Дженнифер Анистон: «Когда предлагают сыграть мать 17-летнего подростка — отказываюсь»

.

Дженнифер Анистон: «Когда предлагают сыграть мать 17-летнего подростка — отказываюсь»

На ней лавандовый свитер, майка, джинсы и черные ботинки. Дженнифер Анистон входит в ресторан в отеле Beverly Hills и направляется к дальнему столику. «Мое любимое место. Мне нравится этот укромный уголок». Но не тут-то было: посетитель за соседним столом одаривает ее неприличным жестом. Анистон в замешательстве. «Незнакомцы постоянно показывают мне средний палец», — жалуется она. Но через секунду, расхохотавшись, актриса признается, что знакома с грубияном.

Она весело машет ему, демонстрируя золотое кольцо, на котором красуется ее имя, — как будто его кто-то не знает! Джен, как все ее называют, сочетает в себе лоск большой звезды и смешливость простой девчонки, и за умение вовремя применить нужное качество ее полюбили толпы поклонников сериала «Друзья» и кассовых мелодрам, среди которых «Марли и я», «Развод по-американски», «Притворись моей женой». И даже ироничная реакция Анистон на новость о присуждении ей титула самой сексуальной женщины всех времен по версии журнала Men’s Health (где она опередила легендарных Брижит Бардо и Мэрилин Монро), кажется очень человечной: «Сижу я дома с грязными волосами и с маской на лице. И вдруг мне сообщают, что я самая что ни на есть секси! Можете себе представить?» Пытаемся.

В ресторане приглушили свет, и Анистон не преминула поиграть в соблазнительницу. «Здесь вдруг стало так романтично», — она лукаво оглаживает рукава свитера.

В последнее время только и успевай следить за изменениями в ее жизни. В прошлом году она сыграла в комедии «Несносные боссы» сексуально озабоченную дантистку Джулию Харрис, которая пытается соблазнить героя Чарли Дэя. А также срежиссировала короткометражку для альманаха «Пять» — он посвящен женщинам, борющимся с раком груди.

Перемены коснулись и ее личной жизни. Актриса продала свой эффектный особняк в Беверли-Хиллз за 38 миллионов долларов, сняв вместо него уютный домик, и заодно отхватила себе роскошные апартаменты в центре Нью-Йорка. А весной у нее завязался роман с актером, режиссером и сценаристом Джастином Теру. «Мы пытаемся существовать на два берега, и сейчас я ищу новый дом в Лос-Анджелесе», — говорит она.

На просьбу описать свою жизнь на нынешнем этапе она отвечает «счастливая и размеренная» и сверкает довольной улыбкой. «Мне хочется больше видеться с друзьями, больше путешествовать. Я это говорю каждый год, но на сей раз так и будет!»

Анистон словно олицетворяет название своего нового фильма «Страсть к перемене мест». В нем пара замученных стрессом нью-йоркцев (мужа играет Пол Радд) попадает в коммуну хиппи в Теннесси. Воодушевившись таким соседством, они ловят нужную волну, что порождает череду забавных событий.

За кадром вся команда, включая Теру, была таким же сплоченным кланом, и актриса сравнивает отношения съемочной группы с отношениями семейными. Впрочем, слово «семья» в сочетании с фамилией Анистон, как обычно, вызывает множество слухов и домыслов. Но эту тему она оставляет без комментариев. Зато на остальные вопросы читателей отвечает с удовольствием.

 

InStyle
Все, что вы хотели знать о Дженифер Анистон

— Какая сплетня про вашу жизнь раздражает больше всего?

— Ох, их так много. Наверное, про тот давний любовный треугольник с моим бывшим мужем — и про то, что у нас с ним сейчас якобы какая-то жуткая вражда. Такие заголовки мне страшно надоели. Я, конечно, понимаю, что многим журналистам эта старая как мир история приносит деньги, но она не имеет ничего общего с реальностью.

— На какой возраст вы себя ощущаете? И что для вас сексуальность?

— Знаете, когда я понимаю, что годы идут? Когда смотрю на 20-летних девочек или актрис нового поколения и думаю: «Мы же вроде ровесницы?» (Анистон сорок три. — Прим. ред.). Ты просто не видишь себя со стороны. Или когда на предложение сыграть мать 17-летнего возмущаюсь: «Мне еще это не по возрасту!» А потом понимаю, что вообще-то очень даже да. А так я вообще не чувствую своих лет и до сих пор считаю себя юной. Сексуальность? Когда я в своих джинсах и футболке моего парня.

