Кто с мечом?

.

Кто с мечом?

 Именно такими на льду Чудского озера увидели русских рыцари Ливонского ордена ровно 770 лет назад, 18 апреля 1242 г. Для многих из них это зрелище оказалось последним.

Но позвольте! Какие ещё «прекраснейшие доспехи» и «излучающие свет шлемы» у русских, когда мы с детства видели в кино — против закованных в броню немецких псов-рыцарей сражались пусть героические, но всё-таки нищеброды в посконных портах, драных тулупах и лаптях?! Оружие — подвернувшаяся под руку оглобля. А насчёт доспеха — памятный всем предсмертный вздох кузнеца-ратника: «Эх, коротка кольчужка-то…» Большое спасибо Сергею Эйзенштейну — его фильм «Александр Нев­ский» был настолько хорош, что почти подменил собой историческую правду.

Сладкая еврожизнь

И хорошо ещё, что не всю. Несмотря на расшитые петухами и бубликами клоунские рубахи новгородцев, основа осталась вполне достоверной — битва имела место, была масштабной, наши в ней одержали победу и спасли свою землю от страшного разорения и даже полного уничтожения.

Хотя кое-кто эти истины пытается оспорить. Дескать, и битва была мелкая, ничего не решающая. И немцы не такие уж и плохие, глядишь, и навели бы у нас порядок. Да и вообще Александру Невскому надо было не воевать с рыцарями, а наоборот — объединиться и вместе хорошенько накидать татаро-монголам. Ведь мог бы интегрироваться с продвинутой Европой, а вместо этого пресмыкался перед дикими степняками и признал власть Орды.

Подобным мечтателям не худо напомнить, что произошло с теми славянскими народами, которые всё-таки имели неосторожность повестись на сладкие речи немцев о сытой совместной жизни в тогдашнем Евросоюзе — Священной Рим­ской империи. Скажем, племени слезан ещё повезло — от них на карте хотя бы осталось имя Силезия, о чём, правда, редко вспоминают. А о племени бодричей не вспоминают вовсе. И поделом — их князья прогнулись под германского императора, и аккурат ко времени Александра Невского эта некогда славян­ская земля называлась Мекленбургом, а население, от знати до простолюдинов, говорило и верило по-немецки.

Конечно, русский князь не мог процитировать стихотворения Сергея Михалкова: «Не допустит наш народ, чтобы русский хлеб душистый назывался словом «Brot». Но, судя по всему, историю знал крепко. И мыслил примерно теми же категориями, что советский поэт. Да и немцы вели себя на захваченных у него землях вовсе не как паиньки, чему свидетельством — хроника Ливонского ордена: «Ни одному русскому мы не дали уйти невредимым. Кто защищался, тот был убит, кто бежал, тот был настигнут и убит. Слышны были крики и причитания. В той земле повсюду начался великий плач». Нет, татары убивали и жгли не меньше. Но хотя бы не переименовывали русские города и не сажали в них свою админист­рацию, не внедряли на Руси многожёнство и не заставляли всех массово пить кумыс и есть конину. Немцы же, едва взяв Псков, посадили там двух импер­ских чиновников, начали вводить свои законы, внедрять свои обычаи и даже язык.

Нажмите для увеличения. Инфографика РИА Новости
Сиговая смерть

Можно ли с такими договориться? И, главное, против кого? Против тех самых татар, от которых ровно за год до Ледового побоища это прославленное и блистательное рыцарство бежало без памяти, роняя штаны. Да так лихо, что вся Европа замерла в ужасе: «Значительный страх перед этими варварами охватил даже отдалённые страны, Францию и Испанию. В Англии из-за паники надолго прекратилась торговля с континентом». А «всемогущий» император Священной Римской империи в ответ на требование Батыя о покорности униженно писал: «Будучи знатоком соколиной охоты, я мог бы стать сокольничим при дворе Вашего Величества». Между прочим, поражение рыцарей действительно было тяжёлым — в той битве с татарами погибло шесть братьев Немецкого ордена, три рыцаря-послушника и два сержанта. Это много, учитывая, что по немецкому обычаю за каждым братом-рыцарем стояли не десятки его подчинённых, как во Франции, а от одной до нескольких сотен.

Их логика была прозрачна — что не вышло с татарами, должно выйти с разбитыми и обескровленными русскими, которых уже лет пять как режут монгольские орды. Может быть, они действительно ожидали встретить сброд мужиков-лапотников с дрекольем? Вполне допустимо, если судить по несколько ошарашенному тону автора Ливонской хроники: «В королевстве Руссия люди оказались очень крутого нрава. Они не медлили, они собрались в поход и поскакали на нас. Многие были в блестящей броне, их шлемы сияли как хрусталь». Эти «сияющие шлемы» и прочее богатство произвели на немцев неизгладимое впечатление. Конечно, желание содрать их с русских трупов было велико, но вышло немножко по-другому: «Там было убито 20 братьев-рыцарей, а 6 взято в плен». Мало? Напомним — в битве с татарами орден потерял вчетверо (!) меньше.

Конечно, потерпеть такое поражение от «славянских варваров» было очень стыдно. Поэтому в этой хронике мы чуть ли не впервые встречаем знакомую многим байку из серии «немцев трупами завалили». Тогда она, правда, звучала немного иначе: «Русские имели такую рать, что каждого немца атаковало, пожалуй, шестьдесят человек». Забавно, что 700 лет спустя потомки этих самых рыцарей, намалевавшие себе кресты на танковых башнях, точно так же бежали, размазывая кровавые сопли, из тех же самых мест. И точно так же жаловались на русское оружие и «прекрасные доспехи»: «У них был танк Т-34, а у нас не было, это нечестно!» Да, был. А в далёком 1242 г. у нас был князь Александр Невский, который гнал немцев по озеру чуть ли не семь вёрст. И загнал часть удирающих в то место, где месяцем раньше малые ребята ловили сига. Оно так и называется — сиговица. Лёд там очень тонкий, с полыньями. Так что кое-кто из рыцарей действительно сыграл на дно Чудского озера — легенды и мифы в отличие от побеждённых редко врут.

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*