«Фэйр плей» в наследство от бабушки

.

«Фэйр плей» в наследство от бабушкиОлимпийское благородство

Юная Меган Фогель на чемпионате штата считалась фаворитом в забеге на дистанцию две мили. В ходе борьбы на дистанции Фогель лидировала, но увидела, как упала, травмировавшись, одна из ее соперниц — Арденн Макмат. Тогда Меган остановилась, помогла сопернице подняться, и довела ее до финиша. Девушки финишировали 14-й и 15-й, но Меган стала на некоторое время настоящей звездой ТВ.

Наверное, от этого примера «фэйр плей» прослезились бы не только пропагандисты советского спорта, которые с удовольствием рассказывали подобные истории об атлетах из страны победившего социализма, но и сам основатель современного олимпийского движения барон Пьер де Кубертен.

Вот только, увы, то что столь красиво выглядит на уровне юношеских соревнований, к современному спорту высших достижений и к его вершине — Олимпийским играм — мало имеет отношения.

Олимпизм и война систем

Энтузиасту де Кубертену Олимпиады виделись торжеством силы и духа, однако еще при жизни своего создателя было заметно, что основополагающие принципы олимпизма оказываются под угрозой.

Функционеры отчаянно боролись с профессионалами, не допуская тех на Игры, всячески пытались избежать политизирования Олимпиад, однако справиться с этим были не в силах.

Чем престижнее становились Олимпиады, чем почетнее становился титул олимпийского чемпиона, тем тяжелее было удерживать борьбу в рамках высоких идеалов.

С появлением в 1952 году на Олимпиадах сборной СССР, а вместе с ней и стран социализма, Игры стали ареной невоенной борьбы систем, где каждая любыми путями и средствами пыталась доказать свое превосходство.

А когда речь идет о соревновании систем, до церемоний ли тут, до «фэйр плея» ли?

Да и сам принцип неучастия профессионалов в Олимпиадах тоже подвергся ревизии де-факто. О том, что советские атлеты вовсе не слесаря и не доярки, знали, в общем-то все, однако продолжали делать вид, что ничего не происходит.

После теракта на Олимпиаде в Мюнхене, бойкота Игр в Москве и Лос-Анджелесе стало очевидно, что Игры являются ареной совершенно нездоровых политических страстей.

Бизнес есть бизнес

Тогдашний глава МОК испанец Хуан Антонио Самаранч, спасая олимпийское движение, решил защититься от политики бизнесом. Именно с Самаранча началась бурная коммерциализация Олимпиад и появление на ней официально спортсменов-профессионалов.

Самаранч добился того, что факел олимпизма не погас. Вот только ценой этому стал отказ от высоких принципов любительства, некогда положенных в основу возрождения античных Игр.

С уходом от политики страсти на Олимпиадах не только не затихли, но и стали разгораться с новой силой.

Олимпиада для спортсменов стала не только высшей точкой карьеры, но и источником обогащения, обеспечения высокого уровня жизни и себе, и близким.

Олимпийский успех ныне — гарантия не просто известности, а выгодных рекламных контрактов, внимания спонсоров и телевидения.

Современная Олимпиада — это не просто ярмарка тщеславия, это битва гладиаторов, мечтающих о победе, которая проложит дорогу к благополучной и обеспеченной жизни.

В этих условиях каждая спортивная арена более напоминает ристалище, где бьются насмерть.

Бегуны-легкоатлеты превосходно знают, что при плотном беге соперник, ничтоже сумняшеся, может ловким толчком выкинуть конкурента на бровку, или просто наступить на ногу, выводя оппонента из строя.

Ватерполисты и ватерполистки не скрывают, что борьба под водой идет непросто жесткая, но подчас и жестокая.

На протяжении олимпийского четырехлетия функционеры активно работают с судьями, дабы на главном старте обеспечить лояльность своему атлету и создать дополнительные проблемы чужому.

О допинге, война с которым, кажется, будет идти сколь долго, столь и бесплодно, даже и говорить не приходится.

Цель оправдывает средства

На зимней Олимпиаде-2002 в Солт-Лейк-Сити канадская пара фигуристов Сале / Пеллетье проиграв россиянам на льду, буквально вытребовала себе второй комплект золотых медалей, используя в качестве аргумента истерику болельщиков и давление прессы.

На летней Олимпиаде-1996 российских пятиборец Эдуард Зеновка, прошедший через тяжелейшие травмы и личную трагедию, будучи в шаге от золота Игр, упал на финише кросса, и счастливый казахский атлет промчался к триумфу, не обращая внимания на поверженного конкурента.

На летней Олимпиаде-2004 знаменитого гимнаста Алексея Немова, по сути, ограбили судьи, своими явно заниженными оценками вызвавшие гнев болельщиков разных стран, которые нельзя было унять добрых 15 минут. Но никто из конкурентов Немова, вытащенных за уши на пьедестал арбитрами, не отрекся от своей награды, несмотря на всю очевидную постыдность происходящего.

На Олимпиаде-2012 японский гимнаст Учи Ичимури в командных соревнованиях неловко растянулся при соскоке и, тем самым, получил низкую оценку, что лишало команду Японии медалей. Однако, несмотря на вроде бы очевидность ситуации, протест, поданный Японией, был удовлетворен, и Страна Восходящего солнца получила серебро, буквально содранное с британцев, а украинцы, только-только успевшие порадоваться своему месту на пьедестале, были с него безжалостно вышвырнуты.

В том же Лондоне в групповой велогонке один из лучших гонщиков мира швейцарец Фабиан Канчеллара незадолго до финиша упал на скользкой трассе и никто из конкурентов даже и не подумал повторять поступок юной бегуньи Меган Фогель.

Олимпиада сегодня — это большая схватка за государственный и личный престиж, за деньги, за славу и благополучие.

В этой большой драке «фэйр плей» не более, чем условный атрибут, красивая древняя побрякушка, оставшаяся от бабушки.

И если умница Меган Фогель мечтает об олимпийском триумфе, то доводить соперниц до финиша ей придется перестать.

Ибо принцип «главное не победа, а участие» ныне актуален лишь для утешения неудачников.

А для большинства героев Олимпиад куда ближе «цель оправдывает средства».

Се ля ви, уважаемый барон де Кубертен.

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*