«Нас боятся? И отлично!»

.

«Нас боятся? И отлично!»

Потому что только авантюрист мог, выехав в конце 1980-х вместе с труппой Московского цирка на гастроли в США, остаться там в буквальном смысле на улице без гроша в кармане (продюсер, забрав все деньги труппы, исчез в неизвест­ном направлении). Работал в шоу и мюзиклах в Лас-Вегасе, потом в «Цирке дю Солей». А теперь на счету Жижикина — роли в лентах С. Спилберга, Дж. Лукаса, К. Тарантино. В России Игорь тоже снимается достаточно, а весной попробовал себя в роли телеведущего в проекте Первого канала «В чёрной-чёрной комнате».

Право на смех

- Игорь, вы, как Фигаро, то здесь, то там — то в Америке, то в России. Сегодня Фигаро где? И в какой ипостаси выступает?

- Как актёр. Однозначно! Я попробовал себя в роли телеведущего и понял: дело это сложное. У каждой программы есть достаточно жёсткая структура, нарушать которую ведущий не имеет права. Совмещать актёрство и телевидение очень трудно. Поэтому я теперь не удивляюсь, почему из всех наших звёзд-телеведущих никто не состоялся как актёр, а те артисты, кто успешно прижился на ТВ, больше не могут быть хорошими актёрами.

Зато кинопроектов масса. В Москве снимаюсь у Александра Атанесяна в криминальной драме. А в США в комедийном сериале «Политические животные» мне в герои достался министр иностранных дел России. Это сериал о политических играх, в которые вовлечён сегодня весь мир — от США и России до Ирана и Израиля. У некоторых героев есть реальные прототипы. Сигурни Уивер играет, можно сказать, Хиллари Клинтон. И между нами даже вспыхивает некое подобие любовных отношений.

- И что, американские политики спокойно смотрят на то, как над ними смеются?

- (С иронией.) А вы этого раньше не замечали, да? В цивилизованных странах сатира и ирония в свой адрес воспринимаются властями спокойно — вы посмотрите фильм Саши Барона Коэна «Диктатор»!

- Мы когда-нибудь доживём до «смеховой» толерантности?

- Судя по тому, что сейчас происходит, не скоро! Смеяться-то мы можем, но… Человек, который смеётся, прекрасно понимает: он в своих шутках будет ограничен либо определёнными рамками, либо тем периодом, в течение которого он будет иметь возможность шутить. И тот, кто придёт на его место, уже будет понимать: смеяться можно ровно столько — и ни шуткой больше!

Бил всерьёз

- В голливудских «Мстителях» супергероиня, которую сыграла Скарлетт Йоханссон, имеет русские корни и бьётся бок о бок с Халком и Капитаном Америка. Американцы перевели нас из врагов в союзники?

- Меня часто спрашивают: «Почему американцы видят нас врагами?» А у меня встречный вопрос: а почему они должны видеть нас другими? В Америке есть свои герои, которых они активно пропагандируют. Так с чего вдруг они будут прославлять русских? Давайте лучше мы этим сами займёмся — будем поднимать своих героев, своих патриотов воспитывать.

Образ русского в американском кино не изменится до тех пор, пока в Голливуде у нас не появится своей общины, которую местные будут уважать. Вот тогда мы сможем претендовать на такое же место на экране, которое сейчас там занимают латиноамериканцы или азиаты. Да и кинематографу нужно же кого-то держать за врага! Так что гордиться надо тем, что за врагов держат именно нас. Они же не берут на эту роль немцев или французов. А Россия — крупная держава, была и есть. На неё до сих пор посматривают с опасением — что эти русские ещё выкинут? Ну и пусть боятся! Значит, уважают.

- А вам там удалось стать своим парнем?

- Абсолютно! У Стивена Спилберга я не раз бывал дома, знаком со всеми его детьми. На съёмочной площадке он обязательно найдёт время спросить, как там моя мама или чем сегодня живёт Россия. Анджелина Джоли и Брэд Питт, когда мы снимались в Венеции в «Туристе», приглашали всю команду в гости или в ресторан — посидеть, поболтать. С Анджелиной мы обсуждали самые разные темы: от того, кто кем был в своей прошлой жизни, до наркотиков и рок-н-ролла. Она очень открытый человек.

- Эти звёзды, которые сегодня стоят миллионы долларов, готовы не жалеть себя в кадре?

- Готовы! Тот же Харрисон Форд в «Индиане Джонсе и Королевстве хрустального черепа» — это просто катастрофа была! Он намного старше, но на площадке меня измотал — надевал корсет, чтобы защитить рёбра, и просил бить во всю силу. И сам в ответном ударе мне чуть челюсть не свернул. Или Клинт Иствуд в «Кровавой работе» — у нас была сцена потасовки, в которой я должен был бросить его на диван. Так он меня специально подначивал: «Что ты меня кидаешь нежно, как девочку?! Ты что, не мужик, что ли?» Хотел взбесить, спровоцировать на нужный выплеск эмоций. Ну я его и швырнул… Вернее, швырял по девять-десять дублей.
 

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*