Константин Кудряшов: Косяк президента

.

Константин Кудряшов: Косяк президента

Если лет через десять кого-нибудь спросят, что происходило в информационном пространстве России в первую неделю сентября нынешнего года, уместнее всего будет ответить словами небезызвестного Сергея Троицкого. Он же — Паук, лидер группы «Коррозия Металла». Он же — единственный, пожалуй, человек, который действительно может парой своих фирменных выражений наиболее полно охарактеризовать текущую ситуацию. Выражения следующие: «Ну, например, был продемонстрирован дико адский чад кутежа, например. А также адский угар во мгле ада, например, короче, трэш, угар и содомия, например».

Пользоваться другими выражениями нелепо и даже как-то позорно. Именно адский угар и чад кутежа, точнее не скажешь. Социальные сети переполнены воющими от восторга остроумами и острословами, которым очень хочется Высказать Мнение. Тема одна-единственная. Ее формулировка структурно напоминает название очередной книги про Гарри Поттера. Только вместо волшебника-малолетки там фигурирует другое лицо. В целом звучит все это так: «Президент Путин и журавль стерх».

Иные остроумы и острословы даже и не воют. Обессилев от массы положительных эмоций, они принялись тихо блажить. На свет божий из мрака забвения выволакиваются дико бородатые анекдоты. Я, например, уже устал от очередной вариации на тему: «И тут Путин говорит, мол, давайте построим с этой фанеры ероплан и улетим отсюда к такой-то матери! За лебединой стаей журавлей!».

Дело дошло до того, что, как говорят, резко подскочило скачивание замшелой пластинки группы «Алиса» «Шестой Лесничий», которая была издана, подумать страшно, 23 года назад. И все из-за финальной песни альбома, которая так и называется — «Стерх». За Константина Кинчева можно только порадоваться — пожалуй, он единственный, кто извлек хоть какую-то пользу из этой журавлиной вакханалии. Остальные же от всей души веселятся. И устраивают увлекательное метание виртуальной банановой кожурой в адрес главы государства относительно бескорыстно.

Смотреть фотогалерею полета Путина со стерхами »

Честно говоря, меня страсть как подмывало присоединиться к этому гогочущему хору. Стадное чувство, ничего не поделаешь. Однако ж удержался. И не в последнюю очередь потому, что в должный момент тоже испытал восторг.

Я не знаю, кому пришла в голову эта великолепная, почти гениальная идея с журавлями, самому Путину или его референтам. Но в любом случае снимаю шляпу. Профессионализм и знание древней истории налицо. Во всяком случае, один эпизод времен Пелопоннесской войны получил вполне достойное повторение. А произошло тогда вот что.

Греческий политик и полководец Алкивиад, выдвигая свою кандидатуру на пост стратега Афин, начал предвыборную кампанию с того, что отрубил своей дорогущей охотничьей собаке хвост. А на правомерный вопрос, мол, зачем же ты это сделал, отвечал следующим образом:

— Предпочитаю, чтобы афиняне судачили об этом и не лезли в другие мои дела.

Ничего не напоминает? Мне — так очень даже. Экстравагантная выходка, преследующая конкретные политические цели – это идеальный прием. Безотказный. Наподобие лома. И пример для подражания весьма неплох. Настолько неплох, что впору тоже вспомнить бородатый анекдот.

Старенький еврей спрашивает у моложавого полковника:
— Вы мине не скажете пожалуйста, это памятник Сувог’ову?
Тот, издеваясь и передразнивая, отвечает:
— Сувог’ову, Сувог’ову!
— А для чего вы мине подг’ажаете? Вы лучше ему подг’ажайте!

Совет хорош. Но жизнь и история показывают, что следовать ему надо более чем аккуратно.

