Наталья Ищенко — Эйнштейн российской сборной по синхрону

.

Наталья Ищенко - Эйнштейн российской сборной по синхронуАх ножки, ножки…

«АиФ»: — Что самое тяжёлое в синхронном плавании — работать в соло, дуэте, группе?

Н.И.: — Это абсолютно разные три вида дисциплин в синхронном плавании, и что-то одно выделить или ранжировать их по тяжести нельзя. Соло — это самые тяжёлые технические элементы. Дуэт сложен и физически, и технически. И тут всякая неточность в синхронности на виду, виден буквально каждый палец — спортсменки находятся у судей как на ладони, и любое асинхронное движение строго наказывается. В группе, мало того что восемь человек и присутствуют сложные поддержки, это большие элементы риска. Спортсменки работают очень близко друг другу, можно получить такой сильный удар, что сразу пойдёшь на дно. Часто в группе сбиваются зажимы с носа, хорошо, если есть время достать и поставить запасной. В противном случае вода бьёт просто по мозгам, ты захлёбываешься, а при этом надо следить за движениями и общим рисунком программы.

«АиФ»: — Все девочки-синхронистки  и тренеры утверждают, что вы уникальная спортсменка. Вы сами эту уникальность осознаёте?

Н.И.: — Тренерам, наверное, виднее. Про свою уникальность я стараюсь не думать, иначе есть большой риск впасть в некую гордыню-самовозношение, а это чревато. Мой принцип: надо делать то, что должно, и очень не мудрствовать.

«АиФ»: — Вас в команде называют Эйнштейном. Почему?

Н.И.: — Есть такое (смеется)… Я считаю, что глупых спортсменов не бывает. Если у человека нет реакции, суперосмысления процесса подготовки и выступления, то он не будет отличным спортсменом.

«АиФ»: — У вас есть дублёры в дуэте?

Н.И.: — На Олимпийских играх у нас дублёров не было. А на чемпионатах мира и Европы мы можем выступать даже разными дуэтами в технической и произвольной программе. Вот такие правила, и с ними надо считаться. Но спорт есть спорт, и команда на Играх рисковала остаться без вида, если вдруг что-то произошло с напарником. А в групповом выступлении есть только один запасной.

«АиФ»: — Именно поэтому вы застраховали себя, а точнее, свои ноги на крупную сумму денег?

Н.И.: — Та компания, которую я представляю и рекламирую, так решила и застраховала мои ноги на 8 млн рублей до конца года. Я действительно чувствую себя обладателем ножек на миллионы.

«АиФ»: — Вас можно безболезненно заменить? Или вы согласны c тем, что незаменимых людей нет?

Н.И.: — Здесь всё зависит от того, сколько времени осталось до старта. Тем более что на Играх меня никто заменить уже не мог.

«АиФ»: — Как давно вы начали подготовку к Олимпиаде в Лондоне?

Н.И.: — Подготовка к Лондону началась фактически сразу после Игр в Пекине. Мы немного отдохнули и начали работать над созданием новых программ. На каждом старте мы должны были доказывать, что мы лучшие и к нам нельзя придраться. Чтобы побеждать, надо быть на голову выше, поэтому подготовка к новым Играм и длится весь предолимпийский срок.

Синхронистки у Могилы Неизвестного солдата на проводах олимпийцев. Фото автора
Деньги — не главное

«АиФ»: — Ваша команда такая золотоносная, только у вас, Наташа, 3 золотых олимпийских и16  мировых медалей… А не бывает обидно, когда вы слышите, какие «бешеные деньги» платят нашим футболистам, которые стране ничего не приносят, кроме разочарования?

Н.И.: — Прекрасно понимаю, что мы не можем соперничать ни с одним коммерческим видом спорта, тем более таким монстром, как футбол. Ну, так сложилось, и с этим сделать ничего нельзя. По моему мнению, если бы мне дали выбирать: получать столько, сколько получают футболисты, и иметь такой невесёлый результат, как наши футболисты, или зарабатывать сколько я сейчас имею и оставаться  со своим спортивным багажом, то я бы, не задумываясь, выбрала то, что у меня есть сейчас. Здесь должно быть в приоритете достоинство профессионала: что ты делаешь, творишь, достигаешь для себя лично и страны — это главное. А вопрос, как удачно тебе удалось подписать многомиллионный контракт, он второстепенен. Тем более если ты  можешь расслабиться, пойти ночью кальян покурить, пивка попить перед ответственным матчем. Это неуважение к себе как мастеру высокого ранга и к болельщикам, которые верят в тебя и надеются, что ты покажешь себя в лучшем виде и за страну постоишь с честью. И мне бывает смешно, когда говорят, что футболисты очень устали после 90 минут игры и через три дня не смогли восстановиться…

Любовный допинг

«АиФ»: -  Перед Играми вас фактически заперли на базе «Озеро Круглое». С такой несвободой  было тяжело мириться?

