Комплексный подход в медицине, или Цена жизни в рублях

.

Комплексный подход в медицине, или Цена жизни в рублях

Сколько стоит человеческая жизнь, существует ли взаимосвязь между экономикой страны и здоровьем тех, кто в ней живёт?

Вряд ли мы часто задаёмся подобными вопросами. Зато ими серьёзно и глубоко занимается Абел Аганбегян, доктор экономических наук, академик РАН, заведующий кафедрой Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ.

Комплексное лечение спасло бы Джобса?

«АиФ»: — Абел Гезевич, в последнее время вы, известный экономист, часто говорите о проблемах медицины. Что привлекло или заставило вас обратиться к этой тематике?

А.А.: — Заставила сама жизнь. Лет 15 назад ко мне как к экономисту и ректору Академии народного хозяйства при Правительстве РФ пришли известные учёные-медики и поставили вопрос о необходимости изменить систему управления в нашем здравоохранении. Они привели цифры и факты об отсталости и недостатках этой сферы. Договорились организовать семинар, начали обсуждать эти вопросы, потом посещать и знакомиться со здравоохранением в других странах и с лучшими клиниками в нашей стране. Я оказался вовлечённым в эту работу, и у меня пробудился серьёзный интерес к ней. Мы создали даже лабораторию по этой тематике.

С другой стороны, до этого я, как большинство работающих мужчин, невнимательно относился к себе, к своему здоровью. Теперь весьма сожалею, ведь от этого зависят качество моей нынешней жизни и результаты сегодняшней работы. Если бы тогда обращался к врачам, проходил комплексное обследование, сэкономил бы месяцы и годы полноценной продуктивной жизни! Я лишь позже пересмотрел отношение к здоровью как к самостоятельной и, уверен, самой большой жизненной ценности. Но это случилось, когда появился целый букет заболеваний.

Общаясь с врачами, я как учёный стал всё глубже вникать в медицинские проблемы. Сначала из простого интереса, а затем уже и профессионально, с точки зрения экономики. Можно сказать, медицина и проблемы, связанные с ней, стали моим вторым серьёзным увлечением после экономической науки.

«АиФ»: — Вы часто приводите в качестве положительного примера западные страны. Но разве там совсем нет проблем в здравоохранении? Например, Стиву Джобсу, для которого цена медицинских услуг, наверное, не имела значения, не смогли помочь.

А.А.: — Если вы внимательно читали его биографию, написанную Уолтером Айзексоном, то знаете о сложностях его лечения — там об этом подробно рассказано. Благодаря научному прогрессу медикам удавалось быть какое-то время на шаг впереди рака. Джобс вошёл в число первых, у кого были изучены все гены раковой опухоли наряду с обычной ДНК. В то время это стоило больше 100 тыс. долл. Выяснив генетическую и молекулярную структуру опухолей Джобса, врачи подобрали особые лекарства, непосредственно влияющие на повреждённые участки молекул, провоцировавшие аномальный рост раковых клеток. Это продлило ему жизнь.

Однако главная проблема (и он сам это понял) — его лечение было не комплексным, а фрагментированным. Каждую из множества болезней лечил отдельный врач: онколог, специалист по обезболиванию, специалист по питанию, гепатолог и гематолог. Однако они не координировали свои действия. Уже будучи в безнадёжном состоянии, Стив Джобс собрал всех своих врачей, пытаясь наладить их координацию. Но было поздно.

«Лечить не болезнь, а больного»

«АиФ»: — Значит, вы ратуете за программы комплексного обследования, хотя их часто критикуют за чрезмерно большое количество анализов?

А.А.: — Приведя пример Стива Джобса, я прежде всего ратую за комплексное лечение. Но оно возможно только на базе комплексной диагностики, с помощью которой можно выявить все основные патологии в организме и — главное — их причины.

Вы же не удивляетесь, когда аудиторы, проверяя финансово-хозяйственную деятельность предприятия, требуют отчёт по всем доходам и расходам. А ведь наш организм устроен гораздо сложнее. И какие можно сделать выводы, проведя лишь отдельные, специализированные исследования? Поэтому, если вы хотите узнать реальную причину собственного нездоровья и всерьёз вылечиться, необходимо проходить комплексную диагностику. При разрозненных исследованиях может быть лишь временное избавление от симптомов.

«АиФ»: — Получается, это нивелирует ценность узких специалистов?

А.А.: — Я часто привожу такой пример. Если у человека портится зрение, он идёт к окулисту. Врач назначает ему лекарство — например капли. И зрение на некоторое время, возможно, улучшится. Но если не выяснена истинная причина ухудшения, например диабет, то этот эффект долго не продлится, а дальше будет ещё хуже. Даже неспециалисту понятно, что без соответствующего лечения основного заболевания — диабета — не справиться и с его осложнением — снижением зрения.

