Константин Кудряшов: Сталин и ликвидация безграмотности

.

Константин Кудряшов: Сталин и ликвидация безграмотности

Все новые стихи
Содраны со старых.
Новые жрецы
Все валят на мертвых…

«Крематорий»

Когда при мне говорят, что, дескать, у русского народа короткая историческая память, я дико жалею, что ношение короткоствола у нас пока что запрещено. А не то рука непроизвольно потянулась бы к пистолету. И ни разу не дрогнула бы. В качестве своего оправдания могу сказать только одно — даже самого добродушного человека можно довести до белого каления, если регулярно, настойчиво и нагло врать ему в лицо.

А ведь вранье более чем очевидно. Подумайте сами — может ли быть короткая историческая память у народа, который реально живет событиями почти столетней давности. И готов, если что, эти самые события повторить хоть сейчас. Если кто не верит, пусть рискнет публично и громко заявить, например, о том, что Чапаев — герой, а красные — молодцы. Гарантирую — набегут казаки, золотопогонники и прочая белогвардейщина. И примутся виртуально пытать и казнить вас такими извращенными способами, что и в американском кино не всегда увидишь.

Справедливо, впрочем, и обратное. Если кто рискнет заикнуться о трагическом героизме белого движения, то откуда ни возьмись явятся комиссары в умеренно пыльных шлемах, поднимут виртуальную пролетарскую дубину и так вас отходят, что родная мать не узнает. А на замечания о том, что Гражданская война закончилась 90 лет назад, и те и другие реагируют неадекватно. Из чего можно сделать вывод, что она для них не закончилась. Поскольку их как-то слишком уж много, то можно спокойно обобщить и сказать, что Гражданская война не закончилась для нас. Причем для всех.

То же самое можно сказать и о Великой Отечественной Войне, и о реформах Петра I, и об опричнине Ивана Грозного и даже о татаро-монгольском иге. Мы действительно живем этими событиями. А раз так, то они для нас не кончились, хоть ты тресни.

Соответственно, можно сделать еще один вывод. Коль скоро мы так глубоко погружены в исторические события, то эффектная и пустая фраза о короткой исторической памяти — не более чем дешевый шулерский трюк. Этакий туз в рукаве, который изымается в нужный момент для вполне очевидных целей. Спровоцировать. Раздуть. Разжечь. Разделить. Расколоть.

Масть этого самого туза периодически меняется. Меняются и конкретные приемы, оставаясь, впрочем, откровенно шулерскими. Но мастерству нужно отдать должное.

Это я об акции, которую устроила Российская организация жертв незаконных политических репрессий. Конкретно — о социальных принтах на тему так называемого Большого террора 1937 — 1938 гг.

Исполнение не может вызвать ничего, кроме восхищения и даже преклонения перед мастерством, точностью и эффективностью. Посудите сами. Вот берется знаковый интернет-продукт и сравнивается со Сталиным. Например: «Сталин — он как ВКонтакте — пленил миллионы». И сопровождается соответствующей картинкой — три характерные опции этой социальной сети. Только с лёгким смещением акцентов: «Отправить телеграмму», «Добавить в товарищи», «Объявить врагом народа».

Вот это в десятку. В яблочко. Экономно, стильно, доходчиво, и практически не подвержено вырубанию топором. Потому что написано даже не пером, а намертво впечатывается на уровне подкорки. Как говорится, что уже в животе, то и царь коленкой не выдавит.

Правда, при первом же знакомстве с этой серией принтов у меня лично возник вопрос о коммерческой ангажированности сего богоугодного предприятия. Потому что Яндекс там со Сталиным сравнивают, а вот Google почему-то нет. А ведь как шикарно могло бы получиться: «Сталин — он как Google. Ты ему запрос, а он тебе — ссылку». Не присутствует там и Word. Впрочем, он там и не нужен. Даже, скорее, вреден, поскольку может только подгадить, предложив неудобную историческую правду: «Сталин — он как Word — по мере сил ликвидирует безграмотность».

Возникают и другие вопросы, помельче. Например — при чем здесь Сталин, если Большой террор в научной исторической традиции связан с именем наркома Николая Ежова? Этот период террора так и называли «ежовщиной», если что…

Но задавать их даже как-то неловко. Потому что очевидно — ты имеешь дело с высококлассным шулером. Значит, разговоры и вопросы тут излишни — надо ловить его за руку и по старому русскому обычаю прописывать канделябром поперек морды. А лучше — вдоль.

Если шулерство не так очевидно, обратите внимание. На каждом принте сквозной слоган: «75 лет — не время, чтобы забывать». То есть опять нам тычут в нюх «короткой исторической памятью». И, передергивая с ловкостью опытного онаниста, выдают соответствующий нехитрый расклад: «Твоя недавняя история — кровавая помойка. Ты должен это усвоить и накрепко запомнить. А тот, кто думает иначе — отсталый кретин».

В общем, налицо новая волна истерики в стиле «Не забудем, не простим!». И от этого становится одновременно и стыдно и тоскливо.

Потому что ну хоть бы раз, хоть кому-нибудь, пришел бы в голову другой призыв. В котором говорилось бы не о том, что нужно помнить и не прощать, а о том, что нужно знать и разбираться. Ведь помнить и знать — принципиально разные вещи.

А знать нужно. И знать не только точное количество жертв террора тридцатых годов, но и то, что этот самый террор был закономерен. А для этого нужно знать общие исторические законы, согласно которым развивается любая революция. Для этого нужно знать, что нечто подобное происходило и во время Великой Французской Революции, когда за время террора полегло до 4 миллионов человек.

Для этого нужно знать, что вслед за революцией всегда и неминуемо наступает реакция, которая поднимает новую волну террора. Для этого нужно понимать, что наш тридцать седьмой — как раз такая реакция, которая была неминуема. И которая вполне закономерно уничтожила не каких-то там невинных овечек, а в основном тех, кто сам делал революцию всего-навсего двадцать лет назад, тех, у кого руки в крови по локоть. Для этого нужно понимать, что наша ситуация не уникальна, что так уже было неоднократно.

И вот когда ты все это узнаешь и поймешь, станет ясно, что Сталин здесь совершенно ни при чем. Что не будь Сталина, Большой террор все равно состоялся бы. Потому что таковы исторические законы, против которых не попрешь — кишка тонка. Как не попрешь против закона всемирного тяготения — сколько ни сигай с балкона, все равно вверх не полетишь.

А еще ты поймешь лживость даже самого названия той организации, что запустила проект социальных принтов со Сталиным. Потому что уже будешь знать — репрессии 1937 года не были незаконными. Они были обусловлены самым высшим законом — законом истории. И, скажу тебе по секрету, они закончились. Окончательно и бесповоротно. Устраивать же по этому поводу некие социальные истерики с продолжением — все равно, что пилить жену за скисшую в прошлом году кастрюлю борща. То есть в принципе можно, конечно. Но надо помнить, что выставляешь себя при этом феерическим идиотом.

А пока этого понимания не произошло, ты не более чем винтик, который мало что знает, но которому велят помнить, не забывать и не прощать. И который в силу этого будет обречен снова и снова переживать и Большой террор, и Гражданскую войну, и опричнину, и татаро-монгольское иго. По выбору тех, кому снова вздумается достать из рукава крапленого туза: «У тебя короткая историческая память!». И кому хочется таким нехитрым образом жестоко стравить тебя с теми, кто думает иначе.

 

 

Константин Кудряшов
Журналист отдела «АиФ.Культура»
«Аргументы и Факты»

 Все статьи автора >>>

 

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*