Надёжность и вера будут!

.

Надёжность и вера будут!

На прошлой неделе ЦИК отказала в регистрации кандидатом в президенты иркутскому губернатору Дмитрию Мезенцеву: были по техническим причинам отбракованы 3,92% подписей. И до двух миллионов, обозначенных законом, не хватило всего-то 9 тысяч. Какова реакция сибиряков и губернатора региона на это известие?

[articles: 49057]

О «букве» и «духе» закона

«АиФ»: — Дмитрий Фёдорович, как вы отнеслись к решению ЦИК об отказе в регистрации? Будете это оспаривать?

Д.М.: - Выдержанно. Оспаривать не буду.

«АиФ»: — Но обида остаётся?

Д.М.: - Обиды нет. Есть понимание необходимости совершенствования выборного законодательст­ва. Решение ЦИК «формально» справедливо.

Наш избирательный штаб добросовестно работал. По дейст­вующему избирательному законодательству мы имели право собирать подписи не менее чем в сорока субъектах Федерации. Число подписей в каждом субъекте не должно превышать 50 тысяч. И для пятимиллионного города, и для небольшого автономного округа «порог» один. Собрать два миллиона подписей при столь жёстких требованиях, за столь короткий период — задача профессиональная и сложная. Хочу от всей души поблагодарить коллектив ВСЖД и РЖД за их поддержку. Без этого мы бы не справились.

Приплюсуйте сюда объём требований к оформлению подписных листов, настолько избыточный и перегруженный, что даёт повод и право усомниться в справедливости самого закона. Возможностей для придирок — хоть отбавляй!

«АиФ»: — Но пока люди озабочены другим: они считают, что власть не хочет разговаривать с оппозицией, с недовольными согражданами.

Д.М.: - Далеко не всегда политический мотив является той пружиной, которая толкает людей на площади. У каждого своя мотивация: кто-то устал от хождений по «чиновным» коридорам: сколько их — бюрократов, до которых не достучишься.

Другой устал от «пробок» на дорогах. Третий от ЖКХ. Пятый — в страхе от врачебной ошибки. Плохо то, что нет гарантии управы на чванливого главу муниципалитета, да и на сотни чиновников, нет гарантии того, что он тебя примет и по службе и по душе захочет помочь. И при этом мы обязаны помнить и знать, что большинство управленцев, на которых громадная ответственность, нам «не враги», это наши люди. И делать «управленческую корпорацию» недругом своего народа могут только люди, которым «чем хуже, тем лучше».

Есть у нас в области один муниципалитет, очень сложный. Приезжаю в этот город в ноябре, а там на одном из предприятий с августа не платят зарплату. Прихожу в зал — яблоку негде упасть. Понятно, какое настроение у людей.

Причём это настоящие рабочие: не с плаката. Считал для себя обязательным и важным за два с половиной часа, стоя перед этими людьми, выслушать их, подчёркиваю, справедливые требования. И потом обязан был убедить руководство одного из крупнейших банков дать — как можно быст­рее — кредит новым собственникам предприятия, чтобы они рассчитались с рабочими. Через две недели снова был на том же заводе. Настроение другое, но системно проблема пока не решена. Нужен портфель заказов, нужен устойчивый план развития. И формально региональная власть здесь как будто ни при чём: есть собственник, есть рынок, который «всё отрегулирует». Но если подходить именно так, доверие к власти не укрепить ещё и потому, что прежний советский опыт — государство отвечает за меня — никуда не ушёл, он ещё не переплавлен в котле рыночной экономики в новые отношения. И потому также тот собственник, о котором я говорю, для трудового коллектива пока остаётся чужим.

В конце той встречи подходит женщина, говорит: «У нас на улице света нет. Столбы сняли, трансформатор срезали, утащили на какую-то дачу. С вечерней смены идёшь — страшно». Отвечаю: «Будет у вас свет через две недели, сам приеду проверить». Вижу, соглашается, но не очень-то и верит. И, когда через две недели вместе с ней и её соседями прошёл по уже освещённой улице, когда — неожиданно — от этих женщин получил букет цветов — за сдержанное слово, когда побывал в гостях в скромном доме на берегу Ангары, ещё раз отметил, сколько нужно ещё сделать, чтобы эти люди, к которым мы обращаемся за поддержкой, верили во власть не в ответ на предвыборный призыв, а убеждённо, от сердца.

«АиФ»: — А разве свет на улице — губернаторская забота? Где муниципалитет? Где мэр?

Д.М.: - Вам правду сказать? Новый — осматривается, прежний — в местах не столь отдалённых. За дело!

«АиФ»: — Но что должна делать власть, чтобы народ успокоить?

Д.М.: - Прежде всего отвечать за свои слова. Скорректировать стиль. Уходить от политической глухоты. Сегодня на той улице горит свет. И та женщина чуть больше доверяет власти, чем вчера. Но таких женщин и мужчин, молодых людей должны быть миллионы.

О «фильтрах»

«АиФ»: — Президент предложил вернуться к выборности губернаторов. Это признание того факта, что система назначений глав регионов себя не оправдала?

