Гром победы

.

Гром победы

180 лет назад, 11 сентября 1832 г., на Дворцовой площади Санкт-Петербурга состоялось любопытное представление. Зрителей было столько, что самая обширная площадь Европы не смогла их вместить, — пришлось открыть для доступа даже крышу Генерального штаба. Люди собрались посмотреть, как будет воздвигнута Александровская колонна в честь победы русских войск над Наполеоном. Тот самый Александрийский столп из всем известного стихотворения Пушкина.

Нажмите для увеличения
Александровская колонна

Считается, что русские лучше всего воюют зимой. А ещё лучше, когда при этом хорошо налажена раздача водки. Каким-то мистическим образом эти два залога русской победы сошлись воедино и при подготовительных работах по установке пьедестала Александрийского столпа. Вот как писал автор проекта, архитектор Огюст Монферран: «Так как работы производились зимою, то я велел мешать цемент исключительно с водкою, прибавив при этом десятую часть мыла». В результате слухи о «пьяном» фундаменте наложились на тот факт, что колонна не закреплена в постаменте. Всё это привело к тому, что петербуржцы опасались ходить возле колонны, полагая, что она вот-вот свалится. Монферран же, чтобы развеять глупые страхи, взял за правило каждое утро гулять со своей собачкой вокруг памятника. И делал это до самой смерти.

Нажмите для увеличения
Колонна австрийским морякам в Вене

Говорят, что лучшее поле боя австрийских офицеров — бал, а лучший памятник их победам — оперетта. Когда посетители венского парка Пратер видят ростральную колонну, посвящённую австрийским морякам, им в голову приходит именно это. И совершенно напрасно. Потому что есть другой анекдот, согласно которому австрийская армия существует лишь для того, чтоб её били все остальные армии Европы. А итальянская — чтобы и австрийцам было кого побить. Это ближе к истине, поскольку колонна посвящена конкретному бою у острова Лисса, где флот Австрии, тогда ещё имевшей выход к морю, вдребезги разнёс итальянский флот. Между прочим, им есть чем гордиться — тогда произошло первое в истории сражение броненосных кораблей. Более того, бой считался эталонным и вошёл во многие учебники. Ему же мы обязаны обликом крейсера «Аврора» с характерным «щучьим» носом, приспособленным для таранного удара. Дело в том, что именно благодаря нескольким успешным таранам австрийцы и вырвали тогда победу. После этого долгое время все корабли строили именно с оглядкой на «классику».

Нажмите для увеличения
Триумфальная арка в Париже

Если кто помнит, в сказках богатыри, выходя на битву с каким-нибудь чудом-юдом, частенько бывали им осмеяны. Дескать, я этого богатыря на ладонь положу, а другой прихлопну — только мокрое место и останется. В финале же богатырь, как правило, играл в футбол головой оскорбителя.

Нечто подобное произошло и со знаменитой Триумфальной аркой в Париже. Наполеон велел начать её строительство в 1806 г. Арка должна была прославлять победы его великой армии. Повод был неплох — за год до этого Бонапарт разбил под Аустерлицем союзные войска австрийцев и русских, что вознесло его гордыню до заоблачных высот. Ему бы поторопиться, и тогда памятник ещё смог бы кое-как оправдать своё название. А то тянули, тянули, и вышла нелепица. В 1811 г. умер архитектор Шальгрен, потом пошла неудача за неудачей, и хвалиться стало нечем. А в 1814 г. в эту арку «французских побед» и вовсе вошли русские войска, устроив уже свой триумф.

Нажмите для увеличения
Колонны Ашоки

Истинный ариец, но при этом ни разу не фашист, легендарный индийский царь Ашока Великий, живший в III в. до н. э., сначала прославился как крайне удачливый полководец и очень жестокий человек. Сколько всего убитых на его совести — неизвестно. Ясно только, что прозрел примерно на последней сотне тысяч — именно это зрелище единовременно убитых людей заставило его отказаться от войн и насилия, перейти в буддизм и заняться законотворчеством. Тем не менее одну черту своего характера он пронёс с собой в течение всей жизни. Ашока был тщеславен и очень любил воздвигать столпы в ознаменование своих побед. Причём всё равно каких — военных, юридических и даже сельскохозяйственных. Так, один из столпов был поставлен лишь потому, что царь гордился насаженными манговыми рощами, а также устроенными вдоль дорог колодцами и гостиницами. В общем, неплохой пример для подражания.

Нажмите для увеличения
Иглы Клеопатры

Иглы Клеопатры похожи на морских свинок, которые, как известно, не морские и не свинки. Точно так же и здесь. Во-первых, это обелиски, а во-вторых, были поставлены разными фараонами в ознаменование их побед в то время, когда до рождения Клеопатры оставалась где-то тысяча лет. В частности, тот обелиск, что вывезли из Луксора в Париж, был воздвигнут фараоном Рамзесом II в ознаменование победы под Кадешем в 1274 г. до н. э. Удивительное дело. Первая документально зафиксированная война между двумя государствами стала первой же войной пропагандистов. Хетты, с которыми воевал Рамзес, посчитали победителями себя, потому что они не сдали город и изгнали фараона из страны. Рамзес же считал, что победил он, потому что поле битвы вроде как осталось за ним. Более того, он, вернувшись домой, растрезвонил о своей победе, хотя в действительности ему едва удалось спасти свои войска. А потом озаботился и исторической памятью. Правда, хетты поступили точно так же, но о своём триумфе они написали на глиняных табличках, которые ломаются и теряются. Рамзес же сделал ставку на монументальную пропаганду и, похоже, выиграл.

Нажмите для увеличения
Колонна Нельсона в Лондоне

Есть такой слегка замаскированный вид грабежа — в тёмном переулке к вам подходят тёмные личности и, демонстрируя нож, настойчиво предлагают купить у них кирпич. Если вы не спец по рукопашному бою, лучше согласиться. Но некто Артур Фергюсон справедливо рассудил, что «на жадину не нужен нож». И в 1925 г., как говорят, сумел толкнуть не то что кирпич, а целую колонну адмирала Горацио Нельсона, что стоит в Лондоне на Трафальгарской площади. Памятник воинским победам знаменитого одноглазого флотоводца очень понравился одному американцу из Айовы. Фергюсон же весьма убедительно сумел объяснить, что Англия так много должна США по военным займам, что планирует продать символ своей военно-морской славы, стоящий здесь с самого 1843 г. Сговорились на сумме в 6 тысяч фунтов стерлингов. Сумма показалась американцу небольшой. Ударили по рукам. Был выписан чек и получен адрес конторы по демонтажу. Чек был настоящим, контора и вправду занималась разборкой зданий, но всё остальное было бессовестным враньём.

Нажмите для увеличения. Инфографика Яны Лайковой

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*