Екатерина Волкова: На мне клеймо «Воронины»

.

Екатерина Волкова: На мне клеймо «Воронины»

– Вам долго пришлось «оббивать пороги», прежде чем появилась востребованность?

– Наверное, да. Институт я закончила в 2003 году, первые два года была вообще тишина, оббивала пороги «Мосфильма» и других киностудий, разносила свои фотографии с утра до вечера, каждый день проходила по четыре кастинга на рекламу и все никак. Потом я решила уходить из профессии, подумала: «Все! Больше не могу!» Параллельно начала учиться в Финансовой академии, думала: сейчас закончу академию и завязываю с искусством, ну, не складывается, не мое значит, пойду работать в банк. Но потом меня утвердили в рекламе бульонных кубиков и с этого момента у меня было по 2-3 рекламных ролика в месяц, параллельно появились эпизодические роли в кино. Я не отказывалась, с удовольствием шла. Потом уже начали приглашать и на главные роли.

– Тяжело ли сниматься в таком продолжительном сериале?

Maximonline.ru

– Актер без работы ноет: вот бы работу. Когда появляется работа и она длительная: хорошо бы отдохнуть. Но проект замечательный. У нас сложилась потрясающая команда. Мы все закончили один вуз: я, Егор Дронов, Борис Клюев, он же там преподает, и Анна Фроловцева. Только Станислав Дужников закончил МХАТ. Мы друг друга все чувствуем, понимаем, у нас сложилась вторая семья, мы и по сей день замечательно общаемся.

– Екатерина, вы разделись для февральского номера мужского журнала «Максим». Зачем?

– Я сделала это для мужа. На самом деле, когда мне предложили это, я с ним посоветовалась. Он сказал, что это прикольно. А через некоторое время я ему сказала, что иду сниматься для «Максима», и ответ услышала: «Я думал, ты пошутила!». Но я стала рассказывать, что не буду голой и сделаю это красиво. Ведь в женщине должен быть секрет и изюминка.

Муж видит меня каждый день дома, но увидеть на обложке или в журнале – это совсем другое дело. Он мне потом сказал: «Ну, да. Красиво. Я даже посмотрел на тебя какими-то другими глазами. Обычно листаешь журнал, видишь там каких-то непонятных девушек, а тут вдруг раз – и жена».

– Такое качество, как профессиональная зависть, вам свойственно?

– Не то чтобы зависть… Наверное, хочется работать побольше, чтобы наступил такой момент, когда звонят и говорят: «Утвердили Вас и больше никого не пробуем». Вот этого очень хочется. Зависть – плохое качество, но где-то в глубине души иногда думаешь: повезло ей, ее взяли, а меня нет. Такое есть, не отрицаю.

Очень мягким человеком я себя тоже назвать не могу. Я не буду хамить, но если вдруг меня заденут… Я не люблю несправедливость и могу сказать об этом в лоб. Один раз я сказала, придя на площадку, режиссеру о том, что кажется мне несправедливым, больше этот режиссер со мной не работает.

 

Maximonline.ru

– Творческие люди не любят, когда им правду говорят?

– Конечно. Мы снимали проект. Я появлялась в начале, в середине и в конце. Я помню обстановку, которая была в начале. Пришла в середине и понимаю, что тут уже правит не режиссер, а актер. И я честно об этом сказала. Человек обиделся. И теперь, встречаясь где-то в коридорах, он делает вид, что меня не знает и не здоровается. Я не считаю, что я поступила плохо. Я же не сказала это при всех, я сказала это тихонечко, лично ему, когда мы были наедине. Если обидела, ну, извините.

– У вас сейчас есть предложения от режиссеров?

– Когда снимали «Ворониных», было много предложений, но физически невозможно было в чем-либо участвовать, потому что мы снимали 25 дней в месяц. А потом я еще и забеременела. Сейчас активных предложений нет, даже есть какое-то клеймо: «Ой, Воронины, нет, нет». А мне уже хочется уйти от образа положительной мамы.

Читайте полный текст беседы с актрисой

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*