вода, всё смывают. Всё равно мы всем руководим. Вы думаете, что вы выбираете, а на самом деле мы выбираем. Женщины надо мной смеются, но по-доброму. Как и я над женщинами смеюсь в своих книгах по-доброму.

Например, анекдоты про блондинок. Блондинка победно сообщает: «Наконец-то я узнала, куда девается свет, когда его выключают в квартире!» Открывает холодильник и показывает: «Вот, он здесь!»

«АиФ»: — Говорите, что мы разные… А кто в вашей собственной семье человек, а кто инопланетное существо?

А.И.: — Естественно, человек — я, а Инка — инопланетное существо! Я вот думаю: 52-й год живу с одной и той же женой… Другую, что ли, девушку не могу себе найти?! Потом понимаю: «Да нет, не всё так просто… Наверное, всё-таки она крутит этой шеей, на которой я голова!»

«Бегу с дачи в чад!»

«АиФ»: — А почему вы в Москве живёте, а супруга на даче?

А.И.: — Москву я люблю, потому что урбанист по своему складу. А жена моя, упомянутая выше, сидит на даче и совершенно счастлива. Смотрит в окно на белый снег, на зелёную траву. Говорит: «Какой тут воздух!» А я бегу оттуда в город, в чад. Помнишь, у Гриши Горина есть замечательный рассказ — как городского жителя тащили к выхлопной трубе, только тогда отдышался. Вот это про меня. Я люблю шум. В тишине не могу уснуть. Мне бы подошёл даже не сам Нью-Йорк, а Манхэттен, где вообще невозможно разговаривать друг с другом, потому что орут машины. Когда смотрю на небоскрёбы, думаю: это человек сделал своими руками. А если иду по лесу, что бывает крайне редко, чувствую себя ничтожной букашкой, песчинкой в этом величии природы. Поэтому прекрасно живу в Москве. Не было у меня автомобиля и не будет. Езжу в общественном транспорте. Лучше всего себя ощущаю в час пик. На переходе поджимаю ноги, и меня просто переносит толпа со станции на станцию. Девушки, когда я им это рассказываю, падают в обморок.

«АиФ»: — Вот, сидите вы без жены в Москве… И чем же занимаетесь днями напролёт?

Опрос

А.И.: — В последнее время работал над чужими сценариями. Я не просто учу моих студентов во ВГИКе, что было бы логично, а правлю их выпускные сценарии, как дурак. Переписываю безвылазно. Я ведь такой тошнючий, помешанный на грамотности. Мне говорят и преподаватели других вузов: «Да, ребята есть способные, но неграмотные чудовищно». У меня есть очень талантливый юморист. Пишет: «Он идёт по пирону». Думаю, что это такое? Оказалось, перрон. А если говорить о своём, месяцев девять назад был снят 8-серийный художественный игровой фильм «Маяковский. Два дня» по нашему с Наташей Павловской сценарию. Всё никак не дождёмся, когда его телеканал выпустит. Перед этим был 12-серийный фильм про Утёсова. Сейчас написали новый сценарий про Некрасова.

 Тоже душераздирающая мелодрама. А раньше написали про любовный треугольник: Ленин, Крупская и Арманд. 40-летний женатый мужчина Володя Ульянов полюбил другую женщину. Дело там не в революции, не в том, кто правый, кто левый. Сценарий у нас купили, деньги выплатили. Но на канале сказали: «Давайте подождём, пока пройдут выборы президента». Я им: «Вот зуб даю, что ни Ленин, ни Крупская, ни Арманд в выборах участвовать не будут». Они посмеялись, но говорят: «Всё равно давайте подождём». И даже добавили странную фразу: «Может быть, надо будет менять памятники».

 

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*