Д.М.: - Поддерживаю идею выборности. Система должна иметь фильтры входа, потому что не должно быть «рыхлой» вертикали власти. Да и сами по себе выборы, без механизмов гарантии реального диалога губернатора с обществом и общественного контроля за ним — ещё не гарантия того, что губернатор будет хорошим. Риторика лозунгов и выступлений с трибуны и готовность по 15 часов в день вкалывать — годами! — это разные вещи. А что касается назначенцев… Когда меня назначили, я оказался четвёртым иркутским губернатором за последние 5 лет. Понятно, что человек, который не вырос в этом краю, воспринимается настороженно. Нужно время, чтобы разобраться в ситуации, предложить новое, с которым обязательно кто-то будет не согласен. Всегда найдётся некое лобби со сложившейся системой финансово-экономических связей. Что же, это жизнь. Убеждай! Доказывай. Множь число союзников. Побеждай. Умей проигрывать и снова побеждать. Но в команде!

Один только пример. В июне 2009 года государственный долг области составлял более 12 млрд рублей. И все деньги были одолжены в коммерческих банках под 17-20% годовых! Мог ли я с этим согласиться? Нет. Приехали в Минфин, добились — безотлагательно — 500 млн рублей на пополнение фонда оплаты труда бюджетников. Нашлись отпускные для 42 тыс. учителей. Затем Минфин дал области 3 млрд рублей под 2,4% годовых. Спасибо огромное. Мы заместили все коммерческие кредиты бюджетными, сэкономленное на обслуживании долга отдали селянам — по полтора рубля за собранный килограмм зерна, помогли культуре, бюджетной сфере. Сегодня долг области уменьшен на 10 млрд рублей, а инвестиционный рейтинг Прибайкалья за последние два года поднялся на четыре пункта, с прогнозом «позитивный». Это только один пример совместной — с депутатами ЗАКСа, с мэрами, с федеральным центром — большой работы.

«АиФ»: — Не так давно президент заявил о серьёзном перераспределении полномочий от центра к регионам. Вопрос перезрел?

Д.М.: - Передача полномочий или их делегирование должны быть на 100% обеспечены финансами. Иначе это ведёт к дискредитации того уровня власти — уже регионального, который за эти полномочия отвечает перед людьми. Но сам подход — абсолютно верный. Сегодня в регионе две трети чиновников федеральных, одна треть региональных.

Избыточное число контролёров — это не только перекладывание ответст­венности, это уход от результатов, рыхлый управленческий стиль, это коррупция, и то, о чём мы говорили уже, — консервация неверия людей в чиновников, в завтрашний день, в конечном итоге — в себя.

Об отставании

«АиФ»: — Если смотреть из глубинки, насколько, по-вашему, экономически, цивилизованно Россия сегодня отстаёт от Запада?

Д.М.: - Уровень отставания заметен. Нам нужны упреждающие вложения в инфраструктуру, но одни регионы с этим не справятся… Люди не должны мечтать о том, чтобы у них был надёжный дом. Дом в буквальном смысле — тот, где они живут, и «дом» как город, и «дом» как страна. Мы все просто должны это иметь.

В Приангарье, например, хорошо развиваются опорные территории ЖКХ. Мы думаем, что альтернативы этому движению нет. Опорные территории — надёжные, финансово устойчивые, уже зарекомендовали себя результативной работой. Вот пример. С 2009 по 2011 год количество сбоев на объектах ЖКХ области снизилось на 27%. А количество аварий на объектах ЖКХ, которые случились в опорных территориях, с 2009 года сократилось с 15 до 1 в минувшем отопительном сезоне. Там, где существовали, казалось бы, глобальные проблемы в обеспечении жизнедеятельности людей, — посёлки Янталь Усть-Кутского и Железнодорожный Усть-Илимского районов — достигнута стабильность. Где работают опорные предприятия, есть значительное снижение в тарифах на оплату услуг. В 2009 году мы начали с пяти таких территорий, сегодня их — 14. В 2012 году их будет 17. Такая работа  — это прежде всего вложения в инфраструктуру, это и новый жизненный стандарт надёжности. Другое отношение к делу, должен быть гарантированный, и не только в ЖКХ, неснижаемый объём заботы о людях. В технологическом плане, а значит, и в социальном.

Мы в области по крайней мере пытаемся формировать новый ценностный ряд. Ввели систему грантов для самых лучших профессионалов бюджетной сферы. Причём не по 5 тыс. рублей, а по 200, 300 тыс., по миллиону… За три года вручили 33 автомобиля лучшим офицерам, победителям конкурсов на самого профессионального следователя, участкового, оперуполномоченного. Вручаем гранты учителям, врачам, фельдшерам, работникам культуры и искусства, с этого года — работникам детских садов. Такие сигналы необходимы людям, они демонстрируют отношение государства к профессиональному, честному труду, который пока массово справедливо не оценен рублём.

Материал подготовлен по итогам встречи журналистов «АиФ» с Дмитрием Мезенцевым

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*