Две мамы одной Риты. Цинизм врачей чуть не сломал близких ребёнка

.

Две мамы одной Риты.<br />
Цинизм врачей чуть не сломал близких ребёнкаИнсульт в день рождения

Цепочка трагических событий тянется с октября 2009 г., когда у Маргариты, которой от роду тогда было 23 дня, остановилось дыхание. Сказалось то, что девочка родилась недоношенной. В реанимации младенца подключили к прибору ИВЛ (искусственная вентиляция лёгких).

Ольгу — маму Риты — к дочке не пускали. Дома она не находила себе места, позвонила в отделение и услышала: «Сегодня ночью мы вашего ребёнка потеряем». После этих слов она как подкошенная упала на пол. Свой юбилей, а в тот день Ольге исполнилось 30 лет, она встретила в больнице с инсультом, у неё отнялась левая часть тела, была потеряна речь. Ольга и её дочка одновременно лежали в реанимациях в разных больницах в Смоленске. А дома без присмотра остались трое старших сыновей Ольги — 8-летний Максим, 9-летний Саша и 13-летний Валентин. Чтобы забрать ребят, из Москвы срочно приехала старшая сестра Ольги — Ирина.

Так уж вышло, что Ирина — стержень этой истории. Она старше Ольги на 5 лет и, пока младшая сестра рожала детей, успела получить два высших образования, а потом засучила рукава и пошла торговать на рынок. Большой семье были нужны деньги, потому что папы племянников испарились один за другим. Ирина искренне обрадовалась, когда узнала, что Ольга встретила трудолюбивого мужчину, что у пары должна появиться на свет девочка. Но, вместо того чтобы примерять на племянницу приданое, которое она привезла из Москвы, она металась в Смоленске между двумя реани­мациями. Местные педиатры сказали: «Решайте вопрос о переводе Риты в Москву. У вас осталось не больше недели».

Наживались на малышке

Та неделя прошла у Ирины как в лихорадке. Днями она выстаивала бесконечные очереди к чиновникам от медицины, где слышала, что квоту могут дать только через месяц, а вечерами и ночами обзванивала знакомых: «Я не помню фамилию этого человека, его мобильный я получила через третьи руки. Но факт в том, что он смог уст­роить для Риты квоту в столичной клинике за 5 (!) минут. Нет, никаких денег для этого не потребовалось, — рассказывает «АиФ» Ирина. — Был декабрь. Реанимобиль с племянницей застрял в пробке на подступах к столице. Когда уже подъезжали к больнице, у Риты остановилось дыхание. Прибор искусственной вентиляции лёгких уже не помогал. Потом врачи сказали, что ещё 10 минут опоздания — и ребёнок бы ушёл навсегда. Тогда они спасли малышку — ночью сделали ей операцию по установке трахеостомы (специальная трубка в трахею, через которую ребёнок дышит). Тем докторам мы очень благодарны, но потом, в другой больнице, на нашем пути встретились медики, чей цинизм чуть не сломал меня.

Сестра после инсульта не до конца оправилась — тянула за собой ногу, плохо говорила, растягивая слова, но, несмотря ни на что, ухаживала за дочкой: ведь первое время мокроту из дыхательных путей через трахеостому надо было откачивать каждые 30 минут. А когда Маргариту выписали домой, в квартире потребовалось оборудовать мини-клинику: закупить медицинский концентратор кислорода, увлажнитель воздуха, санатор и многое другое. Все эти приборы я покупала в тех местах, которые мне рекомендовали врачи. Потом обнаружила, что переплатила в два-три раза от их реальной стоимоcти».

Ирина сталкивалась с желанием выжать из родных больного ребёнка всё до копеечки. Суммы озвучивались внушительные. При этом врачу было достаточно пощупать конверт пальцами, чтобы сразу определить, какое там количество стодолларовых купюр.

Но что ещё ужаснее — выкачивая из родных деньги, врачи не лечили Риту, а калечили. «Малышке сделали совершенно ненужную операцию — об этом нам потом сказали израильские врачи. Племяннице установили в животике гастростому, чтобы питалась она не обычным способом, а через шланг, куда шприцем закачивали жидкую пищу. После этой операции Рита стала страшно худеть. Она и так весила всего 7 кг, а стала 4 (!) кг, и это в один годик! Ребёнок превратился в скелет, обтянутый прозрачной кожицей. Неизвестно, чем бы всё закончилось, если бы племянница сама не выдрала у себя из живота эту трубку. Когда мы довезли её до врачей, те не стали делать повторную операцию. И Рита, о чудо, начала кушать самостоятельно, постепенно набирая вес. Она сама себя спасла!»