— Вам нравится то, как одевается ваш бойфренд? И повлиял ли его стиль на ваш?

— Во-первых, у него действительно отличный, узнаваемый и давным-давно сложившийся стиль. Повлиял ли он в этом отношении на меня? Нет, но я не раз слышала: «Надо же, вы одинаково одеты!» А я про себя думаю: «Да вовсе нет. Этот жакет у меня уже три года».

— Как менялись ваши требования к спутнику жизни?

— Методом проб и ошибок. Столкнувшись со всеми мыслимыми человеческими недостатками, в итоге сужаешь список желательных достоинств. Чем старше я становлюсь, тем яснее понимаю, какие качества важны в любимом и какие мне подходят. И с чем я не готова мириться никогда.

— Если бы пришлось оставить лишь четыре вещи из гардероба, что бы это было?

— Сапоги, красивый блейзер, шарф. И джинсы — их я до конца своих дней буду носить. А можно еще одну вещь? Черный кожаный жакет на зиму.

— Вы думали когда-нибудь сделать кардинально другую прическу или поменять цвет волос?

— Я думала покраситься в каштановый, мне кажется, волосам пойдет на пользу — это мой натуральный цвет, а осветление все-таки вредно.

— Кем бы вы стали, если б не выбрали профессию актрисы?

— Режиссером. Очень горжусь своим фильмом для проекта «Пять», где я была продюсером и режиссером. Или косметологом. Я просто помешана на уходе за кожей, кремах и лазерных процедурах. Часами пропадаю в интернете, читая все подряд на эту тему. Называю это«лазерное порно».

— У вас есть скрытые таланты, о которых никто не подозревает?

— На съемках «Страсти к перемене мест» мы играли в шарады, я на них собаку съела. Было две команды, один судья, один список имен. Команда, которая проходит первой весь список, выигрывает. Некоторые люди поливают друг друга грязью при проигрыше, но я не завистливая и могу искренне поздравить победителя.

— Правда, что ребенком вы нарисовали картину, которую выставили в музее Метрополитен?

— Да! Это было изображение Давида и Голиафа, сделанное восковыми карандашами. Сейчас уже не знаю, где оно, — может, у моей мамы. В музее выставляли работы учеников моей школы и выбрали мой рисунок. Было круто. Надо бы найти его.

— Какие у вас есть прозвища?

— Для Кортни Кокс я Дженни Луиза. Не знаю, почему, — спросите ее. Кэти Нэджими зовет меня Мишель, поскольку не смогла запомнить мое имя при первой встрече. А в старших классах вокруг было столько Дженнифер, что каких только имен мне не давали: Джо-Джен, Дженна, Дженна-Бин, Дженни А.

— В кого из звезд вы влюблялись в старших классах?

— В 12 лет по уши втюрилась в Саймона Ле Бона — я безумно фанатела от Duran Duran. Еще в Шона Кэссиди. Не знаю, что меня в нем больше привлекало: волосы, щенячьи глаза или чувственный рот.

— Какой фильм и какая песня кажутся вам самыми романтичными?

— Наверное, «Где-то во времени» с Кристофером Ривом и Джейн Сеймур — очень романтичное кино. И песня «In My Life» The Beatles. «In my life I love you more…» (поет).

— На какую вещь вы недавно сильно потратились?

— В сентябре на аукционе, организованном Беном Стиллером в пользу Гаити, я купила прекрасную картину афроамериканской художницы Гленн Лиджон, сделанную углем. Сейчас она висит в моей квартире. Я впервые лично присутствовала на настоящем аукционе — где были таблички с номерами участников и аукционист. Я сильно трусила — собственно, табличку держал мой бойфренд.

— Какому самому большому риску в жизни вы подвергались?

— Сложно сказать. Порой даже выход из дома может быть большим риском!

К слову, по окончании интервью задиристый приятель актрисы, прислушивавшийся к беседе все это время, подошел к нашему столику и язвительно произнес: «Не могла хотя бы на пару вопросов ответить честно!» Дженнифер, смеясь, парировала: «Я всегда говорю только правду».

Интервью из нового номера журнала InStyle.

 

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*