Эдуард Кузнецов: «Цель Pussy Riot – не свалить режим, а самовыражение»

.

Эдуард Кузнецов: «Цель Pussy Riot – не свалить режим, а самовыражение»

Дело Эдуарда Кузнецова, более известное как «Самолетное дело», стало поворотным пунктом в персональной истории так называемых «отказников» — советских евреев, которым государство не позволяло легально репатриироваться в Израиль — и, по большому счету, во всей истории СССР эпохи Застоя. Несколько сравнительно молодых людей, которые уже успели получить несколько отказов в репатрииации (а надо понимать, что это определенным негативным образом сказывалось на социальном статусе гражданина СССР — например, «отказники» зачастую теряли шанс на продвижение по службе), решили попытаться сломать сопротивление системы, раз уж договориться с ней не получалось. Эдуард Кузнецов и его сторонники, рижские евреи, организовали попытку угона самолета. Главным требованием потенциальных угонщиков было обеспечение перелета в Израиль.

 

Справка

Эдуард Самуилович Кузнецов родился в 1939 году в Москве. Учился на философском факультете МГУ. В 1961 году был арестован за антисоветскую агитацию и участие в самиздате и приговорен к 7 годам лагерей. В 1970 году стал одним из организаторов попытки захвата самолета для выезда из СССР. «Заговор» раскрыли, Кузнецова приговорили к смертной казни, замененной на 15 лет лишения свободы. В 1979 году он был освобожден (в обмен на советских разведчиков) и покинул СССР. Ныне живет в Израиле, где в 80-00 годы активно занимался публицистикой и общественной деятельностью.  

 

Сам Кузнецов в своих мемуарах подчеркивал, что попытка была изначально провальной и задумывалась скорее как демонстрация, которая может вызвать резонанс за пределами СССР и заставить советскую систему изменить отношение к репатриации евреев и вообще желанию своих граждан сменить гражданство (например, в случае брака с иностранцем). На угон Кузнецов и его сторонники отправились практически безоружными, были задержаны, судимы и получили существенные сроки тюремного заключения — сам Эдуард Самуилович изначально был приговорен к расстрелу, только впоследствии замененному лишением свободы. Однако результат сурового приговора стал парадоксальным — под давлением мирового сообщества, чье внимание привлекло «Самолетное дело», «отказников» стали выпускать из страны. Один судебный процесс смог если не развернуть государственную машину, то, по крайней мере, повлиять на траекторию ее движения.  

«АиФ» обсудил с бывшим советским диссидентом Эдуардом Кузнецовым возможные международно- и внутриполитические последствия обвинительного приговора, вынесенного участницам группы Pussy Riot.

«АиФ»: — Повлечет ли обвинительный приговор какие-то политические последствия в стране?

Э.К.: — Трудно сказать. По странной случайности этот процесс приобрел очень серьезную известность, в том числе и в некоторых европейских странах. Теперь считается, что Pussy Riot – серьезные деятели шоу-бизнеса, потому что, по сути, они занимаются тем же, что и фигуры шоу-бизнеса. Совершенно неожиданно получилось, что резонанс настолько велик, что Путину придется попятиться. Но Путин инерционен в этом плане, пятиться он не умеет, и скорее всего, будет продолжать действовать в прежнем направлении. В общем, они попали в собственную ловушку. Из ерунды раздули такой пожар. Репрессивная машина всегда работает очень инерционно, и, как правило, по очень примитивному сценарию. Ждать от них каких-то новаций в этом плане бесполезно. Но трудно сказать определенно, как сложится ситуация. Многое будет зависеть от того, как поведет себя международное сообщество – и общество внутри страны. Все это зависит от очень многих составляющих, которые должны сложиться воедино, в мозаику, но какой будет узор – неизвестно. Возможно, общество среагирует пассивно, а может быть, и нет.

«АиФ»: — Как вы считаете, что толкнуло Pussy Riot на их действия? Это был политический протест, сходный с вашим?

Э.К.: — Я думаю, они действовали в рамках своей идеологии панк-группы, и получилось так, что они попали случайно в некий очень чувствительный нервный узел из-за совпадения моментов исторического и политического. Случайно они попали в этот нервный узел. И пошло-поехало, по своей собственной логике начали развиваться события. Pussy Riot в этом даже не виноваты – так получилось. В разных странах и кругах об этом судят по-разному. В Израиле, скажем, на Pussy Riot всем глубоко наплевать. Большинство граждан и слыхом не слышали об этом. Ну что такое – еще одни панки, тут таких много. А в России и вообще в обществе, где гайки закручены властью уже до предела, люди срываются, тяготеют к политическому экстриму, государство провоцирует их на агрессию, неадекватные действия. Бардак, анархия и сплошное тьфу.

«АиФ»: — Вы сидели в тюрьме за антисоветскую агитацию, за «самолетное дело» вас к высшей мере приговаривали. Вы и сейчас считаете, что достижение политической цели стоило отказа от свободы, благополучия?

Э.К.: — Да не было у нас благополучия. И нам было значительно проще, чем современным «политическим». Нас загнали в угол, не выпускали из страны, и мы пошли на экстремальные меры. Всякий тоталитарный и диктаторский режим сам создает себе врагов сплошь и рядом, на пустом месте, и врагов смертельных! Вспомните хотя бы провокатора Геннадия Нечаева, который раздавал своим сторонникам запрещенную литературу и сам же доносил об этом в жандармерию, чтобы их посадили: посидят годок и выйдут настоящими революционерами. Так и в тоталитарном советском режиме. Невозможно было в какой-то момент сказать: «Все, я устал от политической борьбы, хочу уехать в деревню, копать картошку, жить спокойно». Как только ты это подумал – госбезопасность тут же на тебя наваливается, почувствовав твою слабину, и начинает тебя ломать, чтобы превратить в своего сотрудника. Или ты превращаешься в тряпку, в агента власти, ГБ, или борешься до конца. Хошь не хошь: попал – греби, как бы не было тяжело, борись с режимом. А склонился к переходу линии фронта – хоп, ты лопнул.

«АиФ»: — А Pussy Riot могут оказаться в таком положении?

Э.К.: — Думаю, что вполне могут. Но они пока, судя по всему, держатся нормально. Симпатичные вполне девушки. Но их цель, на мой взгляд, — не свалить режим, а самовыражение, самореализация. Нормальные задачи шоу-бизнеса, но выше их ничего нет, нет каких-то идеологических сверхзадач. Самореализация. Они не очень-то и сами понимают, чего они хотели-то на самом деле.

 

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*