Мария Позднякова. Латвия: «Исторической памяти» въезд запрещен

.

Мария Позднякова. Латвия: «Исторической памяти» въезд запрещен

Меры латвийских властей связаны с выставкой «Угнанное детство: судьбы детей, угнанных на территорию Латвии, 1943 — 1944 гг.», которую историки должны были представить в Риге. До этого выставка в январе-феврале прошла в Москве и уже тогда вызвала негативную реакцию латвийских властей.

«Наш фонд «Историческая память» впервые собрал уникальные свидетельства о судьбах детей, ставших жертвами карательных операций на северо-западе СССР в годы Великой Отечественной войны, — рассказал «АиФ» историк Владимир Симиндей. — В 1943-1944 годах в прилегающих к латвийской границе районах России и Белоруссии нацистами проводились масштабные карательные операции, ударной силой которых, как правило, становились латышские полицейские формирования. В ходе этих операций вдоль латвийской границы оставалась полоса выжженной земли: деревни сжигали, их жителей частично уничтожали, а частично угоняли на принудительные работы в Латвию и Германию.

Тогда в Латвию были угнаны тысячи детей — русских, белорусов, поляков. Они были разлучены с родителями, в тяжелейших условиях содержались в концлагере Саласпилс и работали на латышских сельских хозяев. Выставка «Угнанное детство» — дань памяти всем этим детям, как погибшим, так и выжившим.

Мы сумели отыскать живых свидетелей, тех самых детей, и записать сотни часов воспоминаний на видео и аудионосители. Если бы мы не сделали этого сейчас, то через 10-15 лет не у кого было бы спрашивать.

Латышские политики и официозные историки любят разглагольствовать о закрытости российских архивов, тогда как мы видим, что они не готовы к честной научной конкуренции — нас, сделавших достаточно много для выяснения «белых пятен» трагической истории российско-белорусско-латвийского приграничья в годы Второй мировой войны, пытаются административно «удалить» на основании голословных обвинений. Мол, эта выставка повредит латышскому народу. В действительности, это не так. К примеру, некоторые свидетели с признательностью вспоминают хозяев, у которых они работали на хуторах и не умерли с голоду. Правда, есть среди воспоминаний и такие: «Хозяева поселили меня в будке вместе с собакой, и ел я из её миски, меня постоянно били». Однако совершенно ясно, что большая часть латышского народа не поддерживала нацистскую идеологию. В то же время нынешнее руководство Латвии явно демонстрирует свои симпатии нацистским приспешникам«.

Владимир Симиндей указывает на то, что у нынешнего директора главной спецслужбы страны — Бюро по защите Конституции — Яниса Кажоциньша отец был офицером СС, имел прямое отношение к рекрутированию несовершеннолетних латышей во вспомогательный персонал Люфтваффе. Г-н Кажоциньш в своих интервью открыто признаётся, что рос среди легионеров.

- Дело в том, что его отец после разгрома Гитлера сумел перебраться в Англию, где обосновались и другие бежавшие латышские легионеры СС, — рассказывает историк. — Там, в Англии, и родился будущий главный спецслужбист Латвии, чьё ведомство ныне открыто вмешивается в дела исторической науки, чиня препятствия российским исследователям преступлений нацистов и их пособников.

Историк также вспоминает, как нынешний президента Латвии Андрис Берзиньш призвал жителей Латвии «склонить головы» перед легионерами «Ваффен-СС»: «Считать их преступниками — это за рамками здравого смысла…». Тогда на это резко отреагировал российский МИД, заявив, что высказывания президента Латвии Андриса Берзиньша о «Ваффен-СС» «кощунственны и аморальны»: «Попытки обелить гитлеровских приспешников сопровождаются вызывающей возмущение изощренной аргументацией».

Владимир Симиндей считает, что запрет выставки «Угнанное детство» — ещё одна попытка обелить гитлеровских пособников. С ним согласны и русские историки Латвии. В своём специальном заявлении коллеги Симиндея, постоянно проживающие в Латвии (историки В. Гущин, И. Гусев, В. Богов), написали, что «решение МИД ЛР запретить въезд в Латвию российским историкам, которые занимаются изучением преступлений нацизма в годы Второй мировой войны, дает все основания полагать, что праворадикальная правящая элита Латвии пытается оправдать нацистскую идеологию и преступления нацизма и не допустить распространения информации о преступлениях нацизма. Решение МИД ЛР является грубым политическим вмешательством в историческую науку и не способствуют лучшему пониманию исторических процессов».

Вопрос о том, смогут ли российские историки Владимир Симиндей и Александр Дюков въезжать в страны шенгенской зоны, остаётся открытым.

А легионеры СС в Латвии совсем скоро, 16 марта, отметят свой ежегодный праздник.

Читайте также. Александр Дюков. Рабы-оккупанты

 

 

Мария Позднякова
Журналист отдела репортажей и спецпроектов
«Аргументы и Факты»

Все статьи автора >>>

 

 

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*