Н.И.: — Ни в коей мере. Нам стало в последний месяц лучше тренироваться. Все десять часов тренировки проходили в сосредоточенном режиме. Затем нормальный отдых и не надо думать, как правильно ответить на тот или иной вопрос. Нас ничто не отвлекал от процесса. Мы понимаем вас, журналистов, но поймите и нас, у нас была главная и единственная цель — стать в Лондоне чемпионами. И слава Богу мы её достигли!

«АиФ»: — Роль жены и топ-спортсменки тяжело совмещать?

Н.И.: — Наоборот, в роли жены выступать проще. За тебя переживает и болеет ещё и супруг… А мужская поддержка мне и всем девочкам очень нужна. Никто из тренеров не противится, если у кого-то из девочек появляется молодой человек. Тут важно, чтобы твой роман никак не влиял на процесс.  Мы все умные люди, никто ночью гулять не пойдёт и свою работу под удар ставить не собирается.

«АиФ»: — В своё время спортивные специалисты из ГДР выявили такую закономерность, что у женщин-спортсменок секс улучшает результаты, а мужчинам перед  важным стартом лучше воздержаться от общения с женщиной.  Есть комментарии?

Н.И.: — Прагматичные и методичные немцы, возможно, и выявили такие закономерности, которые, в общем, и соответствуют действительности. Но в свою личную жизнь я не хочу никого пускать. Поэтому этот вопрос останется на умолчании.

Мадонны российского спорта — Наталья Ищенко и Светлана Ромашина. Фото автора
Продуманное золото

«АиФ»: — Как признавались тренеры  ещё перед Играми в Пекине, желание довести программы до идеала вгоняет команду в аврал. Это перманентное состояние наших «золотых рыбок»?

Н.И.: — Конечно, хочется сделать всё лучше, лучше и лучше, но нет придела совершенству… Поэтому у нас всегда бывает определённый дефицит времени. Казалось бы, программа уже полностью готова, но очень хочется её шлифануть ещё  и ещё раз, чтобы она была безукоризненна.

«АиФ»: — А мысль заработать две медали на Играх в Лондоне как сказывалась?

Н.И.: — На самом деле этот негласный план очень давил.  Все говорили, вы должны на сто процентов принести два первых места. Но спорт есть спорт, потому что в нём может быть всякое. Хотелось абстрагироваться и не думать о «золоте».

Если мысли сосредоточены только на медали, можно настолько перегореть, что не пойдёт программа — и пиши пропало…

«АиФ»: — Программу вы  делаете исключительно на автомате. И никакой импровизации быть не может?

Н.И.: — В соло определённая импровизация допустима. В дуэте и группе надо всё делать исключительно по отработанному плану, но не на автомате. Каждый элемент и движение должно быть продумано. Если ты делаешь что-то на автомате, то полезут твои «любимые» ошибки, которые возникали на тренировках.

Наталья Ищенко. Фото: Reuters

«АиФ»: — Бассейн ночью  перед Играми не снился? Не ловили себя на мысли, что вас довели до такой степени автоматизма, что вы стали в определённом смысле биороботом?

Н.И.: — На самом деле бывает такое состояние перед чемпионатами, и это показатель того, что нервная система перегружена. Идёт постоянная борьба с нервами. Кто справится с ними, тот и победит.

«АиФ»: — Как бороться с таким состоянием?

Н.И.: — Надо полностью сконцентрироваться на программе и думать только о том, что тебе надо делать, и не отпускать свои мысли в сторону.

«АиФ»: — Иногда смотришь на выступление других команд и видишь: определённые элементы, комбинации выполняются просто под копирку и без стеснения украдены у нашей сборной. Такой плагиат наказуем?

Н.И.: — В нашем виде нет такого, чтобы элементам и связкам присваивали какие-то имена и знаки качества. Поэтому никаких наказаний для скопировавших наши программы команд не предусмотрены. Мы лидеры в синхронном плавании, и другие команды хотят приблизиться к нам, именно этот факт не позволяет нам расслабляться, и мы вынуждены создавать новые, ещё более сложные программы.  А подавать в суд на таких воришек мы не намерены.

«АиФ»: — У вас рост 177 см и вес 50 кг. Многие девушки хотели бы иметь такие пропорции… Что бы вы им посоветовали?

Н.И.: — Вообще-то, у меня вес 55 килограммов и я не знаю, почему  его везде занижают. Здоровое питание у человека должно войти в привычку. Но если учесть, сколько мы проводим времени в, скажем так, достаточно агрессивной среде — воде, то ясно, что после таких  нагрузок и энергозатрат нам можно есть буквально всё, организм примет и нужное для него усвоит. Я лично очень люблю молочный шоколад и ем его постоянно. В нём есть гормон счастья, и он явно улучшает мне настроение.

«АиФ»: — На Олимпиаду вся команда поехала только в августе. Не жалко было пропускать открытие Игр?

Н.И.: — Совершенно не обидно. Открытие  могло отнять много времени и сил. И нам лететь в Лондон за такой большой промежуток времени совершенно не выгодно. Столько времени, сколько нам дают здесь на базе, в Англии нам никто бы не дал. И видите, как мы у себя дома лишнюю недельку потренировались – и золота намыли по плану (смеётся)…

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*