Год «Булгарии»: охрана для корабля и памятник погибшим

.

Год «Булгарии»: охрана для корабля и памятник погибшимЧто стало с «Булгарией» и «Арабеллой»

Корреспонденты «АиФ-Казань» вновь отправились в Куйбышевский затон, где сейчас на воде покоится «Булгария». Местные жители недовольны таким соседством. Они не хотят видеть изо дня в день напоминание о трагедии. А ещё — любопытных людей, приезжающих сфотографировать судно. Или себя на его фоне. Плодятся и слухи — о детском смехе и женских криках по ночам.

Мы тоже не избежали странного происшествия, хотя и не воспринимали суеверия всерьез. Был очень жаркий день — 33 градуса. Солнце палило нещадно, прожаривая и без того горячую землю. И ни намека на спасительные облака. Но едва из-за поворота показалось знакомое до боли бело-синее судно, как из ниоткуда хлынул дождь. Снимки делали под зонтом, скрываясь от плачущего неба. А несколько минут спустя одинокая туча растворилась, словно потоки воды и гром нам померещились.

— Совпадение, — пожимает плечами охранник Андрей.

Он и два его сменщика круглосуточно охраняют «Булгарию». Вокруг судна специально сделали заслон. Если что-то оказывается в воде, охранники подплывают на лодке и возвращают всё назад, тем более, что вещей ещё много — периодически что-то вымывает в Волгу. Бывало, что и холодильники плавали.

— В интернете много пишут про голоса, но враки всё это, — отмахивается Андрей от вопроса о мистических слухах. — Я тут с осени работаю, ничего не слышал ни разу. Но люди в разное верят. Бывает, и по ночам приезжают специально, вдруг, мол, что-то произойдет. Но тишина. Они постоят-послушают и уезжают.

Поднятая Булгария. Фото: AиФ

— И часто бывают «гости»?

— Постоянно, — охранник делает большие глаза. — Особенно по выходным. Не местные, конечно. Эти не ходят. Зачем им смотреть на братскую могилу? Приезжают чужие. Иногда по 20-30 машин за день набирается.

Совсем другая судьба ожидает судно-спаситель — «Арабеллу». Зеленодольский завод им. А. М. Горького превратит его в теплоход повышенной комфортности. Рестораны, вип-каюты, банный комплекс и тренажёрный зал. По данным некоторых СМИ, на нём появится даже гидравлический вагон для спуска на уровень воды для последующего купания.

Сначала молилась за жизнь дочери, потом — чтобы нашли её тело…

«Мы любим тебя!», «Невозможно поверить, что тебя нет». Такие надписи можно прочитать на страничке Камили Усмановой, ученицы казанской гимназии № 122. Год назад в память о своей подруге, погибшей во время крушения «Булгарии», ребята создали группу в одной из социальных сетей.

В злополучное путешествие Камиля отправилась вместе с мамой. Они давно мечтали побывать в Болгаре, Камилю отпросили на выходные из лагеря.

Камиля Усманова. Фото из личного архива

Перед отъездом в порт начался ливень. Камиля тогда спросила: «А корабль не утонет?». «Камиля, корабли не тонут!» — уверенно сказала мать. Но судьба распорядилась иначе. Поездка на «Булгарии» стал для их маленькой семьи роковой: мать потеряла единственную дочь. Халима Абдрахмановна — известный в Казани врач, энергичная, волевая женщина, только сейчас нашла в себе силы рассказать о случившемся. Во время крушения «Булгарии» она получила травму, перенесла операцию, долго была на больничном. Но физическая боль — ничто по сравнению с тоской о дочери, не отпускающей ни ночью, ни днём. Полгода Халиму мучил один и тот же сон: огромная волна, которая сносит всё на своём пути…

«Нас было три семьи: мои одноклассницы: Татьяна Рогова с дочерью Олей, Светлана Чернова с мужем и внуком Кирюшей, — вспоминает мама Камили. — Из семи человек выжили двое: я и Николай Николаевич Чернов».

Камиля в момент крушения вместе с другими детьми играла в музыкальном салоне. Из находившихся там ребят спастись удалось только одному мальчику. Халима была в каюте: её укачало, она решила прилечь, и тут услышала крик Николая Чернова: «Мы тонем!» Его жена Светлана побежала в музыкальный салон за детьми, но выбраться оттуда не смогла.

Халима схватила сумочку с документами, телефоном, выскочила на первую палубу. Судно уже заливало водой, дул сильный ветер. Когда женщину накрывало волной, она успела зажать рукой нос, чтобы тело вытолкнуло из воды.
Оказавшись на поверхности, она увидела на волнах единственный спасательный круг, на который отчаянно карабкались перепачканные мазутом люди.

Черновы и Усмановы перед поездкой. Фото из личного архива

Халима начала кричать, объяснять: за круг надо держаться только одной рукой: всех он не выдержит, утонет. И паника начала утихать. Рядом был Николай Чернов, он изо всех сил старался помочь тонущим и спас очень многих. В последний момент вытащил через стекло каюты 14-летнего Ильгиза Зайнуллина, у которого на «Булгарии» погибли родители. А своих родных — жену и внука — отыскать в волжской пучине не смог…

Наконец раскрылись шлюпки, но они были настолько дряхлыми, что, как только в них сели люди, из дыр пошла вода. «Мы закрывали эти дыры руками, — вспоминает Халима. — Гребли руками, в шлюпках не было никаких вёсел. Потом кто-то дал команду лечь на дно, чтобы равномерно распределить вес, ведь шлюпка была перегружена.

Члены команды были в другой шлюпке. Они были в ступоре — не знали, что делать в такой ситуации, как себя вести. За них командовал Чернов: «Кто нахлебался воды с мазутом, давите на корень языка, вызывайте рвоту, иначе отравитесь». Потом мы сообразили, что надо ремнями, парео, всем, чем можно — связать шлюпки между собой, чтобы нас не раскидало волной».

Халима в тот момент не осознавала масштаба случившегося. Она была уверена: её Камиля жива, девочка прекрасно плавает, она где-то рядом и вот-вот найдётся. И на «Арабелле», и на берегу она молилась, чтобы её ребенок остался жив. Потом молила Всевышнего, чтобы нашли хотя бы тело дочери. Когда Камилю нашли, у Халимы не было сил идти в морг. Опознать тело девочки помогли Черновы — Николай Николаевич, его сын, коллеги Халимы Абдрахмановны по поликлинике.

Камиля с мамой-Халимой и Наталье Черновой которая тоже погибла. Фото из личного архива

Халима похоронила дочь на своей родине, в Марий Эл. На могиле Камили установили памятник из чёрного камня, на котором изображена надломленная берёзка. Халима целыми днями не отходила от могилы дочери. Вернуться к жизни ей помогла семья Черновых. «Мы ходили в походы, ездили в санаторий — стали одной семьёй», — говорит женщина.

Халима никому, даже виновным в этой трагедии, не желает пережить того, что выпало на её долю. Когда режут по-живому, отнимая самое дорогое…

Её не покидает ощущение, что дочь всегда рядом. «Еду за рулём, и стоит только оглянуться — Камиля, как всегда, сидит со своим ноутбуком на заднем сиденье».

О Камиле матери рассказывают посторонние люди. Женщина, которая торгует возле их дома, очень часто видит девочку во сне. Камиля катается на роликах в белом платье и спрашивает: «А вы не видели мою мамочку? Как у неё дела?».

«Значит, мой ребёнок обо мне заботится, оберегает меня», — говорит она.

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*