Фабрика чудовищ

.

Фабрика чудовищ

Начало репортажей из Сирии читайте в «АиФ» № 11.

Город Хомс — прямое доказательство тому, что войны XXI века выигрывают не оружием. Побеждает картинка в телевизоре или видео в Интернете.

- Вот этот смуглый — из Йемена. Тот, что рядом, — из Саудовской Аравии, даже документы были при нём. Чуть дальше лежат сразу два ливанца. Те трое — местные. Бородача видишь, с ранением в грудь? Судя по водительским правам, египтянин.

[articles: 50335,50442]

Мохаммед аль-Шариф, сотрудник агентства САНА, показывает мне на трупы убитых боевиков. Они лежат вповалку — на багровом асфальте, впитавшем в себя невесть какое количество крови. Район Баба-Амр в мятежном городе Хомс ранее считался оплотом сирийской оппозиции — в начале марта его штурмом взяли правительственные войска. Ощущение Сталинграда: целые кварталы снесены артиллерией, от домов остался лишь фундамент. Прямо у блокпоста — сгоревший джип с пулемётом, внутри скорчились обугленные тела повстанцев. Сонный торговец толкает мимо тележку, полную апельсинов. «Война войной, — говорит он, видя моё изумление, — а витамины-то нужны!»

«Сложно быть диктатором»

- Вот скажи мне, — устало говорит Мохаммед, — мы пять кварталов прошли — ты здесь видел хоть одну погибшую женщину или ребёнка? А если посмотреть Си-эн-эн, наша армия в Хомсе только тем и занимается, что систематически превращает мирных жителей в фарш. Вообще-то перед обстрелом города войска открыли коридор — почти все горожане покинули Хомс. Но хоть ОДИН телеканал на Западе про это сообщил?

Хомс — прямое доказательство тому, что войны XXI века выигрывают не оружием. Побеждает картинка в телевизоре или видео в Интернете. Разгром врага вовсе не говорит о том, что ты победитель. Да, я прекрасно знаю: журналисту всегда стараются замылить глаз официальной пропагандой, в том числе и доказать, что революция делается руками заезжих боевиков. И хотя действительно не видел в Хомсе убитых женщин и детей (препятствий мне не чинили — иди куда хочешь, смотри что хочешь), но я вполне допускаю, что в Баба-Амре гибли мирные жители: ведь танки лупили по городу прямой наводкой. Но есть и другая правда. Си-эн-эн и Би-би-си её не показывают. Повстанцы вырезали в Хомсе сотни сторонников президента Сирии Башара аль-Асада: не военных, а самых обычных людей. Например, директора местной школы (как и аль-Асад, он принадлежал к секте мусульман-алавитов) боевики застрелили вместе со всей семьёй, включая троих его детей, а тела выбросили с балкона. Сразу вспоминается ситуация с Каддафи: мировое сообщество громко возмущалось разгоном демонстраций протеста, но игнорировало видео в Интернете, где восставшие кромсали на куски ливийских солдат.

- Сложно быть кровавым диктатором, — откровенно издевается Пьер Ибрагим, журналист сирийского телевидения. — Говори чистую правду сколько угодно — тебе всё равно никто не поверит. Обратите внимание: в первый день штурма Хомса иностранные информагентства распространили новость — при обстреле погибли 250 человек. Источник? «Сообщил по телефону представитель сирийской оппозиции». И всё, этого достаточно! Значит, каждый человек может от балды назвать любые цифры — и Запад принимает это на веру автоматически! Я находился в тот день в Хомсе и скажу: такого количества жертв и близко не было! Но кто же обратит внимание на слова сторонника тирании? Мы можем сорвать глотку от крика, но Запад нас не услышит.

Нажмите для увеличения
«Ты сам трупы видел?»

О масштабах боёв в Хомсе свидетельствуют не только мертвецы и обращённые в пыль дома. Асфальт погребён под грудами гильз от снарядов и пулемётных лент — боеприпасов не жалели ни армия, ни боевики. Последние, кстати, не испытывают проблем с оружием, включая противотанковые гранатомёты. Невзирая на это спокойно работает автобусная станция: из Дамаска в Хомс едут и такси, и другой пассажирский транспорт. Как же тогда воспринимать информацию о том, что в Баба-Амр не пропускали грузы Красного Креста и к решению этой проблемы подключался даже генсек ООН? Согласно рассказам сирийских журналистов, Красный Крест сам долго не мог доехать до Хомса, но и верно — кто же поверит «псам кровавого режима»? Только сторонники демократии способны говорить правду. До «арабской весны» Башар аль-Асад считался одним из самых продвинутых ближневосточных лидеров — он развивал в стране Интернет, открыл Сирию для туристов, а люди в разговорах с иностранцами запросто критиковали власть. Подобное было физически невозможно в Ливии при Каддафи или в Ираке при Саддаме. Теперь же благодаря Интернету и ТВ из аль-Асада сфабриковали чудовище, поедающее младенцев на завтрак. Доказать обратное невозможно — вам снова расскажут про мёртвых женщин и детей.

- Вы видели демонстрации в Дамаске? — спрашивает Салах Нур, чиновник администрации Хомса. — И я не видел. Зато в Интернете можно прочесть интервью «очевидцев»: дескать, полиция добивает раненых демонстрантов ножами. Особенно меня «порадовали» видео протестов в Хомсе. Какой идиот выйдет на митинг во время войны? С января в Дамаске взорвались 4 смертника, погибли 120 человек: ответственность взяла на себя «Аль-Каида». По Си-эн-эн взрывы показали, про «Аль-Каиду» — ни  слова…

В отличие от Каддафи, полностью провалившего свою медиакампанию, Башар аль-Асад действует иначе. Он не применяет авиацию против боевиков и тем самым не даёт ООН повода объявить Сирию бесполётной зоной. Журналистов пускают без проблем, визу легко получить на границе, препятствий в работе не чинят. Помогает ли это? Довольно слабо. Установку «эти — плохие парни, а те — рыцари в сияющих доспехах» не перебьёшь ничем. Например, французского телевизионщика Жиля Жакье убили боевики, но президент Франции Николя Саркози обвинил в его смерти… правительство Сирии.

Покинув вдребезги разбитый Хомс и перебравшись в Ливан, я ехал ночью в аэропорт. Узнав, что я русский, таксист начал ругать Россию за поддержку Сирии: это плохо, поскольку Башар (разумеется!) убивает женщин и детей. «Ты сам-то хоть один труп видел?» — спросил я. «Нет… но по телику рассказывают. Разве они будут врать?» О, делать так необязательно. Достаточно, как и в Ливии, просто игнорировать в эфире преступления своих друзей. Это теперь и есть демократия…

«Если боевики в Дамаск сунутся — я их сковородкой приложу!» Как переживают войну 40 тыс. российских граждан, живущих в Сирии? Читайте в следующем номере «АиФ».

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*