Не надо бояться богатых

.

Не надо бояться богатыхЛюдей не бережём

- Наша жизнь за последние 15-20 лет действительно сильно изменилась, — говорит актёр.

- Да, мы живём лучше наших дедушек и бабушек. Но у нас не получается идти семимильными шагами в ногу со всем остальным миром. Демократизация общества происходит больше на словах, чем на деле. Многое декларируется властью, но мало что делается. Когда произошла рокировка между Медведевым и Путиным, я верил в то, что это такой ход, чтобы удвоить силы и скорость, а получилось, что мы с этого момента сели на какой-то якорь. Я не устаю повторять цитату Жванецкого: «Главное богатство нашей страны — это люди. У нас их много, поэтому мы их не бережём». В обществе, как в пробирке во время химической реакции, накопилась избыточная масса — и попёрло.

- Но, согласитесь, большинст­во ваших коллег в политике — дилетанты?

- Неважно, к какой профессии люди принадлежат. Если они выходят на митинги, значит, они просто граждане своей страны. Люди искусства приходят в политику потому, что не могут сидеть сложа руки и хотят свою гражданскую позицию донести до тех, кто им доверяет. Не надо быть специалистом и сильно разбираться в политике. Мы все очень хорошо разбираемся в той жизни, которой живём.

[articles:49259,48067]

- На проспекте Сахарова во время митинга вы были рядом с Михаилом Прохоровым. Когда его спросили: «Где ваша охрана?» — он указал на вас. Понимаю, что это шутка. Но всё-таки, какую роль вы играете при нём?

- Мы многолетние друзья. Не государство и не Министерство культуры помогло нам, в частности, сделать фильм «Стиляги». Именно Прохоров дал старт этому проекту, когда все только крутили пальцем у виска: мюзикл в России? Кому это нужно? И таких примеров масса. Как человек амбициозный и привыкший побеждать, он понял, что одно из больших дел, которыми ему хочется заниматься, — руководить страной. Если у него получилось вывести из кризиса гигантское предприятие («Норильский никель»), то почему бы не попробовать наладить жизнь в стране. На мой взгляд, у нас во власти мало профессионалов. Нужно сделать так, чтобы на каждом направлении работали профессионалы, а не люди, которых назначили и они были вынуждены переучиваться. Я уверен, что он и с коррупцией разберётся. У нас что, много людей за коррупцию сидит? По большому счёту — никто. Мы не обижены талантом, которым пользуется весь мир, кроме нас самих. И не потому, что эти люди не любят Россию и уезжают. А потому, что не могут здесь реализоваться. Поэтому надо вернуть эти таланты.

«Мы откинуты на 100 лет назад»

- Почему у нас в стране не очень жалуют людей успешных и богатых?

- Не любят богатых потому, что сами бедные. Если человек с деньгами хочет посвятить жизнь тому, чтобы и другие стали жить лучше, это нужно только приветствовать. У нас в 1917 году у богатых всё отняли и разделили между бедными. И что это дало России? Мы откинуты на 100 лет назад. Так что не надо бояться богатых.

- Чтобы поменять страну, мне кажется, нужно, чтобы люди изменились, а то у большинства наших граждан такое средневековье в головах.

- Вот поэтому я и мечтаю, чтобы Венецианский фестиваль в этом году открылся нашей с Германом картиной «Трудно быть Богом». Потому что фильм как раз про это. Для людей, умеющих ассоциировать и понимать, что было много веков назад. На самом деле изменились только средства доставки информации и способы нашего передвижения, а суть человеческая мало изменилась.
 

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*