Мой Живочка, моя Калерия. Их любовь ждала своего часа 48 лет!

.

Мой Живочка, моя Калерия.<br />
Их любовь ждала своего часа 48 лет!

Выпускник екатеринбургского Суворовского училища, серб по национальности Живко Зиндович и представить не мог, что обретёт настоящую любовь уже будучи на пенсии — в 65 лет. Однако именно так и случилось.

Часы от Жукова

Живко родился в Югославии перед войной. На глазах 6-летнего мальчика погибли родители. По отцу немцы проехались танком, а мать повесили на дереве и ещё живую кололи штыками. Сам он укрылся на кукурузном поле и 3 недели прятался от фашистов, пока его не встретил русский солдат-разведчик. Он забрал осиротевшего ребёнка в войсковую часть. Уже тогда Живко решил для себя, что станет русским офицером.

После войны по взаимной договорённости Сталина и политических лидеров Югославии 100 детей-сирот из этой страны были направлены в СССР и распределены по Суворовским училищам. Живко оказался в Свердловске. Лидер по духу, он никогда не давал в обиду товарищей, защищал слабых. Однажды увидел, как в дендропарке трое парней пристают к девушке, и скрутил наглецов ремнём. На следующий день о поступке Живко знал каждый суворовец в училище, ему объявили благодарность перед строем. Живко занимался боксом и лёгкой атлетикой. Боксёр он был известный — двукратный чемпион уральского военного округа. Сам Жуков однажды подарил ему именные часы за 5 побед подряд на соревнованиях. Так Живко Зиндович стал мечтой каждой девушки…

- Он всегда был во всём первый, — рассказывает та, которая стала его женой спустя полвека. — Я сразу в него влюбилась. Занималась, как и он в те годы, лёгкой атлетикой. Сидела на трибуне и молча им любовалась. Он тогда встречался с другой, и подойти я не решалась. Но однажды у меня дома раздался звонок. Открываю дверь, а на пороге стоит Живко. Я ни слова не могла вымолвить от неожиданности. И он не проронил ни звука — лишь подарил свою фотографию, а на обороте надпись: «Я тебя уважаю!»

Это было признанием в любви… которой суждено было сбыться не скоро. Живко, закрывая дверь, ещё не знал, что их следующая встреча случится через 48 лет. Эти годы каждый прошёл своей дорогой.

Калерия Шадрина уже на четвёртом курсе вышла замуж. Стала известным в Екатеринбурге хирургом. Работала долгие годы в обкомовской больнице. Сам Ельцин не раз приходил к ней на приём. «То ногу подвернёт на волейболе, то на субботнике шею дёрнет». Муж Калерии Анатольевны был лётчиком.

- Скажу честно: я его никогда не любила, — признаётся она. — Мы были совершенно разными людьми. Я жить не могу без музыки. Сяду за рояль, а муж переступает порог и кричит мне: «Закрой свой чёрный гроб!» Три раза я предлагала ему развестись — он ни в какую. В итоге прожила с ним 42 года. У нас родилось двое детей, есть внуки. 10 лет назад я осталась вдовой: муж погиб по глупости в катастрофе — скорость очень любил. Я стала свободной и могла, не стыдясь, отдаться своему чувству к Живочке, которое не оставляло меня все эти годы…

 

Для настоящей любви возраст не помеха!
Три слова любви

Живко Зиндович меж тем всю свою жизнь посвятил военной службе. Служил в Германии, Армении, Грузии, Афганистане. В отставку ушёл в должности полковника. Переехал в Екатеринбург, где когда-то начинал военную карьеру. Жизнь отмерила Живко свою меру горя: похоронил дочь, жена умерла от рака… Казалось, в будущем уже ничего нет, кроме одинокой старости.

И так бы оно и было, если бы не Калерия Шадрина, которая по крупинкам собирала информацию о Живк­о Зиндовиче. Интересовалась у общих знакомых, где он сейчас. В 2001 г. она встретила его первую любовь, и та сказала, что Живко в Екатеринбурге: «Только ты к нему не ходи — он меня три раза выгнал».

- Я, конечно же, не послушалась и рискнула — набрала номер, — вспоминает Калерия. — Скупо, по-деловому он предложил встретиться: «Я буду ждать вас у газетного киоска».

Калерия не спала всю ночь, утром кусок в горло не шёл. Волновалась, как пятнадцатилетняя девчонка: «Вышла на улицу, а ноги не идут…» Она узнала его первой: тихо подошла со спины, развернула к себе и обняла. Он еле различал почти забытые черты…

 

[articles: 48941, 48944]

 

- У Живко была катаракта на обоих глазах. В тот же день я набрала номер знакомого офтальмолога — его вылечили, теперь Живко видит, как в молодости!

И каждый день перед ним лицо той, которой в юные годы не посмел открыться до конца. Ясно видны морщины, но светло на душе: «После той нашей первой встречи мы оба поняли, что ждали друг друга всю жизнь».

Вскоре судьба подбросила им ещё одно испытание. Живко из-за сотрясений мозга (занятия боксом в молодости не прошли даром) потерял сознание. Врачи предупредили: готовьтесь к худшему. Живко Зиндовичу разрезали голосовые связки, вырезали четыре хряща. Он выкарабкался, вернулся почти с того света, но больше не мог говорить. Так их поздно высказанная любовь стала совсем немой… пока Живко однажды не попросил бумагу и карандаш и написал на листке всего три слова: «Выходи за меня». Она сказала «да».

- Под старость нам выпало счаст­ливое время — мы наконец живём друг для друга, пытаясь наверстать упущенное за долгие 48 лет. Каждый день Живочка встаёт в 5 утра, чтобы приготовить мне завтрак. Вот уже 7 лет мы официально муж и жена, каждый год вдвоём, тихо, по-домашнему отмечаем день нашей свадьбы, пересматриваем фотографии нашей молодости, и Живочка непременно пишет мне несколько слов на листочке бумаге. Это всегда три слова — три слова любви.
 

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*