Наглый кредит

.

Наглый кредит

Они придумывали новые и всё более изощрённые способы и схемы, как не возвращать уже взятые кредиты.

«Замыленные» полмиллиарда

Надо отметить, некоторые из них добились удивительных высот, как например, нижегородский бизнесмен Андрей Городнов и его «соратники». Ведь они пытаются «замылить» 527 млн рублей (!), занятых у местного филиала «Сбербанка»! Можно было бы даже сказать, что пока им это удаётся, если бы ни одно «но»: на всех фигурантов этой истории заведены уголовные дела. Но всё по порядку.

Три года назад ЗАО «Алтэкс-группа компаний» (её главный акционер — упомянутый выше Андрей Городнов) отказалась возвращать кредит Волго-вятский банк Сбербанка РФ. Причину назвали бесхитростную: финансовый кризис. Сам заём был оформлен годом раньше, и до поры до времени, как говорится, «ничто не предвещало». После того, как компания признала, что в долгах, как в шелках на 600 миллионов рублей, её стали, как и полагается в таких случаях, банкротить. Государственный банк оказался главным кредитором, долг к которому составлял те самые 527 млн рублей.

И тут стало выясняться интересное. Дело в том, что компания Городнова занималась продажей канцтоваров, компьютеров и т. д. Также она владела торговыми площадями в Нижнем Новгороде — иными словами, вернуть долг «натурой» вполне можно было. Да только, когда банк начал судиться с должником, выяснилось, что магазины и другие активы только что проданы, а имущества осталось всего лишь на «жалкие» 21 миллион рублей. То есть далеко не все кредиторы могли остаться довольны этой процедурой…

Если говорить о деталях, то дело было так: у Городнова имелись кредиты ещё в двух финансовых корпорациях: РайффайзенБанке и Нижегородпромстройбанке — под залог коммерческой недвижимости. Часть денег «Сбера» и пошло на то, чтобы досрочно (запомним этот нюанс!) погасить предыдущие займы, освободить магазины из-под гнёта залога и срочно продать. Продать крайне невыгодно для себя, зато структурам, которые контролирует нужный человек. А как ещё оценить тот факт, что торговые площади ушли не по рыночной, а остаточной стоимости?

Заманчивое банкротство

Купил их не кто иной, как адвокат Городнова — Павел Корнилов, он же числился членом совета директоров «Алтэкс-группа компаний» и, как неожиданно обнаружилось, оказался кредитором той же самой группы. Не такой, конечно, крупный, как госбанк (он одолжил бизнесу Городнова 1,5 млн рублей), но зато теперь — полноценный участник заманчивой процедуры банкротства.

На первый взгляд, схема вывода активов так очевидна и шита белыми нитками, что доказать это в суде не составит труда: афиллированность Городнова и Корнилова очевидна. Но наши Остапы Бендеры разыграли элегантную партию: в суде Корнилов заявил, что знать не знал о том, что он член совета директоров, и всё это происки Городнова. Тот подтвердил: да, происки, компанией управляю сам, и Корнилов тут не причём. Суд немедленно поверил Городнову и удовлетворился версией, что связи между ним и Корниловым нет никакой.

Теперь совершенно «независимый» бизнесмен Корнилов всячески ставит палки в колёса «Сберу», оспаривает каждую его попытку найти и включить в конкурсную массу какие-либо активы банкрота. Госбанк бьётся за то, чтобы признать незаконной досрочную расплату по кредитам Райффайзена и Нижегородпромстройбанка, а Корнилов говорит: нет, здесь, мол, всё правильно (Ещё бы! Ведь именно это освободило из-под залога площади, которые за копейки купил Корнилов. — Ред.), а вот кредит госбанку отдали зря. Ведь это ухудшило финансовое состояние компании (!) и теперь уплаченные по кредиту деньги надо вернуть заёмщику (!!!).

Кстати, и сам экс-руководитель компании Андрей Городнов практически открытым текстом называет «Сбербанк» повинным в собственном разорении! Он уверен, что причиной неуспеха его предприятия стало то, что он не смог реструктурировать кредит этого банка в «тяжёлую годину». В банке же говорят, что ни одного конструктивного предложения от Городнова им просто не поступало.

В то время как интерес Корнилова в определённом развитии событий очевиден, арбитражный управляющий Олег Вдовин в упор не видит никакой несообразности. Зато он практически всегда оспаривает действия госбанка и гнёт свою линию: нечего искать в «Алтэкс-группа компаний»! Закончим процедуру, да и дело с концом, что недавно ему удалось сделать.

