«Ищу мужа для своей жены»

.

«Ищу мужа для своей жены»

Три года Ирине Захаровой снился один и тот же сон. Будто она с вёдрами, полными воды, не может протиснуться сквозь узкий дверной проём старого деревенского дома. Сон мучил. Сон не отпускал. Пока…

 Пока Ирина с мужем не приехали в заброшенную деревеньку Демидовку, что в Кочёвском районе Пермского края. Окинув взглядом тринадцать покосившихся, почерневших от времени избушек, Ирина увидела свою. Ту, из которой никак не могла выйти в навязчивом сне. Схватив вёдра (откуда они взялись в тот момент — не помнит), рванула к дверям. И вот — сбылось! Ирина, словно ласточка, пронеслась сквозь двери… Уже 18 лет Захаровы живут на этой земле. Сон оказался вещим.

Скорее в лес!

Владимиру Захарову, неугомонному искателю истины, всегда хотелось жить не как все. Чутьё подсказывало, что надо перебираться на землю. Этими мыслями и поделился однажды супруг с Ириной. Ей идея понравилась. «Почему бы не стать деревенскими жителями», — рассуждала она. Позже выяснилось, что переезжать её вторая половина собралась не в деревню, а… в лес. Желательно — в самую глушь.

И что было делать бедной женщине, когда её муж, мотавшийся целых три года по сёлам и деревням Урала в поисках нового места для жизни семьи, вдруг вернулся домой и победоносно выкрикнул: «Собирайся, завтра выезжаем». Куда, с кем, а главное — зачем? Эти вопросы Ирина хотела задать супругу, но не успела. Муж уехал делать покупки и улаживать дела на работе. Владимир мечтал сплотить вокруг себя общину на манер толстовской и переехать всем вместе в лесную глушь, чтобы с нуля построить там деревеньку. Жить натуральным хозяйством, помогать друг другу.

Рвануть в заброшенную деревеньку прямо завтра у авантюриста Захарова не получилось. На сборы ушло полгода. Ирина даже не пробовала отговаривать мужа от затеи. Знала, что бесполезно. Более того, она всегда поддерживала все начинания супруга, хорошо известного в родном Первоуральске возмутителя порядка. То он организовывал митинги возле местной администрации, отстаивая старинный особняк — городской памятник архитектуры. То создавал общество трезвенников, помогая спастись от пьянки десятку местных мужиков. То разъезжал с фольклорными песнями и плясками по всей России. То вдруг вступал в ряды местного казачества, ратуя за военно-патриотическое воспитание молодёжи. Параллельно осваивал профессию за профессией и между делом помогал супруге растить троих сыновей. Владимир был водителем, трудился на заводе слесарем по разборке авиационных двигателей, работал огранщиком самоцветов, а затем нашёл то, на чём сердце успокоилось, — стал кузнецом. Ирина от мужа не отставала: работала портнихой, воспитателем и даже стрелком в составе заводской охраны. Когда же суженый заявил, что переезжает в лес, Ирина согласилась и поставила только одно условие: венчание.

Остались одни

Сказано — сделано. В феврале 1995-го Захаровы обвенчались, а в мае уже возделывали лесную непаханую землю в окрестностях Демидовки. Но энтузиазма у единомышленников Захаровых хватило всего на пару месяцев. С каждым днём члены так и несложившейся общины отчаливали назад — в городской асфальтированный рай. Только Ирина не жаловалась и даже подбадривала мужа. Мол, оно и к лучшему. Одним спокойнее будет. Оставив полуразвалившуюся деревню, Владимир и Ирина построили неподалёку собственный дом. Сегодня хозяйство Захаровых работает, как часовой механизм.

- На земле, как нигде, существует чёткое разделение женского и мужского труда, — рассуждает Владимир. — Хотя мы с женой никогда и не ссорились по поводу того, кто и что будет делать. Просто каждый делал то, что у него лучше получается. Ирина, к примеру, блестящая рыбачка, прекрасно готовит, занимается пчеловодством. На ней скотина, готовка, уборка, стирка, огород. Я возделываю землю, пашу, бороню, кошу, могу починить любую технику. Много времени провожу в кузнице — только там отдыхаю душой.

