Мария Голованивская: Политика Кремля стала похожа на «безумное чаепитие»

.

Мария Голованивская: Политика Кремля стала похожа на «безумное чаепитие»

Есть такая «народная примета»: мол, когда чиновник долго сидит в своем кресле, — это хорошо, так как уже всё его окружение всеми благами «насытилось» и готово просто поработать. А про то, что любой высокий пост должен занимать тот, кого выберет народ, как будто бы все уже и забыли. Ну да, можно сказать, что народ-то всё равно выберет того, кто больше пообещает. Но это вещь диалектическая. Наша политическая система существует в таком виде в данном конкретном времени, а не навсегда и на веки веков.

Допустим, один раз народ выберет того, кто больше пообещает; второй раз выберет, тридцать третий, а в тридцать четвертый начнёт разбираться — и выберет другого. Будь то бизнесмен, который пришел во власть, или аппаратчик, — что может заставить его работать? Только одно — давление тех, на кого он работает. А это мы с вами — народ. Если мы не будем на него давить, это все равно, что разорвать связь между начальником и подчиненным. Если связи между начальником и подчиненным нет, то подчиненный и не работает. То есть народ должен выступать именно начальником, а подчиненным — человек в исполнительной власти. Иначе не будет связи — не будет и работы.

[articles: 52387,52215]

Кто-то из великих сказал: «Демократия — это страшная гадость, но никто лучшего ничего не придумал». С этим так называемым идеальным обществом действительно существует очень много проблем. Когда я была в Нью-Йорке, там на пике были массовые акции «Оккупируй Уолл-стрит», потому что, как мне рассказывали американцы, «несправедливо, мол, у нас в Америке: 1% имеет все, а 99% не имеют ничего». Как же так? У вас же демократия, говорю я. «А голосуют люди, не думая, и мало выходят на выборы», — говорят активисты.

Так что это всегда проблема демократического общества, но тем не менее в Америке хотя бы есть обратная связь (чиновник боится, что его могут снять, могут не выбрать), и это хоть какой-то механизм давление на «подчинённого». А без такого механизма никакая власть сама себя не отрегулирует. Что, дядя из Москвы будет следить за каждым губернатором, за каждым мэром? Да у дяди и глаз не хватит смотреть. Я прекрасно знаю, что такое выборы, мне приходилось работать на выборах, мне приходилось сталкиваться с этим напрямую. Я прекрасно знаю, как ведет себя крупный капитал на выборах: он просто покупает голоса! Но это не может продолжаться бесконечно. Есть время, и время работает на каждого человека, который хочет законно отстоять свое право.

Так что не надо надеяться на то, что, сытый не будет хотеть есть; на то, что, чем дольше человек у власти, тем меньше он будет воровать и тем больше работать. Это принципиально не так. Потому что вокруг сытого всегда будет крутиться много голодных, и накормить всех этих голодных просто невозможно. Поэтому всегда сытый будет продолжать насыщаться. Сначала сам, потом свою семью «кормить», потом свое окружение и т.д.

Посмотрите на печальный пример Юрия Лужкова. Пока он был московским градоначальником, для города это был действительно очень сложный период, потому что, с одной стороны, москвичи были рады чистым улицам и многому другому, а с другой, в Москве было невозможно открыть хоть какой-то маленький бизнес: вам пришлось бы иметь очень много друзей и очень много партнёров.

Опрос

Лужков — фигура первоначального накопления капитала. Период первоначального накопления капитала — это период, когда всё — «по понятиям» и ничего — по закону. Это 90-е годы. Тогда у обычного человека не было никакого шанса войти в эту замкнутую элиту и там получить какое-то место под солнцем.

Мне кажется, это очень большая проблема того, что происходит сейчас в политике Кремля и Белого Дома. Это замкнутый круг, «Алиса в стране чудес» — безумное чаепитие, где никто не моет чашек, все просто пересаживаются с места на место. Никаких новых лиц. Я не понимаю, почему Набиуллина с Голиковой тоже должны рокироваться, они что, тоже тандем? Совершенно загадочные танцы. Думаю, если бы Кабинет министров у нас не поменялся, то у нас был бы очень большой политический кризис; именно политический — я уж не говорю об экономической составляющей. А пока у нас не будет сильной экономики, пока у нас будет слабая экономика, основной доход которой происходит от продажи сырья, мы ни за что не сможем стать супердержавой. К сожалению, один момент, чтобы это сделать, мы уже упустили — когда у нас были очень хорошие цены на нефть и мы должны были развивать экономику, чего сделано не было. Посмотрим, что будет дальше.

Я сильно надеюсь на то, что Владимир Путин всё-таки будет проводить какие-то реформы, а не «воссядет на престол» и успокоится. Мне кажется, что престол-то как раз сейчас качается — причём вне зависимости от того, кто на нём сидит или захочет сесть. Действительно, долгое время роли в тандеме были противопоставлены таким образом: Медведев — инновации, Путин — стабильность, но наша внутриполитическая ситуация сегодня крайне нестабильна. Не может быть стабильного управления в нестабильной ситуации, они, как минимум, должны быть скоординированы. Поэтому, я думаю, Путин будет проводить реформы. Это просто необходимо.

ПОДРОБНЕЕ ОБ АВТОРЕ >>>

МАРИЯ ГОЛОВАНИВСКАЯ В ГОСТЯХ У AIF.RU. ВИДЕО >>>

 

Беседовала Виктория Никитина
Зам. главного редактора
журнала «Банковское обозрение».

 

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*