Насколько велика «жёлтая угроза»

.

Насколько велика «жёлтая угроза»

В предыдущих номерах мы писали: виды на российские земли есть у многих соседей, но с Китаем надо быть особенно настороже («Чья коса на наш камень», «АиФ» № 29). Более того, Дальний Восток уже выглядит так, будто не совсем принадлежит России («Китай, наш Восток отдавай», «АиФ» № 32).

Из множества полученных откликов выделялось письмо Виталия Воробьёва. Чрезвычайный и полномочный посол, специалист по Китаю, спецпредставитель президента по делам Шанхайской организации сотрудничества (1998-2006 гг.) предложил не разбрасываться словом «война» и ещё раз взвесить отношения России и Китая.

«АиФ»: — Виталий Яковлевич, японцы опасаются китайского десанта на спорные острова Сенкаку в Восточно-Китайском море. Они-то помнят китайский десант в 1969 г. на нашем острове Даманский на Амуре. Мы им отдали этот остров в 1991 г., в 2004-м отдали острова под Хабаровском…

В.В.: — В конце 60-х стычки были на многих островах рек Уссури и Амур, на Даманском — самая кровопролитная. Китайцы, кстати, уже не скрывают, что приказ был отдан с самого верха. Но, ради справедливости, острова никогда не были нашими. Граница на Амуре и Уссури установлена ещё договором от 1860 г., там остаётся и по сей день. Однако сами реки по тому договору оказались как бы ничьими, в какой-то момент мы взяли все острова на них под контроль. Уже в 1964 г. у СССР и Китая была предварительная договорённость, чтобы уточнить границу в соответствии с советскими и международными нормами — по середине судоходного фарватера. Но в Китае прогремела культурная революция, отношения испортились.

Переговоры возобновились ещё до развала СССР. Последним был уточнён участок границы под Хабаровском. Я опасался, что эти острова (Тарабаров и Уссурийский. — Ред.) будут поводом для возможных конфликтных ситуаций ещё десятки лет. Но неурегулированных вопросов на российско-китайской границе сегодня нет.

[articles:54653,51340,51375]

«АиФ»: — Аргумент, что есть, — это китайские карты.

В.В.: — Вы даже опубликовали одну из них. Есть китайские исторические карты, на которых якобы исследованные китайцами территории простираются ещё дальше — аж до Северного Ледовитого океана. И что? Границы Российской империи, СССР в разное время тоже были много шире границ современной России, это история.

«АиФ»: — Однако в Китае договор от 1860 г. называют неравноправным, лишившим страну значительных территорий.

В.В.: — Главное — не подвергается сомнению его законность. Общественные деятели и организации — будь то в Китае, Финляндии или ещё где-то — могут по-разному трактовать историю отношений с Россией. Важно, что между РФ и КНР на госуровне зафиксировано отсутствие территориальных претензий. У России сегодня единственный официально неурегулированный территориальный вопрос — с Японией.

«АиФ»: — Японцы во время Второй мировой хотели захватить Сибирь и Дальний Восток. Квантунская армия должна была вторгнуться как раз из китайской Маньчжурии. Есть уверенность, что планы вторжения не лежат теперь в китайском Генштабе? Для чего пехота Поднебесной отрабатывает броски на глубину до 2 тыс. км? Так далеко, кроме России, им ходить просто некуда.

В.В.: — Любая армия должна быть в тонусе, пусть тренируются. Они для этого даже россий­ские транспортные самолёты купили. Но в Пекине исходят из того, что страна открыта с юга, с моря. Китай сам заинтересован в отсутствии даже повода для конфликтов в «тылу», на севере. Зачем им идти к нам?

[articles: 54051]

«АиФ»: — За ресурсами. Недавно «мировая мастерская» заявила, что исчерпала две трети запасов редкоземельных металлов, необходимых для производства электроники. У Китая почти нет нефти и газа. Да даже байкальская вода, похоже, скоро станет золотой.

В.В.: — Ресурсы сегодня можно купить. Россия сама приглашает китайских инвесторов для разработки месторождений — не идут. Вообще это не их климат. Пекин находится в субтропиках. При населении в полтора миллиарда на севере Китая живёт лишь около 100 млн человек.

 

«АиФ»: — Но на нашем Дальнем Востоке живёт лишь около 6 млн человек. Если несколько миллионов китайцев переедут к нам, этого в Китае никто не заметит. А у российского региона будет новое «лицо». Недавно премьер Д. Медведев заявил, что задача защиты наших дальневосточных территорий от избыточной экспансии граждан приграничных государств сохраняется. Китайское правительство поощряет своих граждан к переезду в Россию?

В.В.: — Если почитать газеты начала XX в., то о китай­ской угрозе у нас тогда говорили чуть ли не слово в слово, что говорят и сейчас. Установки заселить наш Дальний Восток у китайцев нет. Хотя объективно проблема нависания «демографического козырька», конечно, есть. Кстати, в своё время я был категорически против безвизового режима между Россией и КНР — он был введён в начале 90-х, действовал года три. Сегодня для жителей приграничных территорий действует облегчённый режим, но это не значит, что граница открыта. В регионе, по разным оценкам, до 300 тыс. китайцев. Большая часть — сезонные рабочие. Но, если едут, значит, их кто-то приглашает? Если кто-то из них работает нелегально, значит, должны реагировать правоохранители. Мне кажется, именно об этом говорил премьер-министр Д. Медведев, ставя задачи. Если китайцы используют вредную химию в сельском хозяйстве, значит, активнее должны быть надзорные органы. Власти Китая, кстати, сотрудничают с нами в борьбе с нелегалами и контрабандистами — в Пекине заботятся об имидже своей страны.

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*