«Петь не могу». Пока

Однако мама девочки всё равно была в постоянном напряжении, ведь даже при стабильном состоянии Риты мокроту из дыхательных путей надо откачивать 8-10 раз в сутки, иначе ребёнок умрёт от удушья. Ночью это приходится делать по 3-4 раза. Поэтому Ольга практически круглые сутки не спала.

«Через полгода сестра снова попала в реанимацию, на этот раз — остановка сердца, — рассказывает Ирина. — Сейчас Ольга опять в больнице, уже со вторым сердечным приступом. А недавно мы похоронили нашего папу, дедушку Риты, ему не было и 60 лет. Отец очень сильно за всё переживал. Даже не знаю, на чём держусь я сама».

Но есть просвет в этой истории. Риту можно избавить от трахеостомы — в этом заверили израильские врачи. Девочка набрала вес, чувствует себя достаточно хорошо для того, чтобы перенести главную в своей жизни операцию, которая избавит её от каждодневных процедур по откачиванию мокроты. Сейчас, когда мама в реанимации, за дочкой следит папа. Папа Риты — трудяга с мозолистыми руками, который в последнее время переквалифицировался в медсестру. Процедура откачки мокроты из дыхательных путей очень болезненная. Через дырочку в трахеостоме вставляется тонкий катетер, подключённый к специальному аппарату. Он, как пылесос, вытягивает мокроту. После каждой такой экзекуции Рита от боли сворачивается, как ёжик, в клубок. Если родители выходят с девочкой из дома даже на полчаса, они обязательно берут с собой 5-килограммовый агрегат — а вдруг им срочно придётся воспользоваться? Раз в две недели надо менять и саму трубку в горлышке.

Девочка растёт очень смышлёной, из игрушек предпочитает машинки, особенно любит тракторы. Выпросила у родных в подарок двух волнистых попугайчиков, сидит рядом с клеткой, слушает их пение, потом показывает на своё горлышко: «Не могу». Так она объясняет, что ей трудно произносить звуки. Трубка мешает.

Израильская клиника готова принять Риту уже в конце марта. Операция делается в два этапа. Восстановление занимает три месяца. Успешных исходов подобных операций у таких маленьких пациентов, как Рита, в Израиле больше, чем в России.

Верность старшей сестры в этой истории потрясающа. Маленькая Рита называет мамой и Ольгу, и Ирину. Они обе верят, что девочка справится со всеми трудностями, ведь она уже столько пережила и доказала, что по натуре боец.

Сейчас настал решающий раунд. Надо собрать 61 тыс. долл. Именно на такую сумму клиника выставила счёт. У каждого, кого тронула эта история, есть возможность сделать вклад в копилку новой жизни маленькой Риты.

Фонд «АиФ. Доброе сердце» начинает сбор 61 тыс. долларов для 2-летней Маргариты

 

Если вы хотите помочь

Если вам нужна помощь

О фонде «AиФ. Доброе сердце»

 

ТЕМ, КТО ХОЧЕТ ПОМОЧЬ

Для тех, кто решился поддержать подопечных Благотворительного фонда газеты «Аргументы и факты», мы публикуем банковский счёт.

Благотворительный фонд «АиФ. Доброе сердце», номер счёта 40703810940170358401 в АКБ "Промсвязьбанк"(ЗАО), ИНН 7701619391, БИК 044525555, номер корр./сч. 30101810400000000555, для программы «АиФ. Доброе сердце» (НДС не облагается).

Образец заполнения бланка

 

Валютные переводы
Благотворительный фонд «АиФ. Доброе сердце»
Реквизиты для рублевых перечислений:
Благотворительный Фонд «АиФ. Доброе сердце»
ИНН  7701619391, КПП 770101001
Р/с 40703810940170358401
БИК 044525555
К/с  № 30101810400000000555
АКБ «Промсвязьбанк» (ЗАО) г. Москва
 в отделении 1 Московского ГТУ Банка России 

Доллары США (USD) N 40703840240170358401 with
Deutsche Bank Trust Company Americas,
New York, NY, USA
SWIFT: BKTR US 33
Account No. 04410090

ЕВРО (EUR) N 40703978840170358401 with
Deutsche Bank AG
Taunusanlage 12, 60325 Frankfurt/Main Germany
SWIFT: DEUT DE FF
Account No 10094751040000

Телефон/факс (495) 221-56-28, dobroe@aif.ru

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*