- Муж всегда мечтал обнять огонь и подчинить себе металл, — кивает в такт словам Владимира Ирина. — Теперь в округе он главный по ремонту плугов да косилок. А ещё создаёт настоящие шедевры из железного лома: резные оградки, розы, подсвечники, кресты.

- Да не слушайте вы её. Всё гладко да сладко выводит. На деле одна беда ей со мной, — смеётся Владимир. — Я же в последний год совсем отбился от хозяйства. Пора сено заготавливать, а я ещё и картошку не окучил. Во всём виновато моё кузнечное дело. Обещал крест местному мужику на могилку сделать. Делаю уж три месяца, а всё что-то не то выходит. А Ирина — она бойкая, развесёлая, по избе летает, разносолы готовит, с хозяйством справляется отлично. Но к вечеру устаёт. Уж подумываю дать объявление в местную газету: «Ищу хорошего мужа для своей жены». Что делать, если я такой непутёвый. [articles: 52190]

Пока непутёвый куёт железные кресты и розы, Ирина с внуками управляются по хозяйству. Проверить ульи, собрать мёд, подоить корову, отвести скотину в тень от овода, прополоть морковь. Надо поймать к ужину карася в местной речке Пузанке, накормить кроликов, коз, свиней, принести воды, затопить баню. А необычайно общительный индюк по кличке Птичка всё время крутится под ногами и давно считается членом семьи. Подойдёт он к Ирине, положит ей на колени свою голову и мурлычет, как кошка. Тогда и расскажет женщина ему обо всех своих тяготах.

Три богатыря

Трое сыновей Захаровых — Дмитрий, Евгений и Артём — не решились последовать примеру родителей, остались в городе. Правда, младшему всё же пришлось пожить в лесу. Ему было всего 6 лет, когда родители переехали в глухомань. Пятиклассником Артём бегал в школу в ближайший населённый пункт, что в 12 км от дома (а до районного центра с. Кочёво — 100 км). Идти по лесу при отсутствии указателей и дороги сложно даже взрослому. А Артём ходил. Школу окончил с золотой медалью, потом с красным дипломом — фермерский курс техникума, а затем и Пермскую сельхозакадемию. Сейчас возглавляет местную ферму, которая считается лучшей в Пермском крае.

Этим летом в Захаровке (так местные жители прозвали лесное хозяйство семьи чудаков) гостят внучки Ульяна и Яна. Девчонки во всём помогают бабушке Ирине. Недавно наведывались сыновья с остальными детьми. У Захаровых есть своеобразная традиция: при встрече они собираются за столом и по-чёрному шутят друг над другом, а потом заливисто хохочут на всю округу. Считается, что этот хохот, как ничто другое, объединяет семью.

Может, они и правы. И всё же создаётся впечатление, что семья эта держится на хрупких плечах Ирины. Вот уже 37 лет она безропотно всюду следует за мужем и помогает ему во всём. А Владимир, даже живя в лесу, умудряется возмущать местное чиновничество. То пишет письма в «Сельскую новь», докладывая о том, как разваливается хозяйство в стране. То организует какую-то партию защитников леса и земли. То подговаривает местных мужиков выступить с протестом. Жарко и громогласно всякий раз разглагольствует Владимир перед женой о своих планах. Та слушает. Кивает. Украдкой вздыхает. Не жалуется. Слава Богу, живут на одном месте. На Марс или Юпитер супруг пока переезжать не собирается. Надежда есть, что все начинания Владимира семейного покоя не потревожат.

- А что, — говорит Ирина. — Живём не хуже других. Молочка надоим. Сыру наварим. Маслица взобьём. Творогом закусим. Выживем. Главное — вместе.

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*