Гурман по дамской части

.

Гурман по дамской части

14 апреля этого года исполняется 150 лет со дня рождения Петра Столыпина. Он был мощной и трагической фигурой переломного времени русской истории. О людях, окружавших Столыпина, об атмосфере той эпохи рассказывает Александр Звягинцев, заместитель Генерального прокурора РФ. Полную версию статьи читайте в апрельском номере журнала «Орден» о духовном единстве народов.

На пост министра юстиции Российской империи Иван Григорьевич Щегловитов (1861-1918) был назначен в 1906 г. Практически одновременно Пётр Аркадьевич Столыпин стал премьер-министром. Оба верой и правдой служили Отечеству. Когда Столыпина убили, Щегловитов приехал в Киев и провожал его в последний путь. А через 7 лет, в дни «красного террора», убили и его.

Щегловитов был ревностным служакой. Все сослуживцы знали, что Иван Григорьевич не любит никаких ходатайств. «Холодный и жестокий, этот вечно улыбающийся высокий старик с розовыми щёчками, — писал мемуарист Крыжицкий, — неизменно отвергал все «протекции» о помиловании или снисхождении». Тем не менее подходы даже к такому неприступному человеку, как Щегловитов, люди всё равно находили. Была у Ивана Григорьевича одна слабость — «большой ухажёр и галантный кавалер», он не мог устоять перед просьбами «эффектных» женщин.

[articles: 23434, 23435]

Известный драматург, театровед и врач Евгений Михайлович Беспятов в бытность свою студентом участвовал в политических выступлениях, за что прослыл неблагонадёжным и угодил под следствие. Дело почему-то застопорилось на долгие годы, так что он успел окончить не только физико-математический факультет Санкт-Петербургского университета, но и Военно-медицинскую академию, поступить на службу в Главное военно-медицинское управление и даже получить орден. И вдруг дело возобновили, Беспятову грозило 7 лет. Удручённый такой перспективой, он бросился по своим знакомым, пытаясь найти выход на Щегловитова, ибо знал, что тот большой театрал. Мать мемуариста Крыжицкого, с которой Беспятов был хорошо знаком, дружила с Марией Фёдоровной Щегловитовой. Беспятов попросил похлопотать за него. Понимая, что шансов на успех мало, решили пойти на хитрость. Дело в том, что Евгений Михайлович был неплохим драматургом. В театре шли его пьесы «Лебединая песнь», «Доктор», «Осветлённые», «Вольные каменщики» (о русских масонах) и др. Было известно, что пьеса Беспятова о масонах особенно понравилась Щегловитову. На этом и решили сыграть. В письме на имя Щегловитова Крыжицкая просила принять автора и переговорить с ним лично о его деле. Щегловитов согласился.

Тогда, чтобы увеличить шансы на успех, на приём Беспятов отправил свою молодую и очень красивую жену. «Успех превзошёл все ожидания, — писал впоследствии Крыжицкий. — Щегловитов не только любезно принял интересную просительницу, но даже наговорил ей массу комплиментов о талантах её мужа, пообещав уладить дело, а через несколько дней на поданной на высочайшее имя просьбе о помиловании рукою государя было написано: «Дело прекратить».

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*