Москва сгорит, как в 1812 г.?

.

Москва сгорит, как в 1812 г.?

Чудовищная жара с пожарами летом 2010-го и ледяной дождь в декабре того же года, мягкая зима 2011-го — чиновники убеждены, что именно эти погодные капризы стали главными причинами аномального нашест­вия неприметных жучков, уничтожающих подмосковные ели. Более земные объяснения между тем замалчиваются. Так кто же виноват в гибели хвойников?

Типографская хватка
                                                               

Кстати

Как короеду всё равно, где уничтожать ельник, так и пожару без разницы, каков статус земли, где он бушует. Если из-за неубранных мёртвых деревьев начнутся возгорания, в самой большой опасности окажется территория вокруг «Православного оздоровительного комплекса «Скит» — резиденции Патриарха Московского и всея Руси Кирилла. По данным экологов, леса около д. Переделки Одинцовского района превратились в главный областной очаг жука-короеда. Если не начать принимать меры прямо сейчас, через год будет уже поздно.

«У меня на участке погибло уже 10 елей, за которыми я ухаживал 30 лет! — возмущается Андрей Савенков из Мытищинского района. — Народные средства не помогают. Может, химия спасёт?» Этим летом в редакцию пришло несколько десятков подобных писем о подлых насекомых. Но обрадовать читателей нечем. «Вы можете вызвать специалистов по опрыскиванию, — говорит Ирина Бочкова, эксперт Московского государственного университета леса. — Но, по­тратив на спасение нескольких елей на участке чуть ли не 100 тыс. руб., вы продлите их жизнь лишь до следующей весны. Ведь вокруг лес, насквозь заражённый жуком-типографом (то есть короедом. — Авт.)».

Ситуация аховая: ещё в январе этого года Рослесхоз (отвечавший на тот момент за зелёные зоны Подмосковья) признал, что 42% подмосковных ёлок может стать добычей жучков, 11,2 тыс. га уже покрыты мёртвым лесом, а 200 участ­ков стали очагами заражения. К лету погибшими были признаны уже 18 из 85 тыс. га ельников. Но за короеда Рослесхоз больше не в ответе — теперь за все леса отвечает только что созданный Комитет лесного хозяйства областного правительства. Пока передаются дела и пишутся планы, насекомое вплотную подошло к западным границам Москвы.

Хвойники на направлениях Новая Рига, Истра, Рублёвка превратились в кладбища погибших деревьев. Жуку всё равно, где портить зелень: на участке у пенсионера или под боком у президента и премьер-минист­ра страны (в Ново-Огарёве и Горках-9). Ёлки стоят мёртвые и смертельно опасные. «Наличие сухостоя — одна из основных причин увеличения скорости, с которой распространяется пожар», — объясняет Алексей Нарышкин, начальник отдела профилактики лесных пожаров ФГУ «Авиалесоохрана». Если к этому прибавить жаркое лето без дождей, обильную лесную подстилку (опавшую хвою и листву) и сильный ветер, получится самый неблагоприятный сценарий. [articles: 47754]Прошедшее лето было очень сухим, и уже в этом сентябре в Подмосковье может вспыхнуть костёр категории «пожар 1812 года» (если нам «повезёт», он начнётся следующей весной или летом). Но ведом­ства не хотят даже обсуждать пугающую перспективу: в столичном управлении МЧС «АиФ» сказали, что не занимаются профилактикой пожаров в подмосковных лесах, их областные коллеги тоже открещиваются: мол, они отвечают только за СНТ и деревни. «Во всех населённых пунктах Подмосковья приняты меры противопожарной безопасности, в том числе расчищены территории вокруг жилого сектора», — заявил недавно Александр Медведев, заместитель главного госинспектора Московской области по пожарному надзору. Но когда начнутся пожары, СНТ с деревнями загорятся и подскочит смертность из-за страшного смога, чиновники будут рассказывать нам про нехватку техники, лесников, наличие бурелома и говорить о том, что надо делать. Говорить, но не делать.

Рубить бесполезно

«Сейчас жучков остановить невозможно, — объяснил «АиФ» Вилен Лупачик, руководитель «Дружины охраны природы» при биофаке МГУ им. Ломоносова. — Опылять леса инсектицидами с воздуха запрещено, иначе под слоем химии окажутся и животные, и дачники, и все водоёмы. Любимая мера борьбы с короедом (а именно вырубка деревьев) лишь усугубляет плачевную ситуацию».

Вырубка больных деревьев может быть очень эффективной, но при одном условии: если их быстро убрать из леса. На практике валка и вывоз стволов из короедников происходит в лучшем случае через 6 месяцев, в худшем — через 3-4 года.

«Обнаружив заражённый участок, мы обязаны провести аукцион (согласно Лесному кодексу), победитель которого и займётся вырубкой и вывозом, — объяснила «АиФ» Светлана Соболева, замруководителя Подольского филиала ФГУ «Мос­обллес». — Но в жизни короеды так объедают ели, что они ни на что не годятся. Поэтому желающих выиграть аукцион обычно не находится по несколько лет». Дачники готовы сами почистить лес. Но если лесничий поймает вас, вместо благодарности — штраф до 4,5 тыс. руб. за каждое самовольно спиленное дерево.

Короеды угрожают Москве и области, как 200 лет назад Наполеон. Нажмите для увеличения
Новый год — без ёлки

«До конца года мы можем остаться без 100 тыс. га ельников (для сравнения: пожары 2010 г. уничтожили 80 тыс. га леса), — констатирует Алексей Ярошенко, руководитель лесных программ Гринпис России. — И если вырубка и вывоз стволов будут производиться с таким огромным опозданием, то, перезимовав, типографы перейдут в новое наступление».

По подсчётам независимых экспертов, на ликвидацию короедников и восстановление иммунитета лесов нужно не меньше 3,5 млрд руб. Возможно, такие деньги найдутся (в конце концов, типографов больше всего в зоне проживания депутатов, сенаторов и членов правительства). Но, если не менять законодательство и подход к защите лесов, через несколько лет короед снова придёт. «Сегодня на месте короедников высаживают моно­лес, то есть сплошные ели, — говорит Лупачик. — Они изначально растут ослабленными. Ведь в природе так не бывает, что на одном участке скученно растут тысячи саженцев одного возраста. Нужно сажать смешанный лес, где борьба за свет и воду не так остра, как в монолесах. Тогда ёлки будут сильными и готовыми самостоятельно отражать атаки вредителей».

То, что ёлки превратились в дрова, готовые вспыхнуть в любой момент, — реальная угроза, которая коснётся и простых жителей, и местных властей, и даже Президента РФ. Равнодушие, которое проявляют к этой проблеме ответственные ведомства, может привести к тому, что жителям Подмосковья останется обратиться к Владимиру Путину с просьбой поручить премьер-министру РФ Дмитрию Медведеву и губернатору Московской области Сергею Шойгу сделать всё возможное для предупреждения надвигающейся катастрофы. Пока мёртвый лес не стал стеной огня.

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*