Мы не всегда знаем тех, кто нам помогает. Репортаж из Геленджика

.

Мы не всегда знаем тех, кто нам помогает. Репортаж из Геленджика«Они тонули, но меня не хотели пугать»

- Курс – 21 день. Но я вряд ли пробуду до конца. Мне 7 августа дома нужно быть : первая страшная дата – месяц, как мамы и бабушки с нами больше нет, — и огромные карие глаза наливаются слезами, но Инга держится молодцом. Трехлетний сынишка не разрешает ей плакать. Говорит, что иначе его маленькому еще не родившемуся братику будет больно.

- 7 июля в три ночи меня разбудили соседки по палате, — Инга Ишоева лежала в Крымской больнице на сохранении — в конце августа ей рожать. – Какая-то суматоха, нервозность. Мне сказали, что в городе началось наводнение, целый день за окном ливень. Я сразу схватила телефон и позвонила маме – ее дом у самой реки. Она меня постаралась успокоить, мол, они с бабушкой и дедом уже едут в «Газели» с соседями – спасаются, убегают от большой воды. Велели мне ложиться спать и не беспокоиться. Да какой там спать! Через полчаса я перезванивала, но ни мама, ни бабушка, ни дед не брали трубку. Это я потом поняла, что они в это время уже тонули, но не хотели меня пугать…

«Газель» заглохла, водитель выскочил со словами, что сейчас вернется с помощниками. И на самом деле вернулся с бригадой полицейских на огромной машине. Но «Газельку» уже понес бурный поток, к ней невозможно было подобраться. Из пассажиров — пятерых взрослых и троих детей – в-живых остались только Ингин дедушка и двое соседских мальчишек. И то – благодаря какому-то незнакомцу.

- Они ухватились за дерево, так держались за него, пока проплывающий на резиновой лодке мужчина не вывез их в безопасное место, — рассказывает девушка. – Обычный человек, мы его даже не знаем, плавал на лодке и собирал людей. Я до последнего надеялась, что мама и бабушка спаслись. Просто не могут выйти на связь. Сидят на какой-нибудь крыше, телефоны утопили, поэтому мы ничего о них не знаем. В 5 утра дождь закончился, а в восемь я побежала в приемной покой, но среди пострадавших ни мамы, ни бабушки не было. Чуть позже я пошла в морг. И мне сказали, что моя мама Нина Ишоева здесь, ее привезли в числе первых. А бабушку нашли только на следующий день. Ее далеко унесло, в чужом дворе оказалась. Как теперь жить с таким горем – я не знаю. Но жить надо – у меня дети, муж, брат и дед, которому особенно тяжело. Его сейчас в санаторий на 3 месяца должны отправить. Но я боюсь его одного отпускать. Поэтому мне домой надо. В Геленджике хорошо, красиво, процедуры и отдых замечательный, столько заботы и внимания отовсюду, но меня в Крымске ждут.

 

Яна Губкина и Анна Щерблюк с детьми проходят курс реабилитации после потопа. Фото автора
«На помощь!»

Историй о том, как совершенно незнакомые люди приходили на помощь терпящим бедствие крымчанам, немало. Например, ходят разговоры о владельце внедорожника, который, бросив свою машину, с помощью веревки выдергивал из воды захлебывающихся людей.

- А мне даже как-то перед своими соседями неудобно, — смущается крымчанка Яна Губкина, которую с маленькой дочкой в ту страшную ночь разбудил свекор, велев быстро собраться и бежать к нему домой, чтобы во время стихии держаться всем вместе. – Соседи потом уже рассказывали, что стучали в мою дверь, пытались предупредить о потопе, думали, что мы так крепко спим. А меня в это время уже и след простыл.

Только ведь убегая со свекром, я не предполагала, что ситуация станет настолько серьезной. Хочу сказать добрые слова в адрес всех, кто откликнулся на нашу беду. Ведь вещи испортились, продукты утонули. Но на следующий день уже пришла первая гуманитарка. А девчонки из разных городов, с которыми я познакомилась на сайте будущих мамочек, до сих пор шлют посылки с детскими вещами.

- Мы на второй день после трагедии в Крымске снарядили туда две машины с продуктами и средствами гигиены, — говорит Юлия Соболева, руководитель некоммерческого партнерства «Курорт Геленджик». – Предприниматели, простые жители города приносили вещи, деньги. Пришел один нищий, и со словами «им нужнее» высыпал на стол 600 рублей монетами.

- Конечно, нас вся страна поддержала. Особенно в первые два-три дня, когда просто нечего было есть и пить, гуманитарная помощь была очень кстати, — рассказывает Анна Щерблюк из Крымска. – Без хлеба и воды, мы бы не выжили. Низкий поклон всем, кто не остался равнодушным к нашей беде.

За холеру ответят

Явно преувеличены слухи о холере и прочей заразе в Геленджике. Несмотря на бедствие, потрясшее регион, все пансионаты пансионаты, санатории, детские оздоровительные лагеря работают в прежнем режиме. Все 65 пляжей муниципального образования открыты. От грязи, которую принесла волна на центральную улицу Геленджика, не осталось и следа. Город как прежде сияет чистотой и радушием.

- И водопроводная и морская вода – в пределах нормы. За все это время, что прошло с момента наводнения, мы провели более 300 анализов. Результат один – вода соответствует санитарным требованиям, — заявляет Виктор Рутковский, начальник территориального отдела управления Роспотребнадзора по Краснодарскому краю в городе-курорте Геленджик.

А местные жители еще добавляют, что помимо бригад, которые в считанные дни навели в Геленджике порядок, доброе дело сделал и норд-ост, который дует со стороны гор в сторону моря, и который унес все нечистоты с побережья.

- Признаюсь, у нас сейчас отдыхающих меньше, чем было в это же время в прошлом году, — говорит глава муниципального образования Виктор Хрестин. – При обычной июльской загруженности курорта в 95-97 %, сегодня этот показательнее не превышает 80 %. То есть примерно тысяч 30-40 отдыхающих мы не добираем. Виной тому – абсолютно ничем не подкрепленные слухи.

Отдыхающие заявили, что после 7 июля на трассе близ города Джубга, сотрудники ГИБДД «по-дружески» советовали автотуристам не ездить в Геленджик, «где холера и жители ходят в респираторах». Сообщается, что этих сотрудников ДПС вычислили и за распространение слухов уволили. Но на смену «заинтересованным» гаишникам пришли какие-то «люди в белых халатах». Как рассказывают очевидцы, на одной из станций на подъезде к Краснодарскому краю неизвестные в белых одеждах заходят в поезда и рассказывают пассажирам, едущим на юг, небылицы об инфекциях и трупном запахе по всему Геленджику. Советуют путешественникам сменить маршрут и выбрать другое место отдыха на Черноморском побережье.

- Полагаю, что это происки наших конкурентов, — считает Виктор Хрестин. – Тем не менее, соответствующее письмо о необходимости провести разъяснительную работу с проводниками руководству РЖД мы направим.
А для отпускников, которые планируют дикарями отправиться в Геленджик, наверное, будет приятно узнать, что цены на жилье в частном секторе снизились, в среднем, на 100-150 рублей в сутки.

Языком цифр

Последний случай холеры был зарегистрирован в Геленджике в 1972 году.
Сейчас в здравницах Геленджика находятся 80 женщин с детьми из Крымска. Они проходят реабилитацию и лечение.

На территории муниципального образования курорт Геленджик (в который входит 21 населенный пункт) находятся 100 здравниц, 22 детских оздоровительных лагеря, порядка 4,5 тысяч частных гостиниц, в том числе и мини-отелей.

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*