Наташа, ты гонишь!

.

Наташа, ты гонишь!

 Наталья Фрейдина — единственная женщина-пилот из России, участвующая в гоночной серии Formula JK Racing Asia Series. Глядя на эту красивую женщину, как-то не поворачивается язык сказать, что вождение — не женское дело.

«АиФ»:- Наташа, ты восемь лет живёшь в Швейцарии, катаешься в Азии. Часто ли удаётся бывать в России?

Н.Ф.:- В качестве хобби я занялась ещё и дрифтом (автоспорт с заносами). Это молодой, эмоциональный и зрелищный вид автоспорта — дым из-под колёс, машины едут боком. Я готовлюсь здесь к соревнованиям, поэтому довольно часто бываю в Москве.

«АиФ»:- Для того чтобы осваивать элементы дрифта, достаточно выехать на московские улицы?

Н.Ф.:- Это точно, московские улицы в зимнее время — лучшие трассы для тренировок! В этом виде гонок ты все повороты проходишь по определённой траектории на управляемом заносе.

«Вожу с 13 лет»

«АиФ»:- С чего началось твоё увлечение гонками?

Н.Ф.:- Когда в 13 лет папа посадил меня за руль «пятёрки» «Жигулей», для меня вождение стало любимым видом отдыха. Кто-то выезжает на природу, кто-то занимается теннисом или фитнесом. А мы собирались большой компанией и гоняли по улицам Москвы. А когда я уехала в Швейцарию, стала заниматься этим профессионально. Там авто­спорт гораздо доступнее, чем в России. Заниматься им может себе позволить каждый, независимо от статуса и финансовых возможностей.

«АиФ»:- Первое твоё профессиональное соревнование?

Н.Ф.:- В прошлом году в Куала-Лумпуре в формульном классе. До этого я ездила только во Франции в картинге и как любитель в ралли.

«АиФ»:- Российская и европейская культуры вождения сильно отличаются?

Н.Ф.:- Конечно, как и сами люди. Когда ты видишь, как водят в России, с одной стороны, это вызывает возмущение, с другой — восхищение.

«АиФ»:- Чем восхищаешься?

Н.Ф.:- Умением быстро принять решение в неординарной обстановке. Если возникла какая-то непредвиденная ситуация на дороге, русский человек с минимальными нарушениями быстро находит решение в отличие от европейца, который встанет и будет стоять, создавая пробку. В Европе если есть две полосы движения, то никто не попробует встать поплотнее и сделать три полосы, как это часто происходит в России. Там, если автомобиль медленно едет в крайнем левом ряду, следующие за ним машины будут также плестись, никто не будет мигать дальним светом, сигналить или обгонять справа. Поэтому в Европе сразу видно русских за рулём.

«АиФ»:- Большие деньги нужны, чтобы заниматься этим видом спорта?

Н.Ф.:- Если ставится такая высокая цель, как «Формула-1», то речь идёт о нескольких миллионах долларов. Серия JK, в которой участвую я, не очень дорогая, основные расходы идут на перелёты, проживание и тесты. Но порядка 800 тыс. долл. в год иметь нужно.

«АиФ»:- И кто же тебе помогает, супруг?

Н.Ф.:- К сожалению, у супруга нет такой возможности. Он не олигарх, а менеджер в торговой компании. Он мне помогает только морально. А деньгами — частные спонсоры, друзья. В основном это наши русские ребята, которые работают в представительствах российских нефтегазовых компаний за рубежом.

«АиФ»:- А твой болид сколько стоит?

Н.Ф.:- Порядка 150 тысяч долларов.

«АиФ»:- И чем твоя машина отличается от тех, на которых ездят в «Формуле-1»?

Н.Ф.:- В нашей серии все машины одинаковые — «БМВ». В отличие от «Формулы-1» в наших болидах нет такого количества настроек, максимум, что там можно сделать, — изменить давление в колёсах и угол атаки антикрыла. Все младшие формульные серии отличаются тем, что не дают возможности использовать ресурс машины, а заставляют пилотов проявлять своё мастерство. Чем выше серия, тем больше настроек в машине. Когда ты доходишь до «Формулы-1», там их уже под 250.

«АиФ»:- Экстрим, нагрузки разве не убивают женственность?

Н.Ф.:- Наоборот. При нашей жизни всё тяжелее проявлять женст­венность. Много раздражающих факторов, поэтому, вместо того чтобы быть дома с мужем и детьми белой и пушистой, женщина часто сливает на своих близких негативные эмоции, полученные на работе, в магазине, за рулём. А когда все эти эмоции ты выплёскиваешь на гонках и тебе нечего сливать, ты, наоборот, приходишь домой ласковой кошечкой (смеётся).

Разгонялась до 400 км/ч

«АиФ»:- Садясь за руль машины, ты по-прежнему напеваешь песню «Он сказал: «Поехали». И взмахнул рукой…»?

Н.Ф.:- Да, у меня такая традиция. Мне нравится история жизни Гагарина, который всю жизнь мечтал летать. Жаль, что он так трагически погиб. Хотя, наверно, это мечта каждого гонщика — погибнуть за рулём.

«АиФ»:- А какая максимальная скорость, которую тебе приходилось развивать?

Н.Ф.:- Около 400 км/ч. Это было на трассе в Италии, я просто взяла на тест-драйв «Феррари» и гоняла. Увы, болид, на котором я езжу, позволяет разогнаться только до 230 км.

«АиФ»:- Преследовала ли тебя когда-нибудь полиция за превышение скорости?

Н.Ф.:- Нет. А может быть, я просто не замечала, что меня кто-то преследует (смеётся). Был неприятный эпизод, когда, возвращаясь с дачи в Подмосковье, я немного нарушила и у меня отобрали права. Было так обидно, что это случилось за два дня до Moscow City Rasing, где я тоже участвовала. Я гаишников просила: «Не забирайте права, приходите лучше посмотреть, как я буду на болиде вокруг Кремля ездить». Но они мне не поверили. «Придумала бы чего-нибудь поумнее», — сказал один из них.

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*