Кто спасёт нашу зелень?

.

Кто спасёт нашу зелень?

Как только ни называют москвичи леса вокруг мегаполиса — «лёгкие столицы», «зелёный пояс», «последний заслон». Но столица растёт, а вырубку деревьев под застройку вели в последние годы без всякого контроля. Как лесам уцелеть, рассказывает Вера Степаненко, председатель Комиссии Мосгордумы по экологической политике.

Леса на бумаге, коттеджи на земле

«AиФ».: — Среди жителей Московского региона есть немало скептиков, которые уверены, что расширение Москвы непременно погубит «зелёный пояс» и мы просто задохнёмся в «каменных джунглях». Насколько они правы?

«В.С.».: — Я бы разделила историю с присоединением к столице новых территорий и проблему с лесопарковым защитным поясом. Москва стала больше в этом месяце и приросла участками исключительно в юго-западном направлении, а «зелёные лёгкие» были сформированы ещё в 1935 г. по­становлением Совета министров. За это время пояс столько раз менял хозяев (столичные власти, федеральные органы, правительство Московской области), а законодательство перерабатывали так значительно, что начиная с 1990-х годов ближайшие к мегаполису леса оставались, по сути, бесхозными.

Но год назад было подписано очень важное соглашение между Москвой и Рослесхозом, по которому столица получила в долгосрочное управление то, что осталось от лесопаркового пояса (а это примерно 50 тыс. га). Так что теперь Москва расширяется и одновременно приводит в порядок леса.

«AиФ».: — В каком же состоянии городу был передан лесопарковый пояс и что с ним будет в дальнейшем?

«В.С.».: — Пока трудно строить планы на будущее — до сих пор идёт инвентаризация этой огромной территории. Это необходимо для того, чтобы понять, насколько документы расходятся с реальным положением дел. Нельзя же взять на кадастровый учёт лесной участок, который уже лет 10 как превратился в коттеджный посёлок. А такие случаи есть, и их не так уж мало. Нам надо точно знать, сколько зелени осталось и в каком она состоянии.

Одно я могу сказать точно: все сохранившиеся лесные массивы станут неприкосновенным запасом, там не будет ни застройки, ни обустройства парковых зон. Это естественная вентиляция города, которую никакие кондиционеры в квартирах и офисах заменить не в состоянии.

«AиФ».: — Что ждёт владельцев домов в посёлках, выстроенных в границах «зелёного пояса»? Их обяжут всё снести, а на месте застройки заново будут высажены деревья и кустарники?

«В.С.».: — Я думаю, это утопия, ведь ни к чему другому, кроме как к социальному взрыву, такое «закручивание гаек» привести не может. Во-первых, там уже сменилось немало собственников, и наказывать сегодняшних владельцев за то, что застройщики нарушили закон, просто нечестно. Во-вторых, вспомните, сколько «дыр» было в законодательстве в последние 20 лет, как часто столичные, областные и федеральные законодательные акты противоречили друг другу. Чрезвычайно сложно будет разобраться, строили посёлок или садоводческое товарищество по закону или нет. И последнее: чтобы на месте нынешнего садового товарищества снова шумел лес, после высадки саженцев должно пройти 100 лет. Будем ждать или займёмся решением уже существующих проблем?

Я уверена, что надо провести своеобразную амнистию — оставить в покое уже вырубленные участки и сосредоточиться на оставшихся. Работы там непочатый край, ведь лесные массивы загрязнены, замусорены, завалены упавшими деревьями. Долгие годы санитарную вырубку и подсадку молодых деревьев производили в очень ограниченном объёме, да и количество лесников было критически малым. Нужно вернуться к советской практике обработки лесных массивов всевозможными средствами по борьбе с вредными насекомыми, которые, кажется, сегодня чувствуют себя полноправными хозяевами «зелёного пояса».

Решайте сами

«AиФ».: — Гарантированы ли лесам присоединённых территорий такая же забота и «дипломатическая неприкосновенность»?

«В.С.».: — Давайте посмотрим: площадь двух новых административных округов составляет 150 тыс. га, из них 70 тыс. приходится на леса, а 3,5 тыс. являются особо охраняемыми природными территориями. Округа в любом случае будут развиваться (ведь жителям нужны и жилые дома, и дороги, и сады со школами и поликлиниками), значит, какие-то участки будут вырублены. Понятно, что территории с особо ценными породами деревьев трогать категорически нельзя.

Но у нас предостаточно земли, на которой растёт, мягко говоря, непонятно что, и замусорена она так, что там уже нет ни цветов, ни животных из Красной книги. Однако в любом случае все проекты развития новых территорий должны проходить строжайшую экологическую и геодезическую экспертизу, ведь есть участки, где отлично растут деревья, но строить многоэтажки там просто опасно. Ещё один вопрос, который надо серьёзно обсуждать, — не пора ли полностью запретить лесозаготовку в зелёных массивах вокруг Москвы? Всё-таки это не бескрайние таёжные леса, и нет никакой особой нужды заготавливать древесину именно возле столицы.

«AиФ».: — Должны ли местные жители иметь решающий голос во время принятия решения о вырубке леса или рощи?

«В.С.».: — Мнение тех, кто живёт в непосредственной близости от зелёных зон, так же важно, как и мнение чиновников разных уровней. Чтобы люди не выходили на митинги и не бросались под бульдозеры, как было с Химкинским лесом, нужно как можно активнее и как можно раньше привлекать москвичей к обсуждению проектов застройки и развития их родных районов. Для этого существуют публичные слушания, именно этим должны заниматься муниципальные собрания. Одно дело, когда местные власти самолично отдают заповедный лес под элитный посёлок, и совсем другое — когда муниципалы, чиновники и активное население сообща решают, что буреломный участок надо очистить и построить там детский сад и школу.

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*