Между тем комплексная медицина не только обнаруживает во время обследования различные заболевания, но и определяет среди них приоритеты. Следовательно, надо лечить не болезнь, а больного, и не одну патологию, а все. Радует, что в последние годы многие клиники включились в комплексную диагностику.

Фото: Валерия Христофорова

Самая распространённая ошибка заключается в том, что нам только кажется, что мы знаем проблемы своего организма. На самом деле мы совершенно не представляем состояния собственного здоровья. Кто сомневается — пусть пройдёт комплексную диагностику. Убеждён, что он узнает о себе много интересного и, самое главное, полезного.

Между 40 и 50

«АиФ»: — Многие ленятся или боятся идти к врачу.

А.А.: — Да, вы правы. Самое вредное, что человек может сделать для своего здоровья, — не заботиться о нём. Моя точка зрения: чтобы быть здоровым и долго жить, нужно дружить с медициной. Особенно надо быть к себе внимательным после 40 лет, когда кажется, что ты ещё полон сил, в то время как на самом деле незаметно подкрадываются проблемы со здоровьем. Период от 40 до 50 лет является одним из самых ответственных в жизни человека, так как в этот момент происходит гормональная перестройка организма, способная вызвать неблагоприятные серьёзные осложнения и дисфункции жизненно важных органов и систем. Врачи говорят, что в этом возрасте определяется сценарий, по которому будет развиваться здоровье в последующие годы. Не ждите, когда грянет гром. 40% мужчин в России, увы, умирает в трудоспособном возрасте из-за невнимания к своему здоровью.

«АиФ»: — Если вы убеждённый сторонник комплексного обследования, то, наверное, и комплексного лечения тоже?

А.А.: — Разумеется, ведь мы уже говорили с вами об организме как о едином целом. Соответ­ственно, и подход к лечению должен быть комплексным. Лечить надо не только сам недуг, но в первую очередь причины, его вызывающие. Не мной первым сказано, но с удовольствием повторю: лечить надо не болезнь, а человека!

Самые опасные болезни стартуют исподволь, без каких-либо сигналов. Напрашивающийся пример — рак. Многие формы онкологических заболеваний начинаются бессимптомно, поэтому люди не обращаются к врачу на той стадии, когда опухоль ещё поддаётся лечению. А приходят, лишь когда болезнь становится ощутимой, а значит, запущенной. И лечение стоит в разы дороже, оно длительное и зачастую безуспешное. А ведь при сегодняшнем уровне медицины, если рак обнаружен на первых стадиях, многие формы излечимы почти в 100% случаев — рак молочной железы у женщин, рак простаты у мужчин, ряд форм рака лёгких у курильщиков, рак прямой кишки и желудка и др. Большинство видов онкологических заболеваний развивается месяцами и годами. Следовательно, при комплексном обследовании с прицелом на соответствующую патологию их можно своевременно обнаружить и провести хирургический или терапевтический курс лечения.

Предотвратить гибельный сценарий

«АиФ»: — А сердце? Сосуды? Цифры смертности по причине этих заболеваний огромны…

А.А.: — Да, из-за болезней сердечно-сосудистой системы умирает каждый второй в нашей стране. Думаю, каждый может вспомнить друзей и родственников, кто в самом цветущем возрасте на фоне, казалось бы, полного здоровья внезапно умер от острой сердечной недостаточности. И первая реакция: не может быть! На самом деле ничего внезапного не произошло. Катастрофа подкрадывалась исподволь. Понемногу менялась свёртываемость крови, образовывались тромбы, сначала маленькие, потом всё больше, скакало артериальное давление, откладывались холестериновые бляшки, перекрывающие коронарные сосуды… А потом — как удар обухом по голове, и всё!

«АиФ»: — Так, может, тут вопрос в профилактике, а не в комплексном лечении?

А.А.: — Смотрите: причины инфарк­та и инсульта хорошо всем извест­ны, значит, такой гибельный сценарий можно предотвратить. Надо только регулярно проверять своё состояние, лучше даже в целях профилактики, пока нет никаких видимых симптомов. Стыдно сказать, но, по данным ВОЗ, несколько лет назад на 100 тыс. жителей в России от инсульта умирало в 6 раз больше людей, чем, например, во Франции, а от инфаркта — в 5,5 раза больше. На современном уровне медицины не должно быть повальных смертей ни от инфаркта, ни от инсульта, ни от рака. В Японии благодаря государственным мерам в разы сократилась смерт­ность от распространённого здесь рака желудка, так как в 65% случаев его устанавливают на первой стадии (в России — 1%). В Великобритании за последние 10 лет смертность от инфаркта смогли сократить в 2 раза. В России, в регионах, где были введены современные кардиоцентры, на 25% сократилась смертность от сердечно-сосудистых заболеваний. И здесь многое зависит не только от врачей, но и в первую очередь от нас самих. Ещё раз повторю, что, пройдя определённую диаг­ностику, а затем при необходимости и соответствующий курс лечения, вполне реально обезопасить себя от серьёзных проблем со здоровьем.

