Эволюция «МЫЛОдрам». От рабыни Изауры до Каменской

.

Эволюция «МЫЛОдрам». От рабыни Изауры до Каменской

В этом году сразу три суперзвезды отечественного ТВ времён 90-х празднуют юбилеи. Во второй половине мая 55 лет отмечает самая известная «рабыня» в мире Луселия Сантос — она же Изаура, 50 лет — Виктория Руффо, она же «Дикая роза», а в середине октября исполнится 60 «страдалице» из сериала «Богатые тоже плачут» Веронике Кастро.

Как это было…

Всё началось с «Рабыни Изауры» — бразильской «мыльной оперы», ставшей настоящей «бомбой» для сознания миллионов соотечественников. Страдания юной рабыни стали предметом обсуждения почти всей страны. В «изауропомешательстве» нас переплюнули, пожалуй, только венгры и кубинцы. Во время показа сериала в Венгрии зрители стали собирать деньги на то, чтобы выкупить Изауру из рабства, а на Кубе по просьбе пилотов и пассажиров меняли расписание самолётов, чтобы люди успели посмотреть очередную серию. У нас после показа «Рабыни» народ стал называть свои дачные участки не иначе как «фазенда», а двоюродных сестёр и братьев — кузинами и кузенами. Для отечественного ТВ показ «Рабыни Изауры» — кстати, в изрядно сокращённом варианте — стал экспериментом. Несмотря на то что эксперимент оказался удачным, продолжать его решились не сразу.

Зарубежные кинопрокатчики предлагали запустить в эфир мексиканский сериал «Богатые тоже плачут» — историю любви бедной девушки Марианны и богатого ловеласа Луиса Альберто. Заведующие кинопоказом на центральном телевидении категорически не хотели ставить этот «ужас» в эфир. После «Рабыни Изауры», где была классическая литературная основа, богатые исторические костюмы и декорации, сериал «Богатые тоже плачут» казался нашим телередакторам каким-то убожеством, где герои только и делают, что странно таращат глаза, рыдают и переливают из пустого в порожнее. В итоге было решено показать несколько серий, которые кинопрокатчики предоставили абсолютно бесплатно. Что было дальше — многие хорошо помнят. Через пару недель страна, позабыв об Изауре, следила за переживаниями Марианны. Зритель требовал «продолжения банкета», и он был продолжен. Вслед за «Богатыми…» один за другим телеэфир заполняли сериалы «Дикая роза», «Просто Мария», «Тропикана», «Жестокий ангел» и прочие… Народ запоем смотрел, обсуждал и называл эти «мыльные оперы» бесконечными. То, что история в 250-300 серий это не так уж и много, зритель понял после того, как начался показ «Санта-Барбары» — сериала, название которого стало у нас нарицательным. К середине 90-х заокеанские сериалы настолько прочно вошли в отечественный эфир и сознание граждан, что, казалось, они останутся там навсегда. Во всяком случае, в то, что российским кинопроизводителям удастся когда-нибудь снять что-то конкурентоспособное латиноамериканскому «мылу», у нас почти никто не верил. А зря…

 

Фото: РИА Новости

 

«Менты» наступают

Сегодня более 90% сериалов, идущих на наших экранах, российского, реже украинского производства. Одним из первых отечественных сериалов, которые «выстрелили», стали «Улицы разбитых фонарей». Эпопея о похождениях ментов в эфире уже 15 лет.

Латиноамериканские «мыльные оперы» ТВ-боссы давно уже не закупают, предпочитая создавать свой продукт. Сегодня актуальна другая практика: покупка прав на адаптированную постановку. Так, например, некогда суперпопулярный сериал «Не родись красивой» — это русская версия колумбийской теленовеллы «Бетти-дурнушка», а сериал «Татьянин день» — наша версия колумбийской же «Войны роз».

 

Фото: РИА Новости

 

«Сейчас технологии производства «телемыла» у нас и в Латинской Америке абсолютно одинаковы, — говорит продюсер Илья Неретин, член Российской академии ТВ и Международной ТВ-академии «Эмми». — Что касается содержания, то по своей сути оно, думаю, также мало отличается. Всё это, разумеется, пришло к нам не сразу. Знаю, что, например, родоначальник и главный продюсер отечественного «телемыла» много ездил по латиноамериканским студиям, чтобы изучить процесс. Нужно было понять, куда и как ставятся камеры, как пишется сценарий, на какие сроки в производстве нужно ориентироваться, как монтировать и множество других вещей. Всему этому мы научились, так же как научились снимать многосерийные телефильмы, которые часто ошибочно причисляют к «телемылу».

Жанр сериала долгое время считался у нас низкопробным даже среди самих кинематографистов и актёров, которые в этих сериалах снимались. Сегодня все уже понимают — сериал сериалу рознь.

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*