Есть забавная байка о том же Суворове. Дескать, в битве под Фокшанами он умудрился провести пехоту через болота и напасть на турок с неожиданной стороны, чем решил победоносный исход сражения. Его, конечно, укоряли за дерзость и риск, но нашлись и последователи. Один из них во время той же кампании решил «дать Суворова» и тоже повел своих солдат в обход через болота. И завяз. И был расстрелян турецкими пушками в упор. А почему? Во-первых, спешил, во-вторых, не разведал местность заранее, и, в-третьих, все-таки не был Суворовым.

Это я к тому, что экстравагантность в политике, конечно, важна. Но оперируя только и исключительно ею, ты рискуешь здорово влипнуть. Можно пояснить конкретным примером.

Вот, скажем, на русском престоле побывало целых шесть Иванов. А в памяти народной остался только один. Который Грозный. Деда его, Ивана Великого постоянно путают с колокольней и вообще слабо представляют себе, кто это такой. А между тем эпитета «Великий» удостоился именно дед. За что? Мало кто сможет внятно объяснить.

Зато про Ивана Грозного известно, что он Казань брал, Астрахань брал, Шпака не брал, но зато одного монаха посадил на бочку с порохом и «подзорвал» — пущай, дескать, полетает. Ну и остальное, по мелочи. Восемь жен, опричники, плахи и дыба, матерный лай в переписке, короче, ясно. Умел начудить и устроить вырвиглазный кордебалет. Причем иной раз по-настоящему вырвиглазный, в буквальном смысле.

Да, примерно так история и устроена. Может и несправедливо, но тем не менее.

Мало кто помнит, чем именно прославился русский император Александр III. Но доподлинно известно, что он пил горькую и за словом в карман не лез. «Пока русский царь удит рыбу, Европа может и подождать» — это его слова, и они остались в истории навсегда.

[articles:54898,54939]А Фридрих Великий, например, играл на флейте и сам сочинял музыку. Говорят, недурственно. Говорят, когда он оказался в глуши и без денег, ему пришлось расплачиваться за постой в трактире именно игрою на флейте.

А Наполеон обожал запах немытого женского тела. А Черчилль, говорят, предпочитал армянский коньяк. А Петр I боялся тараканов и любил рвать зубы у своих подданных. А его отец Алексей Михайлович Тишайший не садился обедать до тех пор, пока ему не принесут за стол его коллекцию часов. А Светлейший князь Потемкин везде ходил в одном халате и грыз ногти. А упомянутый уже Суворов вообще, похоже, состоит из одних анекдотов — и петухом пел, и через стулья скакал, и не терпел зеркал, велел их непременно занавешивать в своем присутствии.

Так-то оно так, да не совсем. Суворов, конечно, состоит из анекдотов, это да. На первый взгляд — уж точно. Но, как говорил товарищ Сталин о гомосексуальных наклонностях композитора Чайковского: «Любим мы его не за это». То же самое касается и остальных помянутых деятелей. Не за это мы их любим.

Потому что историю, в принципе, можно и взломать. Примером тому — одно-единственное слово. Инцитат. Если кто не в курсе, так звали коня римского императора Калигулы. Император умел как следует отжечь, но именно этот случай и это имя стало нарицательным. Короче, Калигула ввел своего коня в римский сенат и повелел считать его полноправным сенатором. Вот за это-то в основном его и помнят. Больше он не прославился ничем. Кроме, разве что, постельных похождений.

Упаси бог, никаких намеков. Но коль скоро вспомнили хвост собаки Алкивиада, логично вспомнить и коня Калигулы. А потом можно задуматься и о том, что русский язык очень пластичен. Строй журавлей, улетающих на юг, можно назвать клином. А можно и косяком. Слово это, как известно, многозначное. А в свете последних событий оно может звучать вообще шикарно. Подумайте только — косяк Президента Путина… Калигула бы обзавидовался.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции 

 

Константин Кудряшов
Журналист отдела «АиФ.Культура»
«Аргументы и Факты»

 Все статьи автора >>>

 

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*