Договориться с «непоседой Филом»

.

Договориться с «непоседой Филом»

Больше 200 лет назад немецкий врач Генрих Хоффман первым дал описание гиперактивного ребенка и назвал его «непоседа Фил». Но только в 60-х годах XX века врачи стали оценивать чрезмерную подвижность не как черту характера, а как неисправимый дефект психики.

В час по чайной ложке

Вы пришли вечером с работы, а сын не сделал самого простого: кровать не заправлена, носок, брошенный в центре комнаты два дня назад, так и лежит, и все усыпано чипсами. Спрашиваете: «Неужели трудно было поднять? Как же тебе не стыдно? За что ты меня так мучаешь?».

Эти вопросы и для обычного ребенка непонятны, а сознание гиперактивного пропускает их, как дуршлаг воду. Его цепляет только конкретика – лучше без лишних эмоций начинать прямо с носка.

Масштабных планов вроде уборки квартиры гиперактивному чаду не предлагайте. Испугается слишком большой задачи. Его способности концентрироваться на одном деле ограничены. Ну и что, пусть моет в час по чайной ложке, считает доктор Мартин. Главное, чтобы у вас хватило терпения давать эти «ложки» регулярно, нагружать и не раздражаться, что ваш быстрый ребенок делает все так медленно.

По приказу не живу!

– Собирайся, пожалуйста! Мы должны уходить через пять минут! – обращается мать к одиннадцатилетней дочери. Та продолжает делать свое, ведь, во‑первых, для нее нет никаких «мы», есть только «я», во‑вторых, слово «должны» слишком расплывчато. Она начинает мучить мать вопросами: «А почему именно через пять минут, а не через шесть?», «Кому должны?». И это только начало длиннейшей бесцельной дискуссии. Хотите, чтобы ребенок начал собираться? Заинтересуйте его: «Сможешь собрать вещи за три с половиной минуты?».

Очень важно, чтобы задача звучала в форме вопроса, а не приказа. И тогда результат не заставит себя ждать.

Без звука

Хотите быть услышаны – шепчите. Чем громче мы кричим, ругаемся, тем вероятнее они нас «выключат». На эту «отключку» как никто способны гиперактивные дети. В периоды больших разборок мы выглядим для них как рыбы, беззвучно открывающие рот. Такая у них защита от родительских эмоций. Но едва вы станете шептать, они начнут прислушиваться. И тогда ваше слово будет на вес золота. Иногда полезно пообщаться вообще без слов, для маленьких детей даже разработана система «светофор», где красный цвет – знак запрета, желтый – тревоги, а зеленый – разрешения. Гиперактивные дети гораздо чувствительнее к картинке, чем к словесной информации.

Допрос не нужен

Худшее, что можно требовать во время разговора с дочерью или сыном, это: «Смотри мне прямо в глаза!». Доктор Мартин учит родителей не искать контакта глазами и позволять ребенку во время беседы что-нибудь вертеть в руках – карандаш, игрушку, платок… «Ручная занятость» повышает его способность к концентрации внимания. А вот если он будет стоять прямо и смотреть вам в глаза, все его силы уйдут на то, чтобы поддерживать эту стойку. А смысл слов пролетит мимо.

Сами по себе

Сын-подросток пришел из школы раздраженный, плохой был день. На вопрос: «Что случилось?» отвечает: «Не ваше дело!». Родители могут взорваться и наказать, могут посочувствовать. Но специалисты советуют: лучше остаться в своем настроении. Читали журнал, смотрели телевизор, готовили ужин – продолжайте это делать.

Если ребенок чувствует, что взрослый не раздражается, он успокаивается. Идеальные родители для гиперактивных детей – те, кто способен сохранять в любой ситуации каменное спокойствие. Таких немного, обычно у гиперактивных детей родители сами быстро становятся раздражительными. И тогда возникает вопрос: кто же тут кого воспитывает?

Непонятное слово

Двенадцатилетняя девочка третий час в разных вариациях пытает мать:

– Ну почему нельзя принести пару белых крыс в дом, почему?

Мать спрашивает в отчаянии:

– Ты слово «нет» не понимаешь?

Девочка чистосердечно признается:

– Не понимаю.

И это правда. Обычного ребенка запрет расстроит, но он его быстро переживет. Для гиперактивного «нет» – маленькая катастрофа, повод взять взрослых в осаду, любыми путями заставить их изменить «нет» на «да».

Психологи, работая с гиперактивными детьми, используют такую систему поощрений: лучший приз достается тем, кто смог пусть не с первого, но хотя бы со второго раза принять «нет» без споров. Кроме поощрений есть еще и наказание, например, ребенок должен раз пять или десять написать на бумаге: «Я буду стараться принимать отказ спокойно». Говорят, эта мера очень действенная.

Неравенство

Гиперактивным детям нужно знать, что в их доме есть Босс. Едва заметив, что начальника нет, они немедленно занимают его место.

[articles: 52093,52899]

Очень трудно справляться матерям-одиночкам с сыном-боссом или дочкой-начальницей. Дети начинают поправлять: «не так готовишь», или даже оценивать: «ты неправильно меня воспитываешь!» – это доводит родителей до слез.

Один отец, придя с работы, и выслушав 15-летнего сына, который не выполнил ни одной его просьбы (так как «все это было глупо») сказал: «Если бы ты так спорил с боссом на работе, тебя бы просто сразу уволили». По глазам сына он понял, что юноша удивился, испугался за будущее и поэтому без лишних напоминаний пошел выносить мусор.

Война и мир

Когда родитель только открывает рот, чтобы поговорить с ребенком, он должен знать, чего он хочет – войны или мира. Гиперактивных всегда есть за что поругать, поэтому для войны повод найдется. Но если вы хотите мира, то надо сначала привести в чувство себя. Перед воспитательной беседой стоит сесть в кресло, а ноги закинуть на стол – из такой позиции труднее давить и кричать. Наше спокойствие – это как раз то, что нужно гиперактивному ребенку. Только оно ему помогает, защищает, дает уверенность.

«Я тебя еще удивлю»,– говорит тринадцатилетний сын, у которого в планах сотни начинаний и ни одно пока не доведено даже до середины. Но надо верить и не говорить ему лишнего.

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*