Я неоднократно проходил обследования в США, Швейцарии, Германии. Мне есть с чем сравнивать. Поэтому могу сказать, что и у нас в России есть клиники очень высокого уровня, и теперь совсем необязательно для качественного обследования и лечения ездить за границу.

Экономика жизни и смерти

«АиФ»: — Вопрос к вам как к экономисту. Вы считаете, есть непосред­ственная связь между экономикой и здоровьем?

А.А.: — Связь есть, и самая прямая. Большинство экономических показателей прямо и весьма сильно зависит от здоровья людей. Убеждён, что здоровую экономику может создать только здоровая нация. Огромный ущерб не только нашему — любому обществу наносят прежде­временная смерть и инвалидность его граждан, высокая заболеваемость и ослабленное здоровье.

Я когда-то приводил эти цифры, но повторю. В России ежегодно умирает более 550 тыс. трудоспособных, или 28% от общего числа умерших. Пытался, но не смог найти другой страны с такими трагическими показателями. В Европе, например, в трудоспособном возрасте умирает около 10%, даже в развивающихся странах не более 20%. Представьте: если бы мы имели европейские показатели, у нас ежегодно прибавлялось более чем по 400 тыс. трудо­способных, а на уровне развивающихся стран — дополнительно по 200 тыс. чел. И вопросы демографии, и проблемы с мигрантами не стояли бы так остро, потому что никакая миграция населения из соседних стран нам бы не требовалась.

Только в России в трудо­способном возрасте смертность мужчин в 4 раза выше, чем женщин. А разница в ожидаемой продолжительности жизни у мужчин на 12 лет меньше, чем у слабого пола. В подавляющем большинстве других стран эта разница — всего 4-6 года.

В среднем от болезней и несчастных случаев в России мужчины умирают на 16 лет раньше, чем на Западе, а женщины — на 12. И главная причина такого катастро­фического положения, на мой взгляд, — в пренебрежительном отношении к своему здоровью со стороны большинства соотечественников, в том числе, как ни странно, и состоятельных слоёв населения.

«АиФ»: — Неужели показатели смертности совсем не меняются?

А.А.: — Сегодня государством многое делается для исправления ситуации. Задача эта колоссальна по масштабу и сложности. На её решение потребуется время, хотя первые результаты уже видны. В последние 5-6 лет наметилась определённая тенденция к снижению смертности. Пик её пришёлся на 2003-2005 гг. Затем она начала снижаться. Довольно заметно — в 2006-2007 гг., в 2010 г. смерт­ность вновь выросла, вероятнее всего, из-за жары. А в 2011 г. продолжила уменьшаться.

В среднем продолжительность жизни в 2011 г. достигла высшего показателя в России — 70,3 года. Мужчины живут около 64 лет, а женщины — 76 лет. Но по средней продолжительности жизни наша страна пока ещё остаётся на 100-х местах в мире. В абсолютных цифрах мы, можно сказать, вернулись на уровень середины 60-х гг. и в 1987 г., когда показатель достигал 70 лет. Только в 1964 г. мы находились вровень с развитыми странами, в 1987 г. уступали им 5 лет, а сейчас — около 10 лет. В Западной Европе средняя ожидаемая продолжительность жизни достигла 80 лет, а во Франции, Испании и Италии — 82 года. Российские мужчины сейчас умирают на 12 лет раньше, а женщины — на 7. Мы существенно отстали, а мир рванул вперёд.

[articles: 46411,50182]

«АиФ»: — А сколько стоит человеческая жизнь?

А.А.: — По опросу наших граждан, они оценивают жизнь человека в среднем в 4,5 млн руб., а мужчин в трудоспособном возрасте — в 6 млн руб. Если же оценить жизнь россиянина по западной методике, то стоимость возрастёт до 9 млн руб. и больше. Только от излишней смертно­сти трудоспособных Россия в год теряет более 5% валового внутреннего продукта.

Это намного больше и государственных затрат на медицину (3,7% ВВП), и тех, что несут граждане, оплачивающие лечение и дающие вознаграждение врачам (1,2% ВВП). В развитых странах в среднем более 10% валового продукта идёт на здравоохранение. У нас в сумме получается менее 5% — вдвое меньше, а абсолютно на душу населения — в 3-4 раза меньше.

«АиФ»: — Что бы вы пожелали нашим читателям?

А.А.: — Хотелось бы пожелать самого главного — берегите здоровье, дружите с медициной. Поверьте мне, человеку, прожившему долгую жизнь: настоящее сча­стье — быть здоровым и нужным людям!

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*