На воду денег нет: почему в России не работает система мелиорации

.

На воду денег нет: почему в России не работает система мелиорации

Каждый день поступают жуткие сводки о том, сколько ещё посевов уничтожила засуха, на сколько подорожает хлеб, гречка и пр. А разве засушливые районы не орошают? Мы в космос ракеты запускаем, а грядки полить не можем? Есть же понятие «зона рискованного земледелия», там всё должно быть наготове, разве нет? М. Глаголева, Москва

Закредитованы под завязку

«В СССР всё сельское хозяйство было государственным (кооперативным), и тогда существовало специальное Министерство мелиорации, которое отвечало в том числе и за оросительные системы, — рассказал «АиФ» Сергей СОРОКОУМОВ, исполнительный директор Комиссии по агропромышленному комплексу РСПП. — В 91-м году сельхозсектор перешёл в частные руки, и государство перестало финансировать такого рода работы. Но даже в советские времена наше сельское хозяйство по техническому оснащению в 5-7 раз отставало от США и Канады. Новым собственникам пришлось его перевооружать.

Вспомните, 10 лет назад у нас на прилавках были одни только «ножки Буша», а сегодня удалось полностью импортозаместить мясо птицы. На эти первоочередные задачи тратятся большие деньги. А ведь за последние 10 лет цены на горюче-смазочные материалы выросли на 400%! При этом на сельхозпродукцию — зерно, картофель — всего на 117%.
Доля энергозатрат постоянно растёт, сегодня даже в растениеводстве она составляет 30%. Вот и получается, что мелиорация нам сегодня просто не по карману. Сельское хозяйство и без того закредитовано под завязку — у него больше нет залоговой базы для привлечения ресурсов. К тому же мелиорация — это капитальные затраты, ведь нужно сначала создать источник (водохранилище), затем проложить трубы и, наконец, установить саму систему орошения. Всё это окупится не раньше чем через 15 лет, а кредиты фермерам выдаются на срок не более 8 лет. Да и как можно что-то рассчитать в условиях, когда цены на зерно постоянно скачут? В последние три года, например, они очень низкие, практически на уровне рентабельности».

Отдаём чужим

А значит, о системе орошения — такой, как, например, в Израиле, где на каждый кустик беспрерывно капает вода, — мы пока можем только мечтать. Хотя капельное орошение существует и в Краснодарском крае, и в Ростовской области — это и впрямь капля в море для нашей страны.

«Установка оросительной системы сильно увеличивает себе­стоимость продукции, — говорит Сергей ШУГАЕВ, председатель общественной организации «Сельская Россия». — Если рядом есть водоём, то аграрию повезло: он может купить поливальную машину за 1,5 млн руб., её хватит на 500 гектаров. А если нет, то без помощи государства, конечно, крайне сложно. Впрочем, утверждена программа мелиорации до 2020 г., согласно которой в помощь крестьянам будут выделены немалые деньги — примерно 200 тыс. руб. на гектар. Но кто и как их будет тратить — вот вопрос. Неслучайно А. Кудрин говорил, что наше сельское хозяйство — настоящая чёрная дыра».

На следующий год на поддерж­ку сельского хозяйства в бюджете заложено 170 млрд руб. (5,6 млрд долл.). ВТО, в которое мы вступили, разрешает госпомощь в размере 9 млрд долл. То есть власти обеспечивают чуть более половины допустимой господдержки. Кстати, часть этих денег идёт на содержание аппарата министерства и других организаций, значит, прямая поддержка сектора ещё меньше. «Вообще в России самый низкий уровень поддержки сельского хозяйства», — сетует Сорокоумов.

Неудивительно, что даже картофельный магнат Александр Лебедев заявил о том, что избавляется от бизнеса и покидает Россию. Зато, как рассказал «АиФ» источник в Тамбовской области, чернозёмные земли через компании-посредники (напрямую это запрещено законом) скупают европейцы. Они-то наверняка найдут деньги и на современные системы полива, и на технику. И накормят нас нашей же картошкой.
 

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*