Думаю, читатель не удивится, когда узнает, что Олег Вдовин прекрасно знаком и с Городновым, и с Корниловым, и к тому же он — глава регионального представительства саморегулируемой организации Ассоциация арбитражных управляющих ЦФО. Становится понятно, почему эта организация игнорирует требования госбанка заменить конкурсного управляющего! Суды Нижнего Новгорода, к сожалению, тоже не слышат доводов. Такая «юридическая глухота» Нижнего заставляет задуматься о многом. И не только задуматься.

Гуманнейший из судов

Но «Сбер» точно знает, что дело его — правое, так что не сдаётся, и уже давно обратился в прокуратуру.  В отношении Городнова, Корнилова, а также некоторых других работников «Алтэкс-группа компаний» возбуждены уголовные дела по части 4 статье 159 Уголовного Кодекса РФ. Речь идёт о мошенничестве, совершённом группой лиц в особо крупном размере. Сейчас дело находится в Следственном комитете, а фигурантам уже предъявили обвинения.

И если  «советский суд – самый гуманный суд в мире», по словам героя Вицина в «Кавказской пленнице», то суд нижегородский явно гуманнее вдвойне. Обвиняемых освободили до суда под залог, и, что самое удивительное, у бедствующих представителей фирмы-банкрота нашлись немалые деньги для того, чтобы этот залог внести. Речь идёт о 600 тыс рублей для «основной группы товарищей» и миллионе – для Андрея Гордонова. Чисто по-человечески мало кого удивляет, что господин Гордонов нашёл миллион. Но вот официально удивить должно было: зарплата обвиняемого — ниже, чем у иного «бюджетника», 12 000 рублей, а имущества и вовсе нет никакого. И если нашёлся миллион, то откуда он и по какой такой причине не был включён в массу активов банкротящегося торгового предприятия? Куда смотрели судебные приставы?

…Пока Следственный комитет разбирался с делом Городнова и компании, обнаружил и новые нарушения. Например, то, что «Алтэкс-группа компаний» забыл выплатить не только кредит государственному банку, но и налог — бюджету. И не мало — 71 миллион рублей. Завели ещё одно уголовное дело — по части 2 статьи 199 — уклонение от уплаты НДС группой лиц в особо крупном размере. Хотя вполне вероятно, что предприниматель со своей командой решил, что кризис – самое время облапошить не только кредитора, но и само государство?

И тут снова «порадовал» арбитражный управляющий Олег Вдовин. В суде он вступил в неравную схватку с налоговой инспекцией, которой пытался доказать, что если взыскивать с банкрота налоги, это ещё больше навредит кредиторам!
На самом же деле участь аферистов незавидна, если суд признает обвинения в мошенничестве. Тогда за двумя этими уголовными делами автоматически последует и третье, по 174-й статье — об «отмывании» денег.

Пока же Городнов и компания стали причиной того, что банк оказался в непростой ситуации и занимается несвойственными и не нужными ему делами — тяжбами. А мог бы зарабатывать деньги для себя и своих клиентов.

Суды, расследования, доказательства, — всё это отнимает много времени. Противная сторона изо всех сил тянет время, придумывая всё новые отвлекающие манёвры и выдвигая абсурдные требования. Но всё же, согласно русской пословице, «сколько верёвочке не виться»…

На фоне этой истории возникает два вопроса без ответа. Однако все они, что называется, государственной важности.
Во-первых, как получается, что несколько ушлых бизнесменов и арбитражный управляющий могут так долго играть в кошки-мышки с крупнейшим банком страны? Какой пример они подают другим предпринимателям? Как в целом это повлияет на развитие (вернее, деградацию) малого и среднего бизнеса в России? Ведь за развитием этого дела уже наблюдают далеко за Волгой.

Во-вторых, в то время, когда в России едва ли не официально проходят тренинги «бизнес-гуру» о том, как выводить активы предприятий, почему государство тормозит с созданием настоящей финансовой полиции? А ещё лучше (если судить по нашему случаю) — финансового ОМОНа, который быстро, жёстко и безжалостно будет расследовать случаи отмывания денег, махинаций с налогами и афёр с выводом активов. Ведь всё это так или иначе, но затрагивает интересы государственной казны.

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*