Евгений Сатановский. Альянса России с арабами не может быть по определению

.

Евгений Сатановский. Альянса России с арабами не может быть по определению

На сегодняшний день ведущую роль на Ближнем Востоке,  в арабском мире играют Саудовская Аравия и Катар. Именно они стоят за теми ситуационными изменениями, которые там происходят. Это тот «хвост», который вертит «западной собакой».

Мы очень часто и много говорим об американском империализме, о западной экспансии и гегемонии, о неких руках, которые тянутся к арабской нефти, плохо понимая, что большая игра изменилась. Часть фигур стала игроками, часть бывших игроков ослабла, и сегодня ими вертят бывшие фигуры. Это, кстати, не очень большая радость для России, потому что активизация наших арабских коллег при сладких улыбках в ходе визитов на высшем уровне как-то не конвертируется ни во внешнюю торговлю, ни в инвестиции на российскую территорию, ни тем более в какие-то долгосрочные прочные отношения между нашими странами. Пока еще масштабного джихада против России на территории Северного Кавказа и Поволжья не финансируется, хотя угрозы такого рода в арабских газетах в связи с Сирией за последние несколько недель появились и появились напрямую.

Впрочем, зажечь сегодня Северный Кавказ и Поволжье они не могут, потому что усилий, чтобы это все потушить, было много. Кроме того, никто не сказал, что это опаснее, чем идущая из Средней Азии экспансия саудовско-пакистанских групп или различных групп, основанных в Палестине, или различных джамаатов, которые сидят сегодня в афгано-пакистанском пограничье, или той же Турции, которая работает более мягкими методами, через движение «Нурджулар» в том числе. Но видно, что происходит на территории Украины с ее полутора миллионами новообращенных в ислам, с ситуацией в Крыму и много чем еще. Поэтому тут, кто хуже, левый уклон, правый уклон, поди скажи.

Много выбили местных амиров на Северном Кавказе, северокавказские элиты наелись партизанской войны, и те деньги, которые получает Северный Кавказ, он получает из Москвы, из федерального центра в объемах, которые никогда ему с арабского Востока не поступят. И это сильно исправляет ситуацию. Хотя желание, разумеется, есть и угроза такого рода, особенно после избиения российского посла в Катаре. Вообще редко где бьют российских послов до состояния почти потери зрения, была серьезная опасность, что человек ослепнет. Демонстрации около российских посольств, такого не было даже в годы войны в Афганистане.

Все это показывает, что там у нас нет ни потенциальных союзников, ни близких или не близких друзей, что все сладкие слова о том, что Россия и арабский мир – братья навек – очень мило, но мы – братья только в момент, когда мы засыпаем этот регион десятками миллиардов долларов, переходящими в небольшие сотни, строим там за свой счет Асуанские плотины, металлургический комбинат и много чего еще на отдельные деньги, вместо того чтобы строить это все в России, и загоняем туда десятки своих специалистов, гражданских, военных, для того чтобы они там создавали в этих странах, что могут создать, воевали за эти страны, прикрывая их от последствий их собственных авантюр, а вот во всем другом мы оказывается не братья, мы еще им и должны. Это очень тяжелая наглость, иначе назвать это невозможно, но нам предъявляют большие счета, забыв о том, что никто в арабском мире испокон века нам никаких долгов постсоветских не вернул. Индия вернула, но Индия – не арабская страна, это совершенно отдельный уровень отношений, а все остальные даже забыли о существовании России, при том, что мы опять начинаем терять там не десятки миллиардов, но миллиарды, как в Ливии, что тоже жалко.

Конечно, воевать с Катаром или Саудовской Аравией мы не будем, хотя порой иногда очень хочется чего-нибудь такое сделать, чего они не ждут. Иногда это делается. Яндарбиева на территории Катара, который прикрывает всех террористов планеты и который туда прибыл с примерно 700 человек из своего окружения, все-таки ликвидировали, что удивило катарского эмира чрезвычайно, он почему-то думал, что с ним такого не будет, и они могут только подтравливать на нас своих террористов.

В политическом же плане мы от них никак не зависим. Нам не нужна их нефть, как Китаю. Соответственно, у нас нет рычагов давления на эти государства по закупкам нефти или газа, они наши прямые конкуренты. Запад поставляет им вооружение. На самом деле никакого альянса, на который вечно надеются наши антизападники, с арабским миром, с исламским миром не может быть по определению, потому что такой альянс уже есть – альянс Запада с арабским миром, Запада с исламским миром, в том числе и против России, ежели что. Ему десятки лет, он сцементирован десятками лет обучения местной элиты в Лондоне, Бостоне, Гарварде, я уж не говорю о сотнях и сотнях взаимных инвестиций.

Противопоставить этому нечего, этот альянс существует. Задача – удержать его на максимальном расстоянии от российских границ, попытаться сбалансировать, что мы сейчас и делаем, остаток баланса в регионе, потому что традиционно ведь был треугольник. Каждый, кто видел в своей жизни табуретку, знает, что на трех ножках она держится, а на двух не очень. Так вот была эта ближневосточная табуретка: Иран, тоталитарный режим после исламской революции, шиитский; суннитские монархии, в том числе ваххабитские, светские автократии. И это все во взаимной неприязни и борьбе как-то держалось. Выбив Ирак, американцы нарушили этот баланс всерьез, Иран усилился, дальше они пошли работать на одну из ножек табуретки, выбивая вторую – светские автократии, сегодня это Алжир и Сирия, больше уже ничего не осталось, все остальное — это или исламские республики, или арабские монархии. Опасная ситуация, неустойчивая, поэтому остаток баланса, может быть, поможет удержать ситуацию от мегастолкновения, которое опять-таки Россию затронет косвенно. Мы вряд ли будем горько плакать от повышения цен на нефть.

Полная версия онлайн-интервью Евгения Сатановского

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*