Государство станет криминальным

.

Государство станет криминальным

 Главный признак организованной преступности — стремление ее представителей войти во власть, и революция с ее массовой сменой элит создает для этого отличные возможности, которыми оргпреступность пользуется по полной программе.

В США во времена сухого закона мафия усилилась настолько, что захватывала власть в городах, а ее представители становились их мэрами. Ровно то же самое делала и российская оргпреступность в последние 20 лет, недавние события — Энгельс (Саратовская область), Владивосток… Этими городами управляли мафиози.

Мафия — это контрэлита общества. В ее верхних эшелонах — умные, волевые, целеустремленные люди, прошедшие жесткий отбор. Они зачастую способны более адекватно оценивать быстро меняющуюся внешнюю ситуацию, чем государственные структуры, и пользоваться этим. Главная цель мафии — получение сверхприбыли, а для этого необходимо стать монополистом в какой-либо сфере — убрать или подчинить себе всех конкурентов. И присутствие во властных структурах дает мафии важные рычаги влияния.

                                                                         

Новое явление

В Россию выдвигаются уже не отдельные криминальные элементы, а целые организованные банды из Средней Азии

Поэтому я решительно против выборов губернаторов. Когда были выборы, в регионах мешками разносили деньги два типа организаций, боровшихся за монопольное влияние: олигархические и мафиозные. Когда выборность губернаторов отменили, это на время разрядило ситуацию, но вскоре она просто перешла на уровень партий — мешки с деньгами начали носить им. Однако через партии было все же легче контролировать ситуацию. Сейчас, когда выборы возвратят, мафия снова воспользуется этим для усиления своего влияния.

Каков выход? Прежде чем вводить выборность в регионах, необходимо провести массовые репрессии против членов оргпреступных группировок. Сейчас актив оргпреступности насчитывает 300 000 — 400 000 человек, все они известны, и многие окопались во власти. Именно так действуют в цивилизованных странах.

В Италии мафия просто-таки оккупировала средний бизнес, на долю которого приходится 50% экономики страны. В 2008–2009 кризисных годах, когда банки сдулись, мафия предложила бизнесу самые выгодные условия кредитования, мол, только берите у нас, а потом подминала под себя. Берлускони все понял, и ему удалось договориться на национальном уровне о широких репрессиях против банд, и в 2008–2009 годах были арестованы 28 крестных отцов из 35, изъято в бюджет €9 млрд мафиозных денег и около 10 000 объектов недвижимости.

Очень жестко поступили и в Великобритании после прошлогодних беспорядков: для полиции были решительно расширены полномочия по подавлению бандитов — вплоть до стрельбы на поражение даже при намеке на угрозу с их стороны.

А у нас ровно противоположная история! В 2008 году были ликвидированы УБОПы, разогнаны профессионалы-оперативники, а кроме того, уничтожены дела оперативного учета бандитских групп. По данным министра внутренних дел Рашида Нургалиева, до уничтожения УБОПов на оперативном учете состояло порядка 450 крупных преступных сообществ, а после «реформы» 2008 года они фактически вышли из-под оперативного контроля.

Далее, оргпреступность всегда и уголовная, и экономическая, поэтому ими с 1988 года и занималась специальная структура в МВД, объединяющая специалистов. После ликвидации УБОПов контроль за экономическими и уголовными аспектами оргпреступности был поделен между различными структурами МВД, что резко снизило их эффективность. Сейчас предпринимаются попытки как-то восстановить эту вертикаль внутри МВД.

Очень беспокоит преступность мигрантов. В России не менее 6 млн нелегальных мигрантов, в основном они оседают в Московском регионе, в Питере, на Дальнем Востоке. Новое явление — в Россию выдвигаются уже не отдельные криминальные элементы, а целые организованные банды из Средней Азии, в прошлом году в Москве и столичной области ликвидировали несколько таких групп по 20–30 человек.

Если США уйдут из Афганистана, то бойцы талибов и «Аль-Каиды», сросшиеся с наркомафией, полезут в среднеазиатские государства и будут стремиться спровоцировать беспорядки и свергнуть тамошние правительства. Если Россия окажет этим странам помощь, то в России возникнет второй фронт из террористически заряженных мигрантов-мусульман. А это будут десятки тысяч боевиков, почти шесть дивизий. Это существенная угроза, учитывая, что у нас теперь открытая граница с Казахстаном (после подписания Таможенного союза). А казахско-киргизская граница весьма условна. Нужно учесть, что в Киргизии после последней цветной революции во главе многих регионов ставленники наркомафии стоят. Значит, плацдарм уже создан.

Автор -  доктор юридических наук, генерал-майор милиции в отставке

 

Материал из издания «Не дай Бог!» №2, 22-28 февраля